Русская поэзия | Человек и природа

 
Человек и природа
«Сосны»   Ярослав  ЗЯБЛОВ
Цикл стихов «Человек и природа» поднимает важную философскую проблему: человек и мир его земных деяний, радостей, страстей, его любовь и ненависть, его верность Родине, его жизнь и смерть. Человек и природа тесно взаимосвязаны. Между ними важно согласие, понимание, любовь. «Мне родными были лес и звери, я была им младшею сестрой». Человек учится различать голоса зверей, травы, деревьев. «Нет посудины – скину рубаху, насобираю кислицы в неё. И с ладони темноглазую птаху покормлю и спрошу про житьё». Раненый чибис укрылся у ног человека, тот приветил маленькую птаху, и она отплатила за это такой любовью, которая удивительно как умещалась в его хрупком тельце. Сочувствие, любовь, доброта к окружающему миру должны сопутствовать человеку всю жизнь. «Всё же нужней одинокому вязу, чтобы по-братски я обнял его», «Я зачем-то жалею жука с переломанным крылышком чёрным… и так важно ещё для меня, чтоб и дочка его пожалела». Природа даёт человеку всё для удовлетворения его потребностей: пищу, воду, воздух… Но не только. Она пробуждает в человеке чувство прекрасного, Божественного. «Когда душа твоя соприкоснётся с душой ручья, рассвета иль цветка, в ней что-то необычное проснётся… страх перед небесами, вечностью». Природа – лучшая из консерваторий: «Дождик шепчет, ветер колобродит, гром гремит, ревмя ревёт волна… музыка живёт в самой природе, потому и вечная она». Природа исцеляет человека, восстанавливает его душевные силы. Кода человеку плохо, ему хочется прижаться к травинке, просить исцеления у поля, рябинки. В отношениях человека с природой всегда надо помнить, что «в жизни этой будешь вечным должником». А часто эти отношения чисто потребительские: «Она теперь уже не дочь Творца: так люди изуродовали Землю, что Бог её не узнаёт лица», «Мать-природа… Поруганный труп… Боже, лучше не видеть мне бы, как насилуют тысячи труб воду, землю, леса и небо!» Не месте лесов – вырубки. «Больно» – кричат деревья, но человек не слышит их. И когда-нибудь мать-земля взыщет за всё. «Горят леса. Дурит погода. От многих рек пропал и след». Или наоборот – половодье. «Это даже не потоп, это ненависть святая». И ещё одно, очень важное. «Охранять природу – значит охранять Родину» – так писал Михаил Пришвин. «Мне бы Родину мою разглядеть в дали осенней, и припасть к её ручью, и в слезах просить прощенья». Внимание, забота и уважение к законам природы могут привести к гармоничному существованию человека на этой земле.
СОДЕРЖАНИЕ
"Каждому своё земное небо..."   Борис  Примеров
Молитва   Вениамин  Блаженный
"На земле не этой, а моей..."   Людмила  Шикина
"Лютики. Ромашки. Колокольчики"   Ольга  Фокина
"Господи, пусти меня к реке..."   Владимир  Максимов
"Лес мой зелёный..."   Виктор  Дронников
Журавли   Виктор  Гаврилин
"Где-то вдали или в юности где-то..."   Евгений  Курдаков
"А у нас на Алтае кислица..."   Леонид  Мерзликин
"Засыпать под шумы крон"   Любовь  Сирота
Черёмуха   Николай  Рачков
"Когда душа твоя соприкоснётся..."   Сергей  Васильев
Возвращение   Виталий  Волобуев
"Есть тот, кто ничего не понимает..."   Вениамин  Блаженный
Вечер   Виктор  Брюховецкий
Одинокое дерево   Валентин  Устинов
"…И против теченья тугого..."   Александр  Нестругин
"Вода, осока, поплавок"   Дмитрий  Морозов
Ласточки   Николай  Рачков
Малиновый журавль   Василий  Завьялов
"Ни звезды, ни ясна месяца..."   Сергей  Чухин
"Городская ласточка – воронок..."   Евгений  Семичев
"Исцели меня, родное поле"   Евгений  Юшин
Лесной ручей   Владислав  Артёмов
Реченька   Валерий  Вьюхин
"Река работала..."   Виктор  Коротаев
Байкал   Владимир  Скиф
"Чиркнет спичкой мышь летучая..."   Александр  Нестругин
"Дождик шепчет, ветер колобродит..."   Виктор  Кирюшин
"Лепечет дождь..."   Сергей  Чухин
Русский лес   Виктор  Дронников
Божье стадо   Александр  Плитченко
"Шумная и шёлковая летом..."   Юрий  Орябинский
Мои снега   Геннадий  Островский
"Ну вот и дожди подоспели большие..."   Евгений  Чепурных
Незабудки   Светлана  Кузнецова
"В объятьях неба нет желанья власти..."   Светлана  Кекова
"Зыбкая прозелень озими..."   Лев  Котюков
"Пока меж нами длилась драма..."   Евгений  Чепурных
"Откуда странные созвучья..."   Николай  Рачков
"Осталось мне, наверное, немного"   Валерий  Хатюшин
"Солнце никак не продышит тумана"   Евгений  Юшин
Половодье   Михаил  Анищенко
"Холодный воздух – хрупкая слюда..."   Алексей  Шадринов
"Я пришёл в этот мир..."   Михаил  Сопин
"Это ж надо – столько раз..."   Виктор  Осколков
"Становлюсь я всё проще и проще..."   Виктор  Боков
Чибис   Константин  Скворцов
Встреча   Виктор  Дронников
Ты прости меня, кот…   Юрий  Воротнин
"Январский суетный снежок..."   Алексей  Ахматов
"Всё приемля кротко, я б хотел..."   Пётр  Катин
"Бабочка белая! Бабочка белая!"   Николай  Тряпкин
"Ты прости за всё, моя река…"   Владимир  Максимов
Русское лето   Владимир  Шуваев
"К ручью клонилась ивушка..."   Леонид  Мерзликин
Калина   Виктор  Брюховецкий
"Ночь. Одиночество. Всплески сазаньи…"   Александр  Нестругин
"Кедровник начисто срубили..."   Михаил  Андреев
"Я свой в лесу. Извилистые тропы..."   Дмитрий  Фролов
Сохатый   Павел  Булгаков
"Спутанные никнут корневища..."   Виктор  Кирюшин
"Поведали вещие сны..."   Светлана  Кузнецова
Марийский певец   Светлана  Сырнева
"– Больно!"   Николай  Колычев
Суслик   Виктор  Брюховецкий
Мальчики играли в бога...   Владимир  Плющиков
"Вмещавшая голубизну и зелень..."   Виктор  Смирнов
Конец века   Лев  Щеглов
"Будут ли тому причиной войны..."   Евгений  Лукин
"Горят леса. Дурит погода"   Иван  Рыжиков
На земле, где кончается всё   Николай  Колычев
"Пока что над лесом..."   Иван  Рыжиков
"Нет стихов хороших"   Валерий  Дударев
Кинофрагмент с падающей лошадью   Виктор  Гаврилин
"Многим не хватает понимания..."   Илья  Плохих
Лесник   Вячеслав  Динека
"Заговорившись, за окраину..."   Виталий  Калашников
"Когда с фонариком рыбачишь..."   Юрий  Казарин
Детство на Оке   Андрей  Коровин
"Эта жизнь и горька, и жалка..."   Александр  Нестругин
Живое   Николай  Дмитриев
"Уткнётся лошадь..."   Игорь  Тюленев
Ласточки   Николай  Александров
"Машет бог рукой от палисада..."   Геннадий  Русаков
"Ну что, бедолага застрешный..."   Евгений  Семичев
"И сердцу в радость, и душе в угоду..."   Евгений  Юшин
"Осень реку покрыла своим стрекозиным крылом..."   Виталий  Калашников
"Протекает жизнь сквозь сердечный клапан..."   Светлана  Кекова
Граница   Виктор  Дронников
"Я постою ещё, я сердце успокою..."   Геннадий  Фролов
"Река и тихий вечер летний"   Николай  Зиновьев
"И вылетит из лесу птица..."   Владимир  Башунов
"Я стою на краю Океана..."   Михаил  Тарковский
"Лето. Утро. Небо. Солнце"   Николай  Зиновьев
"Месяц плывёт молодой..."   Евгений  Семичев
"Пускай жучок живёт на свете..."   Владимир  Скиф
"Когда никуда не спешишь..."   Валерий  Хатюшин
"Мне столько в жизни выпало любви!"   Виктор  Кирюшин
"Всходит земля, как пшеничное тесто..."   Александр  Макаров
Говорят...   Геннадий  Иванов
"Кот рыжий не встречался вам?"   Мария  Четверикова
"На помойке с утра ветерок..."   Игорь  Алексеев
Посмертный монолог кота Куни   Нонна  Слепакова
"Собака бежала по жёсткому снегу..."   Евгений  Юшин
"Янтарная смола. Сосновое полено..."   Владимир  Костров

* * *

 
Каждому своё земное небо
С розовой избушкой соловья,
Кроме золотой краюхи хлеба
И ручного верного ручья,
Чтобы слушать, как желтеют травы,
В каждую травиночку войдя
Бесконечной зыбкой и усталой
Маленькою каплею дождя.


Борис  Примеров
1938–1995



Молитва

-

За то, что я любил лишь ветер Божий

И в поле бесприютную грозу,

За то, что спал, свернувшись под рогожей,

Гасил ресницей влажную слезу;

За то, что я вставал по зову птицы,

А не кукушки хриплой на стене,

Что, как мальчишка, верил в небылицы,

В Есенина на розовом коне;

За то, что я дружил не понаслышке,

А так, как заповедал добрый Бог,

С косматым мишкой и косым зайчишкой

(А я и сам умишком-то убог);

За то, что, как пичужку под рубахой,

Я отогрел бы землю от обид,

А там и сам затрепетал бы птахой,

Круженьем захлебнувшись голубым;

За всё, за всё – верни меня на землю...

...Пускай, как встарь, блаженствует душа,

Хранимая благоговейной сенью,

В соседстве сорняка и мураша...

Минск

Вениамин  Блаженный
1921 - 1999



  * * *

На земле не этой, а моей,
Что была раздольнее и выше,
Я училась различать и слышать
Голоса деревьев и зверей.

Это было будто не со мной,
Я не знала страха и неверья.
Мне родными были лес и звери.
Я была им младшею сестрой.

В уголке медвежьем по весне,
Где малинник распускает листья,
На меня глаза смотрели лисьи
И волчонок подходил ко мне.

Крошки хлеба слизывал с руки
И спокойно ковылял куда-то,
И была я сказочно богата –
Всё моё: от леса до реки.

