Русская поэзия | Николай Зиновьев

Николай Зиновьев

 
 
ЗИНОВЬЕВ Николай Александрович родился в 1960 году в станице Кореновской Краснодарского края. Учился в ПТУ, станкостроительном техникуме, в университете. Работал грузчиком, бетонщиком, сварщиком. В 1987 году вышла его первая книга стихов. На сегодняшний день у поэта вышло шесть книг. В 2005 году ему была присуждена Большая литературная премия России. Стихи краснодарского поэта часто печатаются в журналах, они быстро расходятся по стране без всякой рекламы по радио или телевидению. Валентин Григорьевич Распутин сказал о поэте: «В стихах Николая Зиновьева говорит сама Россия». Живёт в Краснодарском крае.
 

  "Дух России хоронят во гробе стальном..."
"А он всё ближе, страшный день"
Враг народа
"Привет, мои родные степи..."
Новая Россия
Россия
Апокалипсис в России
"В так называемой глуши..."
"Лето. Утро. Небо. Солнце"
"Полоска хмурого рассвета..."
Русский слух
"Старушка с нищей пенсией..."
Памяти бабушки
"Не понимаю, что творится"
Сходство
"На шляпке гильзу вынес рыжик..."
День победы
Мать
В храме
"Бывают дни особой силы..."
"Стало мало русского в России"
Рука Москвы
"У карты бывшего Союза..."
Из детства
"Мы жили в большой и богатой стране..."
"Однажды после пьянки..."
Из детства
Ретро
"Я всеми силами храню..."
"А вообще-то я лирик по сути..."
"Мне любого знамени дороже..."
Старуха
Когда детям, что было, отдам
Левша
"Первые сединки в волосах"
"Отныне всё отменено..."
"Меня учили..."
"Солнце встало. Как и надо..."
Юности
Из прошлого
"Река и тихий вечер летний"
" Беда, надеюсь, всем известна..."
Из детства
"Права человека! Свобода!"
"Блаженны Вы в краю неблизком..."
Украине
"Россия! Матушка! Держава!"
Памяти Юрия Кузнецова
"Сердце ноет. Время мчится..."
"Стихи должны быть с тайным смыслом..."
"Я ощущаю иногда..."
Из анкеты
 

* * *

Дух России хоронят во гробе стальном,

Чтоб не вырвался 

                    дух аномально.

Свет Отчизны хоронят моей.

В остальном – 

                        всё нормально...





 * * *

А он всё ближе, страшный день.

Нам со стола метнут окуски,

Как будто псам. И даже тень

На землю ляжет не по-русски…

Не умирай, моя страна!

Под злобный хохот иноверца

Не умирай! Ну, хочешь, на!

Возьми моё больное сердце.





Враг народа

-

Боящийся шороха мыши.

Покорный всегда, как овца.

Считающий всех себя выше.

Забывший и мать, и отца.

-

Не ищущий истины – брода.

Прислуга на шумных пирах.

Носящий лишь званье «народа».

Такого народа – я враг.





* * *

Привет, мои родные степи,

Я уходил от вас, родных.

Хотелось сбить с народа цепи,

Но сам он держится за них.

-

Он за сто лет так был напуган,

Что стал послушен, как овца.

Ослаб он телом, пал он духом,

И терпеливо ждёт конца.

-

Он клонит шею, как под  игом,

Зовёт барыгу «господин»,

Но я родился в поле Диком,

А в поле воин и один...





Новая Россия

-

Напрасно обновлённую Россию

Вы ищите у мэра на балу.

Она седой старухой в магазине

Буханку хлеба прячет под полу.

-

Но, Боже мой, куда с её сноровкой?

С руками, что работали весь век?..

Увидели, конечно. И «воровкой»

Назвал её не русский человек.





Россия

-

Под крики шайки оголтелой

Чужих и собственных иуд,

Тебя босой, в рубахе белой

На место лобное ведут.

