Русская поэзия | Юрий Орябинский

Юрий Орябинский

 
 
ОРЯБИНСКИЙ Юрий Михайлович родился 15.04.1947 г. в селе Романовка Шарлыкского района Оренбургской области. Служил в армии, учился в медицинском институте, более 20 лет работал слесарем на заводе. С 1991 года был корреспондентом областного радио. В областное литобъединение пришёл в 1963 году. Лауреат Всероссийской Пушкинской литературной премии «Капитанская дочка» (2001), Всероссийского конкурса «Лучшая книга года» (2000), премии «Оренбургская лира» (2001). Издал пять книг «Соседи», «К родному тянется душа», «Луговой лук», «Опорные столбы», «Для них не кончилась война». Член Союза писателей России. Умер 24.11.2004 г. Жил в Оренбурге.
 

  Победители
"Не лежала душа у меня..."
"Окна вагона пробеливать стали..."
"Шумная и шёлковая летом..."
"Было ли это когда-то..."
 

Победители

-

Раз в году, на Девятое Мая,

Словно вдруг отойдя ото сна,

Всенародная власть вспоминает,

Что когда-то гремела война.

-

Что страна поднималась огромная

И, пройдя через ужас и ад,

Одолел неприятеля скромный

Победитель – советский солдат.

-

Воздаются с рассвета до вечера

От щедрот новорусской руки

Не вернувшимся трубные речи,

А живым из перловки пайки.

-

Не терзают властителей раны,

Не гнетёт их стыдливости груз:

Миллионы погибших не встанут

Поглядеть на Советский Союз.

-

Подивиться на братство народов,

На хозяев страны посмотреть,

Но, увидев духовных уродов,

От разрыва сердец умереть.

-

А живой, молчаливо бунтуя,

Принимает подачку-еду,

Как из власовских рук Золотую,

За войну Золотую Звезду.





* * *

Не лежала душа у меня

К пустобрёхам ещё с малолетства.

Только крепло в ней день ото дня

Деревенское это наследство,

-

Отличать обучалась она

Гул весомый от звона пустого,

Словно знала: придут времена

Легковесного лживого слова.

-

Как в угаре и пьяном дыму,

Поразвесят и слюни, и уши

И поверят ему одному

Без корней неокрепшие души.

-

В мишуре митинговых словес,

Где лукаво и Господа имя,

Не поймут, что куражится бес

Над Россией и ими самими.

-

Сколько ж надо работать векам,

Чтобы души доверились снова

И своим заскорузлым рукам,

И в мученьях рождённому слову?





  * * *

Окна вагона пробеливать стали,

Розовый юго-восток

Скоро откроет просторы и дали,

Что Пугачёва когда-то видали

И познакомили Пушкина с Далем,

Где подведу я итог.

Станет он, может быть, не окончательным

И для кого-нибудь не примечательным,

Не громогласным и не прилюдным,

Но для меня абсолютным.

Хаять другие края не берусь,

Много красот на Земле повидалось.

В них бы моя оренбургская Русь

Пылью степной затерялась.

Дело не в том, где пожито и пройдено, –

Жил, как жилось: и любя, и греша.

Просто теперь ничего, кроме родины,

Не принимает душа.





* * *

Шумная и шёлковая летом,

А теперь багровая листва

Перешла на шёпот и на лепет

Загодя, ещё до Покрова.

-

Иль погода тут перемудрила?

Только первый ветер или дождь

Капнет – и своё отговорила.

Дунет – и вовеки не найдёшь.

-

Поневоле подступает жалость,

Что не вечен этот белый свет.

И в природе всё перемешалось.

Отойдя от дедовских примет.

-

По законам их и по заветам

Можно жить, а можно и не жить.   

Да во благо ль отреченье это,

Не придётся ль плакать и тужить?

-

Вот и тяжко мне от мысли грустной.

Что случайный ветер или дождь

Только тронь – и внук уже не русский.

Только дунь – и сроду не найдёшь.





     * * *

Было ли это когда-то

Или приснилось тебе?

Летнего утра прохлада

Тихо плывёт по избе.

Там на загнетке услада –

Свежих оладушек дух.

Не выгонял ещё стада

К дальним полянам пастух.

Бабушки оклик нестрогий,

Скорые сборы, а там –

Полем пути и дороги

К ягодным вашим местам.

Тучная рожь колосится

И зеленеют овсы.

Любо по травам носиться,

Грузным и полным росы.

Любо, что день ещё долог

И небеса высоки.

Вот и берёзовый колок

Возле деревни Борки.

От земляники нагретой

В нём духовитая сласть.

Хочется в жаркое лето,

В ягодник этот упасть.

Навзничь, бездумно, невольно,

К небу открытой душой –

Господи, как же привольно!

Господи, как хорошо!

Где-то кукушка кукует,

Что тебе эти года,

Если душа не тоскует,

Если она молода.

Всё в мироздании просто

Может она принимать:

Рядом и братья, и сёстры,

Рядом здоровая мать.

К вечеру грома раскаты

Вас подгоняют домой.

Было ли это когда-то?

Было ли, боже ты мой?