Всё моё: от неба до полей,
До избы с соломенною крышей…
Дал мне Бог увидеть и услышать
Плач и песни матери моей.

…Это было будто не со мной,
На земле не этой, а повыше,
Где холмы в цветущей дикой вишне
Розовели раннею весной.

Москва

Людмила  Шикина



     * * *

Лютики. Ромашки. Колокольчики.

Роскошь нетревоженной травы.

Босиком ходи – озноб игольчатый

Вдоль по телу, с ног до головы!

Босиком ходи! Не подпоясывай

Сарафан – весёлый размахай.

На приплёсе солнечном приплясывай,

На косьбе румянцем полыхай!

В поле в белый ополдень из полного

Из ведра, попив, ополоснись,

В знойную, струящуюся волнами

Ширь, и даль, и высь – распространись.

И подхватят тело невесомое

Два могучих, трепетных крыла,

И поднимут в небо бирюзовое,

Где когда-то ты уже была:

Может быть, ещё и до рождения,

Может, во младенчестве ещё

Допускал тебя в свои владения

Кто-то всемогущий и большой.

И блаженств земных моря и россыпи

Ты увидишь сверху...

                                   Мир – не пуст!

И в восторге ты воскликнешь: Господи!

И – спасибо! – выдохнешь из уст.

Вологда

Ольга  Фокина



* * *

Господи,

Пусти меня к реке,

Где стрекозы дремлют на осоке,

Где вода пульсирует в протоке

День и ночь, как жилка на виске…

Господи,

Дозволь побыть в лесу,

Где берёза, подступив к оврагу,

Драгоценной раковиной чагу

Терпеливо держит на весу…

И тогда я –

Господи, прости…

Ягод принесу тебе в горсти…


Владимир  Максимов



  * * *

Лес мой зелёный,

Укрой меня, беглого,

Я не убил никого.

Дай постоять мне

У дерева белого

Тающей тенью его.

-

Вот и стою в тишине

По колено,

Вот я и таю в тиши.

Будто бы вышел

Из долгого плена,

Будто бы камень с души.

-

В заводях дышит вода,

Как живая,

Воздух целуют во сне

Соловьи.

Каждое дерево,

Травка любая –

Чуткие нервы мои.

Орёл

Виктор  Дронников
1940 - 2008



ЖУРАВЛИ

-

В непросохшем лесу, где берёзы в соку, и где почки

по-спиртному запахли, и прелью разит от земли,

вразнобой где-то глухо бренчат бубенцы на цепочке.

Ты лицо запрокинь – это просто летят журавли.

-

Что ты вздрогнешь, душа? Что ты, грустная, вслушавшись в клёкот,

что за радость расслышишь, какую отрадную весть?

Словно это к тебе, словно это они не пролётом,

и на ближней поляне сейчас собираются сесть.

-

А они пролетят – тонкой нитью, сквозной паутиной –

пролетят, как приснятся, высоким небесным путём,

и рванётся рука на стихающий крик журавлиный...

...Ожидаем, и любим, и в вечной разлуке живём.

г. Солнечногорск
Московская область

Виктор  Гаврилин
1948 - 2009



      * * *

Где-то вдали или в юности где-то,

Там, где живая томится душа,

Иволга тихо окликнула лето,

Май встрепенулся, дождями шурша.

Где это, что это, как не забылось?

Как удалось, затаившись, сберечь

Этих дождей моросящую сырость,

Этой реки хлопотливую речь?

Как удалось не утратить надежду,

Вновь и навеки вернуться душой

К дальней тропе, пробредающей между

Явью и нами в пыли золотой?

К миру, где дождь шелестит, пролетая,

Вереск цветёт и в тумане речном

В дальней дали, не смолкая, взывая,

Иволга тихо свистит о былом.

Великий Новгород

Евгений  Курдаков
1940 - 2002



* * *

А у нас на Алтае кислица,

Ох, и кислая! Просто беда.

Тропка, тропка. Следы от копытца,

А в следах голубая вода.

-

Нет посудины – скину рубаху,

Насбираю кислицы в неё

И с ладош тёмноглазую птаху

Покормлю и спрошу про житьё.

-

Ты в ладоши мне села сама ведь,

Так чего же ты, птаха, молчишь?

Где ты пёрышко бросишь на память?

За какое ты море летишь?

-

Погляди – уж пора листопада

В нашем тихом заречном краю!

Ничего от тебя мне не надо,

Только выполни просьбу мою:

-

Воротись, когда вешняя птица

На гнездовья слетится сюда.

Тропка, тропка. Следы от копытца,

А в следах голубая вода.

Барнаул

Леонид  Мерзликин
1935 - 1995



* * *

Засыпать под шумы крон.

Просыпаться с первым светом.

Ощущать, что долгим летом

Окружён со всех сторон.

-

Падать в мягкую траву.

Удивляться, как бесстрашно

Деловитая букашка

Семенит по рукаву.

-

Услыхать, как вразнобой,

Незлобиво и певуче

Вдруг посыплется из тучи

Дождик, тёплый и слепой.

-

Рвать намокшие плоды,

Мять губами осторожно.

Сознавать себя надёжно

Защищённым от беды.

-

И, доверчиво виском

Прислонясь к коре нагретой,

Понимать, что в жизни этой

Будешь вечным должником.

Киев

Любовь  Сирота



Черёмуха

-

Вот стоит крестьянка статью,

Как невеста – чуть жива.

Плещут сверху вниз по платью

Кружева и кружева.

-

Рядышком родник студёный,

Потерявший свой покой,

Словно юноша влюблённый,

Чистый, ласковый такой.

-

«Нет черёмухи милее

Ни вблизи и ни вдали», –

Ей поют, на солнце млея,

Золотистые шмели. 

-

Соловьи напропалую

Громко славят: ах, светла!

Подойду

             и поцелую –

Я ведь тоже из села.

г. Тосно
Ленинградская область

Николай  Рачков



* * * 

Когда душа твоя соприкоснётся

С душой ручья, рассвета иль цветка,

В ней что-то необычное проснётся,

В чужие уходящие века.

-

И, ощущая страх пред небесами

И пред природой распростёршись ниц,

Ты поглядишь на этот мир глазами

Ползучих тварей и библейских птиц.

-

И вдруг, любуясь тем, как коромысла

Листают вечность крылышками, ты

Поймёшь, что в жизни нет иного смысла, 

Чем просто жить без всякой суеты.

г. Волгоград

Сергей  Васильев
1957–2016



ВОЗВРАЩЕНИЕ

-

Пить из речки сгущённое небо,

Отгоняя от губ облака,

Я счастливым таким ещё не был,

Столько не пил ещё молока.

Я теперь наслаждаюсь раздольем,

Позабыв про немилый пейзаж.

Здравствуй, поле, родимое поле,

Моего одиночества страж.

Надышаться теперь, пробежаться

По пьянящему морю травы,

И упасть, и к травинке прижаться,

И не стряхивать пух с головы.

Будет небо изнеженно-синим,

Будто век не видало грозы,

И на пятки мои на босые,

Прилетят две больших стрекозы.

Белгород

Виталий  Волобуев



      * * *

Есть тот, кто ничего не понимает  

Ребёнок или зверь,  и только он

Вселенную душою обнимает,

И только он свободен и умён.

-

Его не мучит грешное соседство

Двусмысленных поборников ума.

Он бродит по тропе, где только детство,

Где детства золотая кутерьма.

-

И если есть у зверя ум, так это

Союз природы с детскою душой.

В нём что-то от небрежности поэта.

В нём что-то от повадки нагишом.

-

И если есть у зверя размышленье

Оно не обвиненье никому,

А маленькое светопреставленье,

Роенье снов, приснившихся ему...

-

И потому его минуют боли,

Что он с землёй и травами знаком

И лижет хвост  и шествует на воле

И лижет мир шершавым языком...

Минск

Вениамин  Блаженный
1921 - 1999



ВЕЧЕР

 
Сидела собака.
Собака смотрела,
Как плавились окна и небо горело.
Закат полыхал, и, объятая жаром,
Земля отдыхала, и зной в ковылях
Едва шевелился, и пахло нектаром,
И птицы галдели в густых тополях.
Галдели… Шумели… Их песня глухая
Кружилась в листве и, росой набухая,
Текла по стволам, меж корней, по дорожке.
Бахча зеленела, блестела корой,
И месяц весёлый, курчавые рожки
В кольцо загибая, висел над горой.
Висел над горою,
За всем наблюдая,
И думал: какая Земля молодая!
Он думал – пшеничное поле какое,
Какая деревня, простор-то какой,
Какие стоят тополя за рекою,
Какая река и закат над рекой!
Какая собака!
Не воет, не лает,
И в небо глядит, словно всё понимает.

пос. Кузьмолово
Ленинградская область

Виктор  Брюховецкий



ОДИНОКОЕ ДЕРЕВО 

-

Одинокое дерево во поле белом

проступало сквозь сизую тьму.

Одинокое дерево во поле пело

ни себе, ни зиме – никому. 

-

Одинокое дерево маялось в поле

и однажды пропало в ночи.

С той поры – онемев от несказанной боли –

одинокое поле молчит.

Москва

Валентин  Устинов
1938 – 2015



 * * *

…И против теченья тугого –

Порывистый выплеск весла!

И вот уже заводь кугово,

Доверчиво чёлн обняла.

-

Качается неба громада,

И с поздней звездою рядком

Морщит мирозданье привада

Пшеничным глухим шепотком.

-

Мальчишка сутулится зябко,

Коленки ладошками трёт,

Но снасть оправляет – «как папка»,

Как тёртый, бывалый народ.

-

И снится далёким потомкам

И он, и челнок, и река.

И вечности отблеск на тонком,

Продрогшем пере поплавка.

с. Петропавловка
Воронежская область

Александр  Нестругин



* * *

Вода, осока, поплавок.

Два окуня в садке,

И тишина, и никого

Не видно на реке.

-

Крадётся пасмурный рассвет

В полосках камыша,

И можно просто так сидеть

И думать не спеша

-

О бледном небе в облаках,

О ветре, о волне,

О покосившихся крестах

За речкой на холме,

-

О том, как вечная вода

Смыкает вечный круг,

О страшном слове «никогда»

И странном слове «вдруг»,

-

О том, что выше всяких слов,

Как счастье, как печаль, –

Река меж топких берегов

И пасмурная даль.


Дмитрий  Морозов



ЛАСТОЧКИ

-

Кто это буквами резкими

Вычертил синий листок?

Это над перелесками

Ласточки учат урок.

-

Крылья… Забытая клинопись…

Может быть, кто-то прочтёт?