И старший сын указ читает,

А средний сын топор берёт,

Лишь младший сын ревмя ревёт

И ничего не понимает.





Апокалипсис в России

-

Когда Господь сойдёт с небес,

Он всех низвергнет в ад, карая.

И только очередь в Собес

Переведёт к воротам рая.





* * *

               Виталию Серкову

-

В так называемой глуши,

Где ходят куры по дорогам,

Я понял, кто я есть. Души

Своей ходатай перед Богом.

-

О ней лишь только хлопочу,

Как мать дитя своё, лелею,

И жить иначе не хочу,

Да и хотел бы – не сумею.

-

В преддверье Страшного суда

Поговорить в тиши о многом

Ты приезжай ко мне сюда,

Где куры ходят по дорогам...





* * *

Лето. Утро. Небо. Солнце.

Ветра нету. Тишина.

В ряске тёмное оконце –

След гуляки-сазана.

-

Стрекоза то ввысь взовьётся,

То присядет на плечо.

В камышах нырок смеётся.

Ну чего тебе ещё?





* * * 

Полоска хмурого рассвета,

Полоска мокрого жнивья,

Вдали насосная. А это?

А это, извините, – я.

-

Гляжу на спутанную клячу.

Как будто бы на жизнь саму.

Вам показалось – я не плачу,

Я знаю: это ни к чему.





Русский слух

-

В своих стихах я не пою,

А в рифму скрежещу зубами

Про жизнь ничтожную свою,

Так узнаваемую вами.

-

Вот потому-то этот скрежет

Смятения и злой судьбы

Вам слуха вашего не режет,

Хотя, казалось, должен бы...





* * *

Старушка с нищей пенсией

Идёт, поёт псалмы.

Ей радостно, ей весело

Среди вселенской тьмы.

-

В чём сила той старухи?

В Святом Великом Духе,

Что ей Господь вменил,

А нам – повременил...





Памяти бабушки

-

Травы пахнут так сладко,

Воздух тёплый такой.

За железной оградкой –

Тишина и покой.

-

Как зелёная туча,

За оградкой – ветла.

И калитка скрипуча,

И скамейка тепла.

-

Странным кажется это,

И сомненья берут:

То ли солнцем нагрета,

То ли ангел был тут?..





* * *

Не понимаю, что творится.

Во имя благостных идей

Ложь торжествует, блуд ярится…

Махнуть рукой, как говорится?

Но как же мне потом креститься

Рукой, махнувшей на людей?..





СХОДСТВО

-

Деда ратная дорога

Дыбом встала, как змея…

Дед мой тем похож на Бога,

Что его не видел я.





* * *

На шляпке гильзу вынес рыжик

Из-под земли... Здесь окружён

Был взвод стрелковый из мальчишек,

Не знавших ни невест, ни жён.

-

Недолго длилось тут сраженье,

И за неполных полчаса

Взвод вырвался из окруженья

С клубами дыма в небеса.

-

...И стоит лишь поднять глаза –

Всегда здесь облако витает,

И на рассвете выпадает

Особо чистая роса.





День Победы

-

Воспетый и в стихах, и в пьесах,

Он, как отец своим сынам,

Уже полвека на протезах,

Что ни весна, приходит к нам.

Он и страшнее, и прекрасней

Всех отмечаемых годин.

Один такой в России праздник –

И слава богу, что один.





Мать 

-

Там, где сквозь огнедышащий чад

Солнце на ночь в ущелье свалилось,

Сын погиб…

Чтоб донянчить внучат,

Мать на время живой притворилась.





В  ХРАМЕ

-

Ты просишь у Бога покоя,

И жаркой молитве вослед

Ты крестишься левой рукою,

Зажав в ней десантный берет.

-

И с ангельским ликом серьёзным,

Неправый свой крест сотворя,

Вздыхаешь – под городом Грозным

Осталась десница твоя.

