Русская поэзия | Светлана Кузнецова

Светлана Кузнецова

 
 
КУЗНЕЦОВА Светлана Александровна (1934–1988) родилась в Иркутске. Детство прошло на берегах реки Витим. Поступила в Иркутский университет на филологический факультет, но после смерти отца оставила учёбу. Окончила Высшие литературные курсы при Литературном институте имени А.М. Горького. Стихи Кузнецовой публикуются в ежегоднике «День поэзии», журналах, газетах, выходят отдельными сборниками. Но с 1972 года её имя исчезает из средств массовой информации: будучи человеком бескомпромиссным, она открыто заявила протест против политики первого секретаря КП Узбекистана Рашидова. Только через десять лет выходит новый сборник её стихов. Поэтические сборники: «Проталины» (1962, с предисловием известного поэта А. Прокофьева), «Соболи» (1965), «Сретенье» (1969), «Забереги» (1972), «Гадание Светланы» (1982), «Соколиная тропа» (1983) и другие. Два сборника, подготовленные Кузнецовой, вышли уже после её смерти: «Второе гадание Светланы» (1989) и «Избранное. Стихи» (1990). Лауреат премии журнала «Огонёк». Жила в Москве.
 

  "Я лишь недавно приняла..."
"И вот опять мне снится родина"
"Поведали вещие сны..."
"На окраине русского края..."
"Мной создан мир, прообраз смерти некий..."
Незабудки
Богородская трава
"А там, где я теперь живу..."
 

* * *

Я лишь недавно приняла

Наследство, дедами завещанное.

Я лишь недавно поняла,

Как вы сложны, простые вещи.

-

Мне стала радость по плечу,

Которой проще не найдётся;

Теперь я дорого плачу

За всё, что мне

Легко

Даётся.

-

Плачу за устье,

За исток.

Плачу за мутное,

За чистое.

За каждый сорванный листок

Сажаю деревце ветвистое.

-

За каждую чужую боль

Плачу трёхкратною своею.

Я долю выбрала из доль

И, что таить, довольна ею.

-

Веду с ветрами разговор.

В студёных реках руки мою

И жгу костры средь Синих гор,

Мной завоёванных. Самою.





   * * * 

И вот опять мне снится родина.

И вот опять пуржит пурга.

Что мной утеряно, уронено

На те высокие снега?

Что мной утрачено, убито?

Никак сегодня не пойму,

Какой неведомый убыток

Мешает счастью моему?

Зачем я радовалась мало?

О чём болела голова?

...Ах, здравствуй,

Здравствуй,

Здравствуй, мама,

Как хорошо, что ты жива!..

Она в пальто своём не новом,

Бедна, беспомощна, бледна,

Платком покрытая пуховым,

На белизне стоит одна.

– Давай пойдём вдвоём по полю –

Она тихонько говорит, –

Давай поплачем, дочка, вволю,

Покуда солнце не горит.





      * * *

Поведали вещие сны,

Что мы и природа – едины,

Что нашею кровью красны

Воспетые нами калины.

-

Постигнуть нам было дано

По чьей-то неведомой воле,

Что скупостью нашей давно

Больно оскудевшее поле.

-

Что силою нашей сильна

Та, нам неподвластная сила,

Которая, волей пьяна,

Леса, словно травы, скосила.

-

Что вороны тучей взлетят

Над утренней пожней печали,

Что нас никогда не простят

Все те, кого мы не прощали.





* * *

На окраине русского края

Ничего у судьбы не молю,

В сером сумраке лет вспоминая

Тех поэтов, которых люблю.

-

Уходили они в неизвестность,

Приминая зыбучие мхи.

Бессловесная наша словесность

Не такие не помнит стихи.

-

Не такая случалась погода.

Не такие творились дела.

Бессловесная наша природа

Не такие потери несла.

-

На окраине русской надежды,

На окраине русской беды

Я смыкаю усталые вежды,

И метель заметает следы.





* * *

Мной создан мир, прообраз смерти некий,

Где не слышны чужие голоса.

Поговорить бы с кем-нибудь, да не с кем.

Уйти бы в лес, да далеки леса.

-

Уже не верю в то, что с долей слажу.

Не та  пора. Не та пошла игра.

Я одряхлевшую собаку глажу.

Она уйдёт. Она совсем стара.

-

Она уйдёт. Она меня покинет.

И опустеет сразу в том углу.

И навсегда душа моя остынет

К остатнему домашнему теплу.

-

Глядит собака на меня уныло.

Что помнится ей у конца пути?

Ведь так событий мало в жизни было,

Что, в сущности, их не было почти.

-

Двух наших судеб странное соседство.

Двух наших судеб общая беда.

Что помню я? Одно лишь только детство.

Всё дальше смыла талая вода...





НЕЗАБУДКИ

-

Сырость возле фанерной будки.

Злая будущность без прикрас...

Не забудьте меня, незабудки,

А уж я не забуду вас.

-

Эту стройку, совсем не нужную,

Разрешённый свыше разбой,

Эту чью-то песню недужную

Над рекой ещё голубой.

-

Эти приступы обезлички

В ожидании перемен

И собаку эту без клички,

Не обласканную никем.

-

Бесконечные прибаутки,

Голубые россыпи глаз...

Не забудьте меня, незабудки,

А уж я не забуду вас.

-

Будет вместо тайги трясина,

Голубая от вас, цветы.

Будет вместо кедра осина

Шелестеть среди пустоты.

-

Будет облако голубое

Ядовитой гибелью плыть

Над полянами в зверобое,

Им отныне чёрными быть.

-

До последней своей побудки

Повторю я ещё не раз:

Не забудьте меня, незабудки,

А уж я не забуду вас...





БОГОРОДСКАЯ ТРАВА

-

Собирала Богородица

Богородскую траву,

Горевала, что не родится

Никого уже в хлеву.

-

Ни пресветлого ребёночка,

Ни домашнего скота, – 

Затянула хлев, как плёночка,

Мировая пустота.

-

Ни к чему, тесьмой обвитая,

Богородская трава,

В ночь купальскую добытая

От чужого колдовства.

-

Те затеи позаброшены

В шумных некогда дворах,

Ясли пылью запорошены,

Вместо сена – серый прах.

-

И в страданьях предстоящих

Не утешит травный дух

Одиноких, уходящих,

Богу преданных старух.





 * * *

А там, где я теперь живу,

В ручьи сронили птицы перья

И снег, недобрый, жгучий, первый,

Пал на зелёную траву.

Он весь из ревности, из зависти,

Он убивает поутру.

Лесов восторженные замыслы

Опять сникают на ветру.

Под снегом я с лесами равной

Встаю. И снова с ног валюсь,

Но не хвалюсь своею правдой,

Своею верой не хвалюсь.

Я не хвалюсь, а прижимаю

К щеке земли свою щеку

И вместе с ней переживаю

Её осеннюю тоску.

Мои глаза не голубее,

Чем небо северной страны.

Я не сильней, я не слабее

Моей суровой стороны.