Вот они стайкою ринулись

Вновь в реактивный полёт.

-

Белое… Чёрное… Синее…

В этом крутом вираже

Что-то необъяснимое,

То, что не вспомнить уже…

г. Тосно
Ленинградская область

Николай  Рачков



Малиновый журавль 

-

Четвёртый день по вечерам

Над засыпающей долиною,

В лучах заката весь малиновый,

Тревожно носится журавль.

И плачет, и зовёт, и сетует,

Над сонной мечется водой,

Как чьё-то сердце, вдруг задетое

Непоправимою бедой.

Бедой, никем не разделённою.

Лишь вторит где-то вдалеке

Глухой тайги тоска зелёная

Его малиновой тоске.

И мне утешить птицу хочется,

Пригреть, как малого птенца.

Его мужское одиночество

Я разделяю до конца.

г. Кузнецк
Пензенская область

Василий  Завьялов
1931 - 1999



* * *

Ни звезды, ни ясна месяца –

Костерок горит в ночи,

И бесшумно тени мечутся,

Как огромные сычи.

-

Слышно – рядом речка токает,

Ходит перепел в овсе,

Лошадь спутанная топает

Да катается в росе.

-

Ни проезжего, ни пешего –

Тишина и благодать!

Никакого больше лешего

Не желаю пожелать –

-

Ни звезды, ни ясна месяца...

Мне теплее на земле,

Если тени тихо мечутся,

Костерок горит во мгле.

Вологда

Сергей  Чухин
1945 - 1985



* * *

Марине Ганичевой

Городская ласточка – воронок

Поутру срывается с каланчи.

К полотну небесному, как челнок,

Пришивает солнечные лучи.

-

О, моя божественная швея!

Без тебя бы мир стал уныло сер.

Льётся песня ласковая твоя

Ручейком жемчужным с небесных сфер.

-

На лету подхватишь ты Божью нить

(В вышиванье золотом знаешь толк),

Чтобы этой нитью соединить

Грубый холст земной и небесный шёлк.

-

Помогаешь Матери Божьей ты

Плащаницу Господу Сыну шить.

Без тебя весной небеса пусты,

А с тобою солнечно в мире жить.

-

Без тебя я был бы – рогожный тать,

Наломал для ада немало дров.

А с тобой – небесная благодать,

Богородицы золотой покров.

-

Вышиваешь Господу ты венок.

Яснокрылым ангелам ты родня.

Городская ласточка – воронок,

От небесных дел не отринь меня!

г. Новокуйбышевск
Самарская область

Евгений  Семичев



* * *

Исцели меня, родное поле.

До слезы мне ветер душу жжёт –

Словно я чужою ношей болен,

Словно сердце правдой не живёт.

-

От того и бьётся учащённо

В стылой аритмии площадей,

Что грустит по липовому звону

И ржаному ржанию коней.

-

Исцели, родимая дорога,

От пустых печалей исцели.

Мимо неба, кладбища и стога

Пусть летят родные журавли.

-

Плачут пусть, отмаливая души.

Ну а мы, привыкшие к земле,

Будем их и провожать, и слушать,

Божью высь увидев на крыле.

-

Вот он, рай: равнина да берёза,

В перстнях роз туманная трава,

Щуки плещут у речных откосов

И скрипит над бором синева.

-

Исцели меня, моя рябина.

Не навеки сердцу светит май.

Только от печали журавлиной

Исцеленья мне не посылай. 

-

И ещё – в присвистах перепёлок,

В тёплых струях сена на лугах –

Путь земной красив, как летний всполох

На молочных звёздных берегах. 

Москва

Евгений  Юшин



ЛЕСНОЙ РУЧЕЙ

Душа внезапным светом озарится,
Но день осенний мигом догорит.
Что не успел – о том досвищет птица,
Лес дошумит, ручей договорит.

Вся грусть моя здесь ничего не значит,
И никому нет дела до того,
Что над ручьём чудак какой-то плачет
О том, что счастья нету у него.

Знакомо всем, что сладость есть в обидах,
Ну кто хоть раз себя не пожалел?
Я знаю жизнь, она проста, как выдох.
Дышал и я, но мир не обогрел.

Я обниму холодную берёзу,
Взгляну на мир и снова удивлюсь,
Что так светло сияет он сквозь слёзы,
Пой, птица, пой... Сейчас я улыбнусь.

Я равновесья в мире не нарушу,
Что даром взял, то даром отдаю,
Я на три части разрываю душу –
Вот птице, вот берёзе, вот ручью...

Москва

Владислав  Артёмов



РЕЧЕНЬКА

-

Катится прохладная водица,

Золотым обсыпана песком,

Словно подпоясана землица

Голубым с отливом пояском.

Не тиха, но в меру говорлива

И в теченье вольном не узка,

Нравом и обличием красива

Небольшая русская река. 

Этот путь извилистый и древний

Прорубила шумная вода,

Чтоб всегда прибрежные деревни

Плыли в ней неведомо куда.

Чтоб в воде размашисто и гордо

Летние сияли облака,

А зверьё невыспавшейся мордой

Тыкалось в их светлые бока.

Чтобы в яблоках седые кони

Табунами шли на водопой,

Чтобы люди тёплые ладони

Наполняли вкусною водой.


Валерий  Вьюхин



* * * 

Река работала,
Как лошадь,
В оглоблях тесных берегов.
Она несла такие ноши,
Что мыло падало с боков.
Косилась охровая осень
На вороную масть воды,
И, как несмазанные оси,
Скрипели грузные плоты.
Река пыхтела от натуги,
Но всё же, гордая судьбой,
Мосты железные,
Как дуги,
Несла высоко над собой.
И плотогоны в кепках пегих,
Со лба стирая пот рукой,
Стояли,
Будто на телеге,
Расставив ноги широко.
Река несла свой жребий стойко
И продолжала трудный путь,
Мечтая в бухте,
Словно в стойле,
Хотя б часок
Передохнуть.

Вологда

Виктор  Коротаев
1939 - 1997



БАЙКАЛ

Незримо времени движенье,
Но осень точит край небес.
И ночи чёрное свеченье
Хоронит под собою лес.

Не движется застылый воздух,
И лишь Байкал, забыв про сны,
Всю ночь процеживает звёзды
Ковшом безмерной глубины.

Засветят слабые накрапы
Зари на ветках ледяных,
Тайга отряхивает лапы
От тяжких сумерек ночных.

И лишь Всевышнему угодный
В веках, во времени сквозном,
Байкал холодный и свободный
Сияет звёздной глубиной.

Иркутск

Владимир  Скиф



  * * *

Чиркнет спичкой мышь летучая –

Красный бакен вспыхнет...

В листьях ясеня над кручею

День небесный стихнет.

-

Побредут деревья по лесу,

Звёзды задевая...

Чем-то острым в спину колется

Темнота – живая!

-

Обернусь – смеётся шёпотом,

Отвернусь – стихает.

Крикну: «Пропади ты пропадом!»

До утра вздыхает...

с. Петропавловка
Воронежская область

Александр  Нестругин



     * * *

Дождик шепчет, ветер колобродит,

Гром гремит, ревмя ревёт волна…

Музыка живёт в самой природе,

Потому и вечная она.

Не нужны ни клавиши, ни струны

Там, где, преломляясь и дробясь,

Из глубин восходят, словно луны,

Робкий лещ, золотобокий язь.

Луг звенит, над синей гладью плёса

Чаек крик захватывает дух.

В мире, где ничто не безголосо,

Как награда абсолютный слух.

Без конца в мажоре ли, в миноре  

Слушать эту музыку могу

В самой лучшей из консерваторий 

На речном покатом берегу. 

Москва

Виктор  Кирюшин



* * *

Лепечет дождь

В открытое окно,

Что прокатилось,

Кончилось веселье

И превратилось

Летнее вино

В ненастное

Осеннее похмелье.

Деревья

С непокрытой головой

В моё окно

Заглядывают снова.

И мир живой,

Верней – полуживой,

Зовёт меня к себе,

Полуживого.

Надену плащ,

И кепку натяну,

И с крохотной

Надеждой на спасенье

Уеду в бор,

И встану под сосну,

Как верующий

Под благословенье.

Да,

В мире все живут своей бедой –

Открытие,

Что сделано не нами.

Лесные раны

Залиты смолой,

Людские раны

Залиты слезами.

И даже здесь,

В протяжной тишине,

Осевшей на брусничники

И хвою,

Деревьев дрожь

Напоминает мне

О ветре

Над моею головою...

Вологда

Сергей  Чухин
1945 - 1985



Русский лес

-

Вот живое царство истин,

О которых не прочесть.

Хорошо мне в птичьем свете,

Здесь не лезут в душу листья,

Потому что совесть есть.

Здесь живёт себе, кто хочет,

Кто кричит, а кто молчит.

Ворон в ельнике клекочет,

Филин по ночам хохочет,

И родник журчит, журчит.

Кто здесь свой, а кто гостящий?

Над ромашкой шмель жужжит,

Муравей хвоину тащит,

Стрекоза глаза таращит,

Воздух сетчато дрожит.

Вот и я на мох прилягу,

Как он мягок и белес.

А на кочках столько ягод...

Ты прости меня, бродягу,

Мой учитель, русский лес.

Буду умным, буду глупым.

Здесь, где ветер не угрюм.

Языком листвы не грубым

С высоко шумящим дубом,

Как с царём, поговорю.

Зашумит он, понимая,

Чем живёт моя душа.

Русский лес – преддверье Рая,

Всё душою обнимая,

Я хожу здесь без ножа.

Что мне надо – только видеть,

Слышать травы и цветы.

Что здесь можно ненавидеть –

Даже мысли нет обидеть

Эти гнёзда красоты.

И такое состоянье –

Словно ты, как лес, большой,

Словно нету расстоянья

(Только Божее сиянье)

Между небом и душой.

Орёл

Виктор  Дронников
1940 - 2008



БОЖЬЕ СТАДО

-

С детского пальца неловко взлететь,

Ползает с тихой сноровкой...

Что они думали, пращуры, ведь

Божьей назвали коровкой!

Где же настолько оно велико –

Малое это созданье,

Что, нагуляв на лугах, молоко

Носит Создателю данью?!

Кто припасает их там к выпасам,

Поит под синею кручей,

Кто по вечерним ведёт небесам

Стадо к деревне за тучей?!

Стрельников Гриша отпел, отсвистал –

Весел, убог и неловок –

Может быть, он в этой области стал

Пастырем Божьих коровок...

Экое дело – коров выгонять!

Знания надо немного:

Только что капельку эту понять

Доброй кормилицей Бога.