-

Осталась она не в граните,

Не в бронзе, а просто сгнила.

Стоишь. И твой ангел-хранитель

Стоит за спиной. Без крыла.





       * * *

Бывают дни особой силы,

Когда в теченье дня всего

Помимо «Господи, помилуй!»

Нет в мыслях больше ничего.





* * *

Стало мало русского в России.

Всё заморье к нам переползло,

Исподволь подтачивая силы,

Молча мировое сея зло.

-

Издаёт бесовские законы –

На костях устраивать пиры...

Отчего ж мы, русские, спокойны?

Потому что это до поры...





Рука Москвы

-

Из камня выжимала сок

Рука Москвы – и онемела.

И сразу нечисть налетела,

Чтоб пожирней схватить кусок.

-

Но вдруг все с нами вновь «на Вы» –

Прошло, исчезло онеменье.

Сильнее нет руки Москвы,

Творящей крестное знаменье.

-

Уйдёт беда водой в песок,

Крестись, Москва, и бесов мучай,

Но всё ж дави из камня сок

Другой рукой на всякий случай.





* * *

У карты бывшего Союза,

С обвальным грохотом в груди,

Стою. Не плачу, не молюсь я,

А просто нету сил уйти.

Я глажу горы, глажу реки,

Касаюсь пальцами морей,

Как будто закрываю веки

Несчастной Родине моей.





Из детства

-

Стояла летняя жара.

И мама жарила котлеты.

И я вершил свои «дела» –

Пускал кораблик из газеты.

-

И песня русская лилась

Из репродуктора в прихожей...

Не знаю, чья была то власть,

Но жизнь была на жизнь похожей.

-

Я помню, как был дядька рад,

Когда жена родила двойню.

Сосед соседу был как брат...

Тем и живу, что это помню.





* * *

Мы жили в большой и богатой стране,

Но въехал к нам всадник на чёрном коне,

Нашлись, кто открыли ворота ему,

И всё погрузилось в смердящую тьму.

-

И денно и нощно сгущается тьма,

А судьбы людские – тюрьма иль сума.

«То воля народа! То воля народа!» –

Кричат подлецы, что открыли ворота.





     * * *

Однажды после пьянки

Проснёшься, сер и хмур,

В окно посмотришь: янки

На завтрак ловят кур,

-

Чужим гортанным смехом

Буравят тишину,

И тащат на потеху

В сарай твою жену.

-

Взлетают крик и перья,

Кровавится рассвет,

А у тебя с похмелья

Подняться силы нет.





ИЗ ДЕТСТВА

-

Воды и солнца тут без меры,

А сколько песен под баян

Здесь спето нами, пионерами –

Детьми рабочих и крестьян!

-

Поём о Родине могучей,

О добрых, доблестных делах.

И развевается над кручей

Родной с рожденья красный флаг.

-

В жару лежим ничком под тентом,

Бросаем камешки в овраг,

И точно знаем: президентом

Быть может враг, и только враг.





Ретро

-

Крестьяне полюшко пахали,

А кто-то пил коньяк в «Астории»,

Но нас тогда уже толкали

Ещё не в ад, но из Истории.

-

Как нынче прошлое поблекло!

Теперь нас тащат прямо в пекло.





       * * *

Я всеми силами храню

От века нашего отсталость,

Который губит на корню

Всё, что людского в нас осталось.

-

И пусть нельзя остановить

Сей век игрой на жалкой лире,

Дай, Бог, хоть разум сохранить

В безумном мире.





  * * *

А вообще-то я лирик по сути:

Я писал бы о песнях дождей,

О заре на озёрной полуде,

О таинственных криках сычей.

-

Не даёт же мне в лирику впасть

Эта чёрная, скользкая власть,

Что так схожа с пиявкой болотной,

Присосавшейся к шее народной

И раздувшейся, сволочь, до жути...

А вообще-то я лирик по сути.





 * * *

Мне