Новосибирск

Александр  Плитченко
1943 - 1997



* * *

Шумная и шёлковая летом,

А теперь багровая листва

Перешла на шёпот и на лепет

Загодя, ещё до Покрова.

-

Иль погода тут перемудрила?

Только первый ветер или дождь

Капнет – и своё отговорила.

Дунет – и вовеки не найдёшь.

-

Поневоле подступает жалость,

Что не вечен этот белый свет.

И в природе всё перемешалось.

Отойдя от дедовских примет.

-

По законам их и по заветам

Можно жить, а можно и не жить.   

Да во благо ль отреченье это,

Не придётся ль плакать и тужить?

-

Вот и тяжко мне от мысли грустной.

Что случайный ветер или дождь

Только тронь – и внук уже не русский.

Только дунь – и сроду не найдёшь.

Оренбург

Юрий  Орябинский
1947 - 2004



МОИ СНЕГА

-

И лес

Вздохнёт

Во мгле огромной,

И речка вмёрзнет в берега,

Когда повалят ночью тёмной

Мои последние снега.

И ветер тонкий, колыбельный

Взовьётся в небо на юру

Да белый холм в глуши метельной,

Как путник, вздрогнет на ветру

И в ночь уйдёт... А в чистом поле

Снегам кружиться в темноте,

Своей захлёбываясь волей

Не здесь, а там – на высоте.

Белгород

Геннадий  Островский
1950 - 2005



    * * *

Ну вот и дожди подоспели большие,

В полях догорело жнивьё.

У этого дерева ветви чужие,

А сердце моё.

-

А сердце моё.

А листва облетела,

В земле обретая жильё.

Нельзя говорить: «Не моё это дело».

Ведь сердце моё.

-

Утихла над домом грачей перепалка.

И нынче, не знаю с чего,

Не знаю с чего –

Только дерево жалко

Сильней, чем себя самого.

-

Что делать, родные? Окончена жатва.

Дождёмся весёлого дня.

Что делать, родные?

Мне дерева жалко,

А дереву жалко меня.

Тольятти

Евгений  Чепурных



НЕЗАБУДКИ

-

Сырость возле фанерной будки.

Злая будущность без прикрас...

Не забудьте меня, незабудки,

А уж я не забуду вас.

-

Эту стройку, совсем не нужную,

Разрешённый свыше разбой,

Эту чью-то песню недужную

Над рекой ещё голубой.

-

Эти приступы обезлички

В ожидании перемен

И собаку эту без клички,

Не обласканную никем.

-

Бесконечные прибаутки,

Голубые россыпи глаз...

Не забудьте меня, незабудки,

А уж я не забуду вас.

-

Будет вместо тайги трясина,

Голубая от вас, цветы.

Будет вместо кедра осина

Шелестеть среди пустоты.

-

Будет облако голубое

Ядовитой гибелью плыть

Над полянами в зверобое,

Им отныне чёрными быть.

-

До последней своей побудки

Повторю я ещё не раз:

Не забудьте меня, незабудки,

А уж я не забуду вас...

Москва

Светлана  Кузнецова
1934–1988



* * *

В объятьях неба нет желанья власти:

там ласточка висит на волоске,

о смысле жизни, о природе страсти

на варварском щебечет языке.

-

Её подруги строят дом на склоне

какого-то убогого холма.

Стоит у речки старый клён в короне,

как стих из покаянного псалма.

-

В воздушной синеве, по бездорожью

отчаянные носятся стрижи…

Как мне сложить псалом во славу Божью,

невидимая ласточка, скажи?

-

Как мне найти тот тихий рай под ивой,

тот детский неприкаянный пустырь,

где муравей, монах нищелюбивый,

зовёт проворных братьев в монастырь?

-

Как мне войти вторично в эти воды,

где некогда в безоблачном раю

Священное Писание природы

вошло навеки в плоть и кровь мою?

г. Саратов

Светлана  Кекова



* * *

Зыбкая прозелень озими,

светом остуженный сад.

Чёрные листья над озером

к берегу не долетят.

Листья безвестного дерева

падают в стынь, не дыша.

Но до последнего берега,

может, дотянет душа.

Небо холодное светится,

озеро в листьях черно,

и раньше времени встретиться

здесь никому не дано.

Стынет опавшее дерево.

Меркнет простуженный свет.

К берегу! К берегу. К берегу…

Там, где и берега нет!..

Москва

Лев  Котюков



 * * *

Пока меж нами длилась драма,

Там, за окном, все эти дни

Шёл снег устало и упрямо,

Как будто бы солдат с войны.

-

Снегирь ел крохи из кормушки,

Печной дымок струился ввысь.

Пора, пора, друзья-подружки,

Смотреть серьёзнее на жизнь.

-

И украшать полезным делом

Свой ясный и короткий век.

И землю чувствовать всем телом

Как этот к ней летящий снег.

Тольятти

Евгений  Чепурных



* * *

Откуда странные созвучья,

Простые строчки на разрыв?..

А это клёнов мокрых сучья,

Нагие ветки грустных ив.

-

Насквозь промёрзшая дорога

И лёгкий холодок в груди

От осознанья, что немного

Осталось света впереди...

г. Тосно
Ленинградская область

Николай  Рачков



* * *

Осталось мне, наверное, немного.

И в листьях ветер северный вздохнёт,

когда моя последняя дорога

в немую ночь угрюмо уведёт.

-

И все мои по Родине кочевья,

как сны, прокрутит неба синева.

«Ну вот и всё…» – прошепчут вслед деревья,

«Прощай, прощай…» – прошелестит трава.

-

Блеснут и стихнут дальние зарницы,

устало скрипнут старые мосты…

«Ты был нам другом», – прощебечут птицы,

«Мы не забудем», – прозвенят цветы.

-

Услышат их безмолвные погосты,

плеснёт волной озёрная вода…

И отразит стремительные звёзды

открытых глаз холодная слюда.

Москва

Валерий  Хатюшин



     * * *

Солнце никак не продышит тумана.

Лёт паутинки почти невесом.

Лодка скользит и кувшинок лианы

Я иногда задеваю веслом.

-

От камышей поднимаются утки.

Тёмные листья застыли в воде,

Дышат туманы и берега звуки –

Дальше и дальше – неведомо где...

-

Я заплываю за медленный остров,

Якорь бросаю, смотрю и смотрю:

Как это нежно и как это просто

Бог над землёй сотворяет зарю.

Москва

Евгений  Юшин



Половодье

-

Склоны сопок оползли,

В воду канули деревья.

Пядь за пядью край земли

Приближается к деревне.

-

Поздно, милый, морщить лоб,

Лодку старую латая.

Это даже не потоп,

Это ненависть святая.

-

В небе грозно и светло.

Напрочь срезана дорога.

Позабыв про барахло,

Люди вспомнили  про Бога.

-

И сосед мой в небеса

Смотрит грустно, как калека…

За такие вот глаза

Бог и любит человека.

Самара

Михаил  Анищенко
1950 - 2012



* * *

Холодный воздух – хрупкая слюда –

Кладёт на волны радужную млечность.

Понять ли мне, о чём поёт вода,

Куда она змеится бесконечно...

-

К чему весной утиный хоровод

Заводит песню, звонкую, как трубы,

Вода поёт, и жизнь пока идёт,

Всё никуда и всё из ниоткуда.

-

Рыдают гуси, клином размежив

Поля небес, изрытых облаками.

Моя душа над родиной летит,

Обняв её бесплотными руками...

Белозёрск

Алексей  Шадринов
1973 - 1992



      * * *

Я пришёл в этот мир

Промотать своё жалкое благо:

Скукоту площадей

Променять на ковыль и полынь.

По вечернему броду

Уйти под калиновым флагом,

Шумовыми дождями

Печаль обронив над былым.

В полевую страну!

В предрассветный прилив урожая.

В забетоненном грунте

Увядает живой колосок.

Слишком долго мы жили,

Свою пустоту выражая,

Докричаться пытались

Друг до друга

Сквозь жесть голосов.

В ту страну,

Где орешник

И в росцвети дикие кущи!

Принимайте, приветьте,

Не шут я в судьбе, не позёр.

Я прощенья пришёл попросить

За стихийно идущих,

Пролетающих сослепу

Мимо ракитных озёр.

Представитель метелей,

Околиц,

Тепла в бабьем лете,

Заболел я от взглядов,

Где грусти и радости нет.

Приюти, не отринь меня, осень,

На позднем рассвете,

Когда вьюжный табун

Пластанёт

По степной стороне.

Вологда

Михаил  Сопин
1931 - 2004



    * * *


Это ж надо – столько раз
Я смотрел на краски эти,
А увидел лишь сейчас
Лес и пойму на рассвете.

 
Это ж надо – столько раз
Божьих птах я слышал трели,
А до сердца лишь сейчас
Эти звуки долетели.
 

Прошагал я столько вёрст
Стороной чужой, далёкой,
Чтоб увидеть стайку звёзд
Над ветлою одинокой.

 
Мне бы Родину мою
Разглядеть в дали осенней
И припасть к её ручью,
И в слезах просить прощенья…

г. Липецк

Виктор  Осколков
1936 – 2007



* * *

Становлюсь я всё проще и проще,

Всё бесхитростней день ото дня.

Не поэтому ль иволга в роще

Останавливает меня!

-

– Далеко ли? 

             – Да вот за грибами,

Встал, поел, прихватил кузовок.

Стал беседовать с лесом, 

                     с ручьями,

Ни словечка от них – на замок.

-

Птица иволга мило на дереве

Разговаривает кивком:

– А грибы твои в ивовом тереме

Как жар-птица с Иван-дураком!

-

– Я и сам, дорогая, Иванушка,

Простофилюшка-простота.

Всё богатство моё – полянушка,

На которой растёт красота.

-

Грузди белые, рыжики рыжие

И лимонная прожелть опят.

А ещё сыроежки бесстыжие

Как накрашенные стоят.

-

Кузовок наполняется дивом,

Даровщинкою, чудом лесным.

Пахнет хлебом печёным и дымом,

Пахнет печкою, домом родным!


Виктор  Боков
1914 - 2009



Чибис

-

Над уснувшим заливом, 

                            над чистой водою Нугуша

Разрезая беззвучно 

                            высоких небес синеву,

Родового закона 

                            жестоких отцов не нарушив,

Чёрный ястреб снарядом 

                            в зелёную падал траву.

-

На песчаной косе 

                            слюдяные рассыпались рыбы.

И, спасаясь от острых когтей 

                            у меня на виду,

Из росистой травы 

                            робко вынырнул раненый чибис

И у ног моих замер, 

                            смертельную чуя беду.

-

Успокойся, мой милый, 

                            и сбрось с себя мокрую тину.

С этой смертью крылатой 

                            ты встретишься в жизни не раз.

И в ответ мне так нежно 

                            и так маслянисто светились

Под весёлыми рожками 

                            чёрные бусинки глаз.

-

Сколько было любви 

                            в хрупком тельце его невеликом…

По холодным утрам, 

                            лишь займётся рассвет над рекой,

Он будил меня резким, 

                            тревожным, пронзительным криком.

И душа наливалась 

                   вдруг болью, 

                                      дарящей покой.

-

Он спешил мне навстречу, 

                            хромая по мокрой поляне…

Но в последнем из дней, 

                            в настороженном утреннем сне,

У палатки моей, 

                            утопающей в белом тумане,

Я его не услышал… 

                            И умерло что-то во мне.

-

Боже! Как же случилось, 

                            что в мире, где кровь и разбои,

Где заря увядает, 

                            ещё не успев расцвести,

Не хватает не радости нам, 

                            а пронзительной боли,

Чтобы слиться с природой 

                            и краткий покой обрести.

-

И когда я уеду, 

                            покинув лесное раздолье,

И последние искры 

                            погаснут в остывшей золе,

Прокричи мне, мой чибис, 

                            пусть сердце сожмётся от боли.

И я снова поверю, 

                            что я ещё здесь, на земле.

Москва

Константин  Скворцов



Встреча

-

Меня вчера собака пожалела,

Зализывая ранку на руке,

И что-то очень важное хотела

Сказать мне на собачьем языке.

-

Обычная бездомная дворняга –

В глазах ни искры жадного огня.

Кусочек хлеба съела, бедолага,

Достоинство природное храня.

-

Ни хитрости, ни рабского вилянья,

Как у других, изнеженных в тепле.

Мне стало стыдно вдруг за подаянье.

Мы равны с нею матери-земле.

-

Прозрение, иль светлая минута,

Иль памяти зеркальная слеза?

Ах, нищенка, бездомница, откуда

Твои такие чистые глаза?

-

Я помню их, почти что человечьи,

Я где-то их не раз уже встречал.

С природою таинственные встречи

Я с детства за собою замечал.

-

Я чувствую всё чаще год от года,

Тревожась о деяниях живых:

К нам шлёт послов творящая природа

В земных и вечных образах своих.

-

За тем, как мы величием болеем,

Природа смотрит в миллионы глаз.

Нам кажется, что мы её жалеем,

А, может быть, она жалеет нас?!

Орёл

Виктор  Дронников
1940 - 2008



ТЫ ПРОСТИ МЕНЯ, КОТ…

Ты  прости  меня,  кот,  твои  годы  быстрее моих,
Ты  мой  возраст  догнал  и  уходишь  старательно  дальше.
Я по гулкой земле на своих громыхаю двоих,
На своих четырёх ты  на  землю  ступаешь  тишайше.

Не жалей  меня,  кот,  мы  быльём  поросли  −  не  старьём,
Мы  ещё  молодцы  − ни  хвосты,  ни  усы  не  обвисли.
Мы  ещё   помяучим  с  тобой,  мы  ещё  поживём,
И  половим  мышей  − ты  в  прямом, я  в  сомнительном  смысле.

А  когда  остановишься,  чтобы  меня  подождать,
И  прокатится  ток от ушей по спине и по лапам, 
Ты  природу  свою  пересиль  −  не  сбегай  умирать,
А  усни  на  руках  и  на  память  меня  оцарапай.

г. Дедовск
Московская область

Юрий  Воротнин



* * *

Январский суетный снежок

На ветке клёна

Ворону треплет, как флажок.

Держись, ворона!

-

Держи прямее длинный нос

Всегда по ветру

И пистолетом чёрный хвост,

Крыло – конвертом.

-

Будь неотправленным письмом

Подвальным кошкам,

Собакам, для которых дом

Остался в прошлом.

-

Стань символом больных бродяг,

Мечтой бездомных.

Да не уронит этот стяг

Клён занесённый!

Санкт-Петербург

Алексей  Ахматов



* * *

Всё приемля кротко, я б хотел –

Быть и быть, не празднуя итогов,

В этом мире матерьяльных тел –

Облаков, репейников, отрогов;

-

Юрких  тропок, вьющихся во ржи;

Дальних рощ в сырой рассветной мути;

Ложной связи – тела и души,

Сна и яви, имени и сути…

-

Где так нежно, дворики тесня,

Зеленеет юная крапива;

Где так много значат для меня

Эти вербы около обрыва;

-

Этот скат песчаный за спиной;

Этот пар, стекающий в низины;

Где порою счастье – просто зной,

Просто шелест крыльев стрекозиных…

-

Где одна загадка на века:

В золотом просторе деревенском,

В каждой былке, в каждом взгляде женском,

В шуме ветра, в запахе цветка…


Пётр  Катин



     * * *

К востоку, всё к востоку 

Стремление земли. 

               В.А. Жуковский

Бабочка белая! Бабочка белая! 

    В травах горячих земля.

Там, за притихшей лесною капеллою, 

    Слышится всхлип журавля.

-

Речка бежит, загибая за просеку, 

    Жёлтый погнавши листок.

Бабочка белая с чёрненьким носиком! 

    Лето пошло на восток.

-

Чуешь, как мир убегает в ту сторону – 

    Горы, леса, облака?

Сосны гудят – и старинному ворону 

    Прошлые снятся века.

-

Сколько жилось ему смолоду, смолоду 

    В гулкой лесной глубине?!

Ты же погибнешь по первому холоду. 

    Много ль держаться и мне!..

-

Думы наплыли, а сосны качаются, 

    Жёлтый кружится листок.

Речка бормочет. Глаза закрываются. 

    Время бежит на восток...

-

Пусть же послышится песня знакомая 

    Там, за Вечерней Звездой.

Может, и мы здесь июльскими дрёмами 

    Завтра провеем с тобой.

-

Годы промчатся, как соколы смелые, 

    Мир не устанет сиять...

Бабочка белая! Бабочка белая! 

    Кто бы родил нас опять!

Москва

Николай  Тряпкин
1918 - 1999



* * *

Ты прости за всё, моя река…

И меня снесло на вираже.

Посидеть с тобой у комелька

Видно, не получится уже.

Не разбудит угольков пальба.

И слезу не вышибет дымок.

То, что мне вернуться не судьба,

Разве я тогда представить мог?

Ты с чужими будь настороже.

Затаись в траве на много лет.

А меня снесло на вираже.

И ещё дымится чёрный след.


Владимир  Максимов



РУССКОЕ ЛЕТО

-

Сияет холодное лето.

Гремят над откосами дни.

И ветры летят без ответов.

И в далях – волшебны огни.

-

И каждый цветок – как планета.

И каждый листок – как душа.

И даль межпланетного света

Дробится в кустах камыша.

-

Космической тайны остуда.

Бездомный костёр вдалеке.

И страхом великого чуда

Рука замирает в руке…

-

По счастью – на каждого брата.

И право – навеки любить.

Какою же страшною платой

За всё это будем платить?

-

От ландышей – до листопада

Пирует несчастная Русь!

Но большего сердцу не надо!

И этим вот-вот захлебнусь…

Москва

Владимир  Шуваев
1946 – 2014



* * *

К ручью клонилась ивушка,

А ветер с ней шалил:

То струйчатые кóсыньки,

Лаская, шевелил,

-

То гладил ножки босые,

Целуя, замирал.

К ручью клонилась ивушка,

А тот с луной играл.

-

В осенние ли мóроки,

В осеннюю ли жуть

Ручей вдруг образумился,

Да поздно. Не вернуть…

-

К ручью клонилась ивушка

И слушала его.

А листиков на веточках

Уже ни одного.

-

Ручей шептал и всхлипывал,

А с ним грустил и я.

Но где ж она, та ивушка,

Которая моя?

-

Но где ж она, та ивушка,

Которой бы, скорбя,

Я вышептал до донышка

И выплакал себя?

Барнаул

Леонид  Мерзликин
1935 - 1995



КАЛИНА

-

И когда я уйду неожиданно просто

(Я уйду, как живу, – на ходу, на бегу),

Посади в мою память у края погоста

Не рябину, что гнётся под ветром в дугу,

Но – калиновый куст!

Чтоб на склоне пригорка

Он разлаписто рос, как на воле растут,

Чтобы осенью было и терпко и горько

Налетевшим дроздам и лежащему тут,

Кто душою врастал в эту бурую глину,

Где устроил навечно жилище своё…

Пусть крылами дрозды обивают калину

И, речною водой запивая её,

Улетают к теплу, помня зрелую мякоть,

Эту горечь, и сладость, и холод зари.

А когда отбушует осенняя слякоть,

Кисти ягод оставшихся в горсть собери,

И суровой зимою, заботясь о сыне,

Добывай горький сок и давай пригубить,

Чтобы он с детских лет, привыкая к калине,

Ненавидеть учился, страдать и любить.

пос. Кузьмолово
Ленинградская область

Виктор  Брюховецкий



     * * *

Ночь. Одиночество. Всплески сазаньи…

Сколько здесь кровной, забытой родни!

Выйду к обрывам – сухими слезами

Плачут, от радости плачут они! 

-

И открывается горько и сразу –

Вовсе не смыслы мира сего:

Всё же нужней одинокому вязу,

Чтобы по-братски я обнял его.

-

Разве его я не помню, не знаю?

Разве я сердцем его не пойму,

Так не хотевшего – к тёмному краю,

Так подошедшего близко к нему?..

-

Вот и шепчу, что и знаю, и помню,

Радуюсь веточке каждой, листу –

Даже теперь, когда крайние корни –

Только ли вяза? – летят в пустоту.

с. Петропавловка
Воронежская область

Александр  Нестругин



    * * *

Кедровник начисто срубили,

а были кедры хороши.

Когда рубили, говорили,

что рубят на карандаши.

-

Дымят обугленные дали,

ворчит встревоженная гать.

Карандашей-то настрогали,

А что же ими рисовать?

Томск

Михаил  Андреев



    * * *

Я свой в лесу. Извилистые тропы

И прошлогодней хвои тихий хруст – 

Ничто моих желаний не торопит.

Привет тебе, смородиновый куст!

-

Мне спелых ягод и листвы духмяной

Не пожалел ты. Мир тебе и свет!

Присяду на окраине поляны,

Достану шитый бисером кисет,

-

Сверну неторопливо козью ножку

И стану наблюдать, как по траве

Тень облака кочует понемножку,

Неспешная, как дума в голове.

-

О чём она? Не спрашивай ответа.

Она ещё не понята, но в ней

Такая масса тьмы и масса света,

Что замер лес от крон и до корней.

-

И только шмель гудит. Как... трансформатор.

Но миг – и полетит из-под руки

По облаку карманного формата

Стремительная молния строки.

Сыктывкар

Дмитрий  Фролов
1957 - 1995



СОХАТЫЙ

-

Загнали. Выследили. Взяли.

На три прицела… Шесть стволов

Ему жаканы в бок послали.

А он всё шёл. Всё шёл на зов.

Ах, как он шёл! Упрямо, дуром,

Рогами ветки раздирал,

Уверенно ломил на дула

И зло опасность презирал.

И поняли: он с целым миром

Сейчас сразиться был готов,

И с перепугу били мимо

Шесть неуверенных стволов.

Ломались ветки и трещали

Под натиском его рогов…

И снова перезаряжали

И били с десяти шагов…

Прорвал подлесок, и тогда-то

Вдруг все увидели его,

Как он стоял, седой, горбатый,

И не боялся ничего.

На ровной выбитой площадке

Он, не прощающий обид,

Стоял один и жаждал схватки,

Ещё не зная, что убит.


Павел  Булгаков
1949 - 1997



* * *

Спутанные никнут корневища

Второпях поверженных дерев…

Мать-земля когда-нибудь да взыщет,

Нас, ретивых, к стенке приперев.

Взят рубеж,

И списаны потери,

Никого ни в чём не упрекнёшь.

Вроде зла травинке не хотели,

Вроде цель оправдана,

И всё ж...

Говорунья-речка умирает,

Редко шмель над клевером гудит:

Бой идёт, который проиграет

Безраздельно тот, кто победит.

Москва

Виктор  Кирюшин



      * * *

Поведали вещие сны,

Что мы и природа – едины,

Что нашею кровью красны

Воспетые нами калины.

-

Постигнуть нам было дано

По чьей-то неведомой воле,

Что скупостью нашей давно

Больно оскудевшее поле.

-

Что силою нашей сильна

Та, нам неподвластная сила,

Которая, волей пьяна,

Леса, словно травы, скосила.

-

Что вороны тучей взлетят

Над утренней пожней печали,

Что нас никогда не простят

Все те, кого мы не прощали.

Москва

Светлана  Кузнецова
1934–1988



МАРИЙСКИЙ ПЕВЕЦ

-

И терпенью приходит конец.

Я тебе благодарна заране,

неизвестный марийский певец,

отказавшийся петь в ресторане.

-

Смотрит в окна осколок зари,

все охрипли от водки и лени.

Выйди вон и один покури

под кустом первобытной сирени!

-

Вымирает твой древний народ,

разлагается, тлеет и тает,

а сирень неизменно растёт

и в положенный срок расцветает.

-

И всё так же природа сильна

даже в малом, последнем остатке,

и тебя наделила она

статью воина в должном порядке.

-

Брат, ты вышел из этих дверей –

и почувствовал силу за дверью.

Обратися же в сойку скорей

по природе твоей, по поверью!

-

Ты летишь, и тебе нипочём,

ты крылом задеваешь за ветки

по лесам, где за каждым ручьём

жили вольные, смелые предки.

-

И гудела в кустах тетива,

недоступна для чуждого глаза.

Никого не сгубила молва,

никого не сгубила зараза.

Так мы жили без нефти и газа!

-

Ты лети, ты неси свою весть,

спой, как можешь, как сердце велело.

Ты летишь – тебе некуда сесть:

всё обуглилось, всё погорело.

-

И на твой бессознательный клик,

на беззвучный твой шелест крылатый

выйдет малый и выйдет старик

с допотопным дубьём и лопатой.

-

Вот стоит твоя нищая рать,

не видавшая белого свету.

А другой не удастся собрать

и надеяться надо на эту.         

-

2003 

Киров

Светлана  Сырнева



* * *

– Больно!

Это меня от корней

Отрезают пилою хрипатою.

– Больно! 

Дерево веры моей

Зашумело, качнулось и падает.

– Ой, родные!

Но в горле слеза

Гасит возглас.

И слышится:

«Выродки!»

Там, где раньше стояли леса,

Нынче только обрубки да вырубки.

-

Мать-природа… Поруганный труп…

Боже, лучше не видеть мне бы,

Как насилуют тысячи труб

Воду, землю, леса и небо!

-

Как исправишь теперь? Как вернёшь?

Больно! Больно!.. И души кровим мы,

Обдирая присохшую ложь

Уверений, что всё поправимо.

-

Остаётся нагая беда,

Остаётся виновность убийцы…

Если это уже никогда

Не исправится – пусть не простится.

Мурманск

Николай  Колычев



СУСЛИК

-

Лишь только выйду на просёлок –

У свежей норки боковой

Стоит он, рыжий и весёлый,

Как малый столбик межевой.

-

Стоит, освистывая волю,

На всю вселенную один:

«Кто здесь, скажите, господин?»

И добавляет: «Не позволю…»

-

Но коршун закружит в полях,

И суслик упадёт от страха,

И пёстрая его рубаха

Уже мелькает в ковылях.

-

Но только небо станет чистым,

Как весел, рыж и невредим,

Мой суслик тут же с тем же свистом:

«Кто здесь, скажите, господин?..»

-

Ну, задавала! Ну, кино…

Всё это было так давно.

-

С тех пор пошёл который год.

В полях давно никто не свищет,

Там тишина, как на кладби́ще.

Повытравили всех господ…

пос. Кузьмолово
Ленинградская область

Виктор  Брюховецкий



Мальчики играли в бога...

-

Мальчики играли в бога...

Деревянный крест.

Запылённая дорога,

Вдоль дороги лес.

Молоток, моток шпагата,

Несколько гвоздей.

Кот ни в чём не виноватый,

Четверо друзей...

На костре пекут картофель

Четверо ребят.

Под сосной, как на Голгофе,

Рыжий кот распят.

Лижет...

Лижет...

Лижет воздух...

Рядом – пустота.

Смерть кошачья ходит возле

Страшного креста.

«Вроде сдох, – сказал Серёга. –

По домам пора...»

...Мальчики играли в бога,

Кончилась игра...

-

15.11.2005

13:59

Санкт-Петербург

Владимир  Плющиков



* * *

Вмещавшая голубизну и зелень,

Она теперь уже не дочь Творца:

Так люди изуродовали Землю,

Что Бог её не узнает лица. 

-

Я и её певец, её не стою,

Коль не сумел в лихой беде помочь.

Безликою и круглой сиротою

Скитается в потёмках день и ночь… 

-

Те, что должны сиять, любить, лучиться,

Те, от каких лишь смрад и мрак идёт, -

Ощупывает Бог людские лица,

Но их почти уже не узнаёт…

Смоленск

Виктор  Смирнов



КОНЕЦ ВЕКА

-

Век XX идёт на убыль,

На последней скрипит ступеньке.

Разменяли когда-то рубль,

Доскребаем теперь копейки.

-

Остаётся ещё природа,

И живая, и неживая.

Человеческая порода

Самоё себя изживает.

-

Скоро, скоро последний танец

Завершится вознёй мышиной,

Остается неандерталец

Рядом с мыслящей машиной.

-

Зарастут полевые тропки,

Позабудутся марши-вальсы,

И останутся только кнопки

Да пришпиленные к ним пальцы.

Москва

Лев  Щеглов
1932 - 1996



* * *

Будут ли тому причиной войны

или наступленье тяжких льдов –

мы уйдём. Земля вздохнёт спокойно,

распрямляя шрамы городов.

-

Разве это не издёвка злая:

пробуя на ноготь остриё,

взрывами и плугами терзая,

люди звали матушкой её!

-

Из окна – запруженная Волга.

Берега в строительной пыли.

Ждёт Земля. Теперь уже недолго.

Мы уходим. Мы почти ушли.

Волгоград

Евгений  Лукин



* * *

Горят леса. Дурит погода.

От многих рек пропал и след.

Что Человек

Сильней Природы,

Теперь уже сомнений нет!

-

Сильней!

А с сильных взятки гладки.

Они добьются своего.

Им дела нет,

Что в этой схватке

Один конец в любом порядке,

Гадать не надо, кто кого.

-

А что гадать?

Ещё немного –

И, всем гаданьям вопреки,

Природа сдунет род убогий,

Как с пустоцвета лепестки.

-

Проснётся Хаос одичалый,

Что лишь до времени дремал.

И вновь Творец

Начнёт сначала,

Как Он когда-то начинал!

пос. Томилино
Московская область

Иван  Рыжиков



НА ЗЕМЛЕ, ГДЕ КОНЧАЕТСЯ ВСЁ

1

Ощутив неизбежность беды,

Предвещая погибельный срок,

Сквозь пустыню людской глухоты

Продирался хрипящий пророк:

-

«Скоро здесь будет нечего есть,

Вымрет разум и совесть умрёт.

И, отравленный голодом, здесь

Человек человека пожрёт».

-

Остывая в глухой пустоте,

Стон последний истёк из груди…

Но никто замечать не хотел,

Что земля больше хлеб не родит.

-

Но никто не хотел замечать

Мёртвый лес над агонией вод…

Но никто не хотел отвечать

И спасать обречённый народ.

2

Словно нерв, обретающий боль,

Стонет ночь, потерявшая сон.

Рассыпается звёздная соль

Над землёй, где  кончается всё.

-

Над землёй, где кончается всё,

Стынет облако гибнущих вер,

Из земли, где кончается всё,

Смотрит в нас огнедышащий зверь.

-

Наша плоть скоро станет золой.

Нет, никто здесь не будет спасён!

И парит кто-то чёрный и злой

Над землёй, где кончается всё.

-

Стонет ночь, потерявшая сон,

Сто кошмаров бушуют во мне…

На земле, где кончается всё,

Тяжело умирать вместе с ней.

Мурманск

Николай  Колычев



* * *

Пока что над лесом

Всё так же заря золотится,

Пока что не смертью

Несёт от снегов и дождей,

Но дальше и дальше

Пугливая птица гнездится,

Но глубже и глубже

Уходит вода от людей.

Пока нам хватает

И ранних цветов у дороги,

И позднего неба

С закатом его золотым,

Но чаще и чаще

Сжимается сердце в тревоге:

А что мы оставим

Доверчивым детям своим?

пос. Томилино
Московская область

Иван  Рыжиков



    * * *

Нет стихов хороших.

Нет стихов плохих.

Есть в деревне лошадь.

Лошадь – это стих.

Москва

Валерий  Дударев



Кинофрагмент с падающей лошадью

-

Когда на экране

в атаке вы видите лошадь,

когда кувырками

её обрывается бег,

что с нею случилось –

ничуть не должно вас тревожить.

Конечно, нам важен

сидевший на ней человек.

-

А знаете, лошади падать нарочно

не могут.

Представьте: несётся

из полных доверчивых сил,

в галопе

петля подсекает переднюю ногу...

Но падать умело

никто лошадей не учил.

-

Со свёрнутой шеей

лежала она среди лета,

наверно, с обидой

в своей лошадиной душе.

Потом подошёл человек,

человек с пистолетом...

А впрочем, не надо.

Ведь это за кадром уже.

г. Солнечногорск
Московская область

Виктор  Гаврилин
1948 - 2009



    * * *

Многим не хватает понимания:

кости, попадающие в баки,

могут пригодиться для питания

уличной какой-нибудь собаки. 

-

Если вы не в мусор кость выносите,

а тому, кто в ней всегда нуждается,

то и вам однажды всё, что просите,

прямо в руки, прямо с неба свалится.


Московская область

Илья  Плохих



ЛЕСНИК

Он взял ружьё и вышел из избушки,
Бродил, бродил меж сосен да берёз,
Нашёл больную белку на опушке,
Укутал шарфом и домой принёс.

Кормил горбушкой, называл «дочуркой»,
Смотрел, как спит оттаявший зверёк;
Потом сидел понуро над печуркой,
В которой задыхался уголёк.

И грустно думал он: «Зачем мне белка?
Лечить её, лелеять и кормить…
Вот заяц – да. Его и на тарелку
Во вкусной позе можно положить…»

Шумела ночь метелью над избушкой,
Жестянка грохотала на колу…
Сердито топал ёжик за кадушкой,
Хромой волчонок нежился в углу…

Краснодар

Вячеслав  Динека



  * * *

Заговорившись, за окраину

Мы незаметно забредём

И вдруг откроем, как неправильно,

Как безоглядно мы живём.

И, осторожно сев на корточки

В подножиях высотных сосен,

Протягиваем белке зёрнышки,

Как будто милостыню просим.

г. Дубна
Московская область

Виталий  Калашников
1958 - 2012



* * *

Когда с фонариком рыбачишь,
ты как светило что-то значишь
и пирамиду глубины
ведёшь вершиной от волны.
В ней рыбы долгие летают,
сухое золото глотают,
текущее из фонаря
в глухие норы октября.
Твердишь: Державин, Данте, Дратва,
а на мостках сидит ондатра
и, задержав глубокий вдох,
молчит и спрашивает: Бог?
А ты фонариком посветишь
куда-то вверх – и не ответишь.
Вздохнёшь – и ангельскую дрожь
в разбитом сердце унесёшь.

г. Екатеринбург

Юрий  Казарин



ДЕТСТВО НА ОКЕ

я помню этот лес: грибы, деревья
маслята, ельник, вот отец, а вот я
июль в зените, месяц в рукаве
отец кричит
– ну что?
– опять маслёнок!
маслёнок тоже в сущности ребёнок
а кто это там прячется – в траве?

но очень скоро выйдем мы из леса
там пруд не понимает ни бельмеса
блестят на солнце рыбы караси
и мы – на этом зеркале пейзажа
где темпера и глушь и тишь и сажа
и деревенька, Господи спаси

и дальше мы идём с отцом куда-то
в руке отцовской удочка зажата
в затонах окских ждёт подкормку лещ
скажи: скажи: ты жив ещё, ворюга?
узнаемся ль, увидевши друг друга
жизнь движется стремительней чем речь

ах лечь бы в речь отдав себя теченью
когда вся даль небес открыта зренью
и ты плывёшь всевидящ как река
в твоих руках уже играют рыбы
и вот за это, Господи, спасибо
что в звёздном небе движется Ока

Москва

Андрей  Коровин



 * * *

Эта жизнь и горька, и жалка,

Никому не нужна и никчёмна,

Но зачем-то жалею жука

С переломанным крылышком чёрным.

-

Поднимаю: он что мне – родня?

Иль хочу, чтоб душа отживела?

И так важно ещё для меня,

Чтоб и дочка его пожалела.

с. Петропавловка
Воронежская область

Александр  Нестругин



Живое

-

Столько в доме было звуков,

Лето, зиму ли возьми, –

Трепыханья, перестуков,

Хруста, щебета, возни.

-

Панику изобразивши,

Словно впрямь их гонит страх,

Взапуски шныряли мыши

За обоями, в пазах.

-

А сверчки трещали сухо

На десяток голосов,

Незаметные для слуха,

Словно тиканье часов.

-

Под окошком с тонким свистом

Уж непуганый скользил,

У пустых кошачьих мисок

Ёжик молока просил.

-

По весне трава дрожала

Не от майских ветерков –

То земля во тьме рожала

Тяжких лаковых жуков.

-

Осы длинные сновали,

Паучок бродил бочком,

День и ночь в сыром подвале

Лягушонок жил молчком.

-

…Я ценю их благородство,

Издалёка им скажу:

«Вам, кто скрашивал сиротство,

Благодарность приношу!»

-

Пусть увёл меня из дому

Предназначенный мне путь –

Разве мёртвое живому

Предпочту когда-нибудь?


Московская область

Николай  Дмитриев
1953 - 2005



* * *

Уткнётся лошадь

Тёплыми губами

В моё плечо,

Огромный глаз

Заполнен облаками,

Рекой ещё,

Отцовским домом,

Лесом, ветром, ранью,

Десятком дач,

Моим лицом, слезами,

Русской далью,

Летящей вскачь.

Пермь

Игорь  Тюленев



Ласточки

-

Ну как представишь без касаток

Июль, ильинские жары,

Цветенье огуречных грядок

И деревенские дворы?

-

Перед глазами мальчугана,

Белёсого, как молоко,

Они мелькают непрестанно,

Скользя просторно и легко.

-

А он, забытый в огороде,

В блаженной кротости затих

И слушает, как на излёте

Трепещут крылышки у них.

г. Брест
Белоруссия

Николай  Александров



* * *

Машет бог рукой от палисада

на своих высоких небесах.

Дождь стоит посередине сада,

молодой, в сиреневых усах.

-

Крот ладошкой складывает влагу

и на части делит про запас…

Дай мне, боже, важную бумагу,

что ничто не кончится сейчас,

-

что пройдёт по мокрой глине кошка,

лапы отрясая на ходу.

И повиснет солнечная крошка

в навсегда увиденном саду.

Москва

Геннадий  Русаков



* * *

Ну что, бедолага застрешный,

Не сладок удел воробья?

Опять из тесовой скворешни

Скворцы вышибают тебя.

-

Но только ли горькое лихо

В твоей горемычной судьбе?

Недаром твоя воробьиха

Доверчиво жмётся к тебе.

-

Клочок прошлогоднего сена

Да солнечный лучик во мгле...

Не так уж уныло и серо

Твоё житие на земле.

-

Хватает под солнышком вешним

И света тебе, и тепла.

Зачем тебе эта скворешня?

Всего-то четыре угла...

г. Новокуйбышевск
Самарская область

Евгений  Семичев



     * * *

И сердцу в радость, и душе в угоду

Брести и наблюдать по сентябрю

Реки прозрачной тающую воду

И не спеша идущую зарю.

-

И никогда не надоест дорога

С улыбчивым рябиновым кустом,

И светит золотым яичком стога

Пустое поле в воздухе пустом.

-

Не надоест дымок над крышей дома,

И сосен шум, и облака полёт.

И ёжиком топорщится солома…

И светел дождь у маминых ворот.

Москва

Евгений  Юшин



        * * *


Осень реку покрыла своим стрекозиным крылом,
И на комьях земли появились значки слюдяные,
И собаки стоят на кургане и, как неродные,
Смотрят вскользь, озираются, рыщут с поджатым хвостом,
Где последний кузнечик последнюю очередь бьёт
По остывшим камням, по мишеням пустой паутины,
Я тревожно брожу и веду нескончаемый счёт
Всем потерям земли, в первый раз так открыто любимой.
Жгу листву, и под ноги мне стелется медленный дым,
Пролетит электричка, отпрянет с тропинки сорока,
И на всём ощущенье уже подступившей беды,
Я был часто один и мне не было так одиноко.
Выбью двери ногой, но не сразу войду в этот дом,
Где на всём ещё эхо былого веселья и смеха,
Разожгу самовар, поиграю с приблудным котом,
Соберу чемодан и пойму, что мне некуда ехать.

г. Дубна
Московская область

Виталий  Калашников
1958 - 2012



* * *

Протекает жизнь сквозь сердечный клапан,

как река, – в смятении и тоске.

Но стоит, как стражник, на задних лапах

богомол на розовом лепестке.

-

Получает визу в небесном МИДе,

и летит на юг журавлей семья,

тихо спит в коричневой пирамиде

золотая мумия муравья.

-

А сверчок, исполненный тайной грусти,

запускает звука веретено.

Дети белых бабочек спят в капусте,

стрекоза лиловое пьёт вино.

-

Воробьи в ветвях собирают вече,

чтоб потом спокойно уснуть в ночи.

Человек, владеющий даром речи,

где твои медсёстры, твои врачи?

-

Неужели это – ветла в овраге,

молодой сверчок на своём шестке,

муравей в расписанном саркофаге,

богомол на розовом лепестке?

г. Саратов

Светлана  Кекова



Граница

-

Облака плывут, как души,

Кем опустятся с небес?

Хорошо стоять и слушать

Ветер, птиц и снова лес…

Можно лечь в траву и лёжа

Думать, что ты есть и кто.

Никого здесь не тревожа,

Не вонзаясь ни во что.

Кто, чего, откуда тащит,

Отрешаясь от всего…

Муравей глаза таращит,

Ты таращишь на него.

Божий мир ещё творится…

Этот воздух голубой

Как последняя граница

Между Богом и тобой.

Орёл

Виктор  Дронников
1940 - 2008



* * *

                                      Н. Лисовому

-

Я постою ещё, я сердце успокою,

Я повторю опять печальных две строки:

Прекрасен Божий мир, но я его не сто́ю,

Ни этих облаков не сто́ю, ни реки.

-

Я никогда не лгал. В стихах, по крайней мере! –

Но правду ль говорил? Не в том ли и беда,

Что, вопреки всему, мы чувствуем потерю

Того, что не нашли нигде и никогда?

-

Ну, что же! И пускай! И можно ли иначе?

Прожить бы эту жизнь, что думать о другой!

Все неудачи, брат, и все наши удачи –

Ничто они, увы, пред этой тишиной,

-

Пред этою листвой, пред веткою любою,

Пред ржавым стебельком раздавленной травы,

Пред этою на нас струящейся любовью

С полей родной земли, с небесной синевы.

-

Но как вместить её? И всё гляжу с тоскою,

И всё твержу, твержу печальных две строки:

Прекрасен Божий мир, но я его не сто́ю,

Ни этих облаков не сто́ю, ни реки!

Москва

Геннадий  Фролов



* * *  

Река и тихий вечер летний.

И только там лишь плеск волны,

Где загорелые, как негры,

Таскают бредень пацаны.

-

Где солнце плавает в рогозе,

Где в тёплом иле замер сом…

Прозрачным крылышком стрекозьем

Печать бессмертия на всём.

Краснодарский край

Николай  Зиновьев



* * *

И вылетит из лесу птица,

и в речке ведёрко плеснёт,

и кто-то попросит напиться,

и кто-то воды поднесёт.

-

В апреле, в капели, в июне,

в дожде несусветном, в зиме…

Как жаль, что кончается юность

на этой хорошей земле.

-

А всё же во мне не убудет

волненья, заботы, имён.

Над утренней родиной будет

катиться малиновый звон.

-

И кто же нас гонит, ей-богу,

зачем так недолго гостим?

Прощай!

Одари на дорогу

несмелым подарком своим.

-

Хвоинкой,

копытным ли следом,

перо ли на счастье оставь.

Тревожным и праздничным светом

сиять мою память заставь.

-

Гордиться тобою,

склониться

на горький родимый порог.

…И вылетит из лесу птица,

и наземь уронит перо.               

Барнаул

Владимир  Башунов
1946 - 2005



* * *

Я стою на краю Океана,
Ожиданья, надежды, земли,
Над Хоккайдо полоска тумана,
И в Корсаков ушли корабли.

Всё сбылось по пути, на дороге,
В набегающем косо снегу,
Потому так пронзительно строги
Эти горы на том берегу.

Так по чьей нестихающей воле
Я стою, как стоял на мосту,
Два крыла, две дороги, две боли
Распластав на огромном кресту?

Вот колышится, светится, дышит,
Подступает, гудит, говорит,
И имеющий уши да слышит,
И имеющий очи да зрит

Эту зыбь, не залёгшую к ночи,
Эти дали, дымы, облака...
Лишь бы были прозрачными очи,
И спокойна, как прежде, рука.

Спите, горы, дома и собаки,
Я к утру разгоню пелену,
Я подам предрассветные знаки,
Что приму, пронесу и верну,

Всё верну... и полоску тумана,
И двуглавую долю мою...
Понимает язык Океана
Только тот, кто стоит на краю.

с. Бахта
Туруханский район

Михаил  Тарковский



* * *

Лето. Утро. Небо. Солнце.

Ветра нету. Тишина.

В ряске тёмное оконце –

След гуляки-сазана.

-

Стрекоза то ввысь взовьётся,

То присядет на плечо.

В камышах нырок смеётся.

Ну чего тебе ещё?

Краснодарский край

Николай  Зиновьев



* * *

Месяц плывёт молодой

Мимо окошка доверчиво…

Каждая лужа звездой

Высшей небесной увенчана.

-

Каждый земной водоём

Орденом высшим пожалован.

Сколько брильянтов на нём –

Бог сыпанул – не пожадовал.

-

В наших краях и чужих

Видел картину я схожую.

Щедрость правительств земных

Меркнет пред милостью Божию.

-

Реки, деревья, поля,

Не пропадём мы в безвестии.

Наша планета Земля

В Божие входит созвездие.

-

Где бы я ни был – везде

Жизнь принимаю с отрадою:

К Божьей представлен звезде,

Высшей отмечен наградою.

г. Новокуйбышевск
Самарская область

Евгений  Семичев



* * *

Пускай жучок живёт на свете,

Бессмертен ласточки полёт.

Пускай на самом гребне века

Душа, как иволга, поёт.

-

Пускай раскручивает тополь

Пропеллер кроны надо мной.

Пускай черёмуха весной

Всемирным дыбится потопом.

-

Пускай на школьной промокашке

Останется рисунок дня.

Цветы, черёмуха, букашки 

Моя нестрогая родня 

-

Вы мне дорогу осветили

В кромешной, саблезубой тьме,

Меня во мне освободили,

Всё про меня держа в уме.

-

Не уходя в варяги, в греки

И рысью время не гоня,

Вы отпечатали навеки

В себе, как матрицу, меня.

-

Вот потому, идя сквозь ветер,

Я произнёс в начале дня:

«Пускай жучок живёт на свете»

И понял: ОН – УЗНАЛ МЕНЯ!

Иркутск

Владимир  Скиф



* * *

Когда никуда не спешишь

и смотришь вокруг безмятежно,

приходит к тебе неизбежно

души просветлённая тишь.

Когда никуда не спешишь…

-

Недвижны листва и вода,

спокойны и небо, и воздух,

и трав освежающий роздых

твои исцеляет года.

Недвижны листва и вода…

-

Как время течёт сквозь тебя –

ты нервами чуешь и кожей,

с травой и с деревьями схожий,

любую былинку любя.

А время течёт сквозь тебя…

-

Природа глазами цветов

глядит на тебя с удивленьем,

и ты неразгаданным зреньем

взираешь на чистый покров

природы с глазами цветов.

-

Ты, словно в гипнозе, стоишь

в своем созерцанье глубоком,

боясь оборвать ненароком

души просветлённую тишь.

Ведь ты никуда не спешишь.

Москва

Валерий  Хатюшин



* * *

Мне столько в жизни выпало любви!

Ту речку вспоминаю и поныне,

Где молнией мерцали голавли

В предутреннем тумане,

На стремнине.

Стоял июнь,

Цвели вокруг луга,

К воде клонились сумрачные ели…

Потом иные были берега,

Водовороты, омуты и мели.

-

Мир превращений и метаморфоз

Слепил, да так – мороз бежал по коже.

Но голубые крылышки стрекоз

Мне всех чудес немыслимых дороже.

-

Жизнь, как река, –

Внезапна и быстра.

А был ли счастлив я на самом деле?

Лишь только там,

У тихого костра,

Среди земли,

Как будто в колыбели.

Москва

Виктор  Кирюшин



* * *

 
Всходит земля, как пшеничное тесто,
В первой декаде апреля.
Вздрогнула, стронулась, сдвинулась с места,
Стала теплей и добрее.
 
Старые люди вчера говорили,
Я сомневался, но верил –
Рыба на зорях играла на лире
И выходила на берег.
 
Радость и грусть – равновесие в мире.
Ниточка шла за иголкой.
Камень спросил: – А каких я фамилий?..
И покатился под горку.
 
Тучка взмутила небесные плёсы.
– Кто мы такие? – спросил я.
«Кто мы такие?» – нет горше вопроса.
Кто мы такие? – Россия.
 
Слышишь, родная, зерном я положен
В тёмную землю Отчизны,
Снова я смертью доказывать должен
Неиссякаемость жизни.

с. Вишнёвое
Староюрьевский р-н. Тамбовской обл.

Александр  Макаров



Говорят…

-

Говорят, что ласточки – из рая.

А цветы? А дождика вода?

Всё из рая, то, что, умирая,

Нам хотелось видеть бы всегда.

Москва

Геннадий  Иванов



    * * *

Кот рыжий не встречался вам?
Вальяжный, важный, весь домашний,
невозмутимо и бесстрашно
идущий по своим делам?
 
Мы как-то шли с ним по листве
сентябрьского почти что лета.
Он одного с листвой был цвета
и излучал неяркий свет.
 
Четыре лапы, две ноги –
мы разошлись у магистрали.
Но разговаривать не стали,
хотя, наверное, могли.
 
Во всяком случае, он так
серьёзно глянул на прощанье:
мол, ты смотри – пообещай мне
машин беречься и собак.
 
Я, от тоски заледенев,
ответный взгляд послать решилась:
мол, ни собаки, ни машины
не могут быть страшней людей…
 
Надеюсь, взгляд ответный тот
его предупредил о многом.
Брожу по улицам с тревогой –
вам рыжий не встречался кот?..

г. Омск

Мария  Четверикова



  * * * 

На помойке с утра ветерок.
Что-то шепчет кусок целлофана
ржавой ёмкости из-под пропана,
отслужившей положенный срок.

А вокруг никого вообще.
Лишь свободно одетый мужчина
наблюдает, как едет машина
в направленье к погосту вещей.

Облака. Предвещенье дождя.
Гулко букает бочка пустая.
Ветер рваную книгу листает,
интересного не находя.

Саратов

Игорь  Алексеев
1959 – 2008



ПОСМЕРТНЫЙ МОНОЛОГ КОТА КУНИ

Был мой взгляд, как фонарик такси.
Зеленел – подзови, пригласи –
Я послушно к тебе подскочу,
И прильну, и моторчик включу,
И тебя хоть на десять минут
Увезу в безоглядный уют. 

Но любил я с тобой наряду
Всех, кто ласку давал и еду:
Вовсе не было резкой черты
Меж тобой и такими, как ты. 

И дурного тут нет ничего,
Что не лично меня одного,
Но меня – и таких же, как я, –
Ты любила, хозяйка моя. 

Потому-то, наверно, сейчас,
Хоть навек мой фонарик погас
И зарыли меня глубоко –
Я к тебе возвращаюсь легко. 

Признаюсь тебе, как на духу:
В новых пятнах и в новом меху
Под осенним багровым кустом
Я виляю тигровым хвостом. 

Санкт-Петербург

Нонна  Слепакова
1936 – 1998



* * *

Собака бежала по жёсткому снегу
В студёное поле, где нету ночлега,
Где пищи не сыщешь, и ветер из мрака
Скулит, как голодная, злая собака.

Я видел: свернувшись в комок под сугробом,
Дышала собака, как дышат над гробом.
И плакала долго, и долго дрожала.
Она от людей навсегда убежала.

Москва

Евгений  Юшин



* * *

Янтарная смола. Сосновое полено.
Грибной нечастый дождь
Да взгляды двух собак.
И сердце не болит
Так, как вчера болело.
И верить не велит,
Что всё идёт не так.
Как хорошо заснуть!
Как сладко просыпаться,
И время у печи томительно тянуть,
И медленно любить безлюдное пространство,
Не подгонять часы,
Не торопить минут.
И быть самим собой –
Не больше и не меньше,
И серебро воды в лицо себе плескать,
И сладко вспоминать глаза любимых женщин,
И угли ворошить,
И вьюшку задвигать.
Двух ласковых собак тушёнкой не обидеть,
И пить лесной настой, как свежее вино,
И записных вралей не слышать и не видеть,
А слушать только дождь
И видеть лес в окно.
У пруда силуэт давно знакомой цапли,
Которая взлетит немного погодя.
Спасибо, вечный врач,
Мне прописавший капли
В прозрачных пузырьках
Нечастого дождя.

Москва

Владимир  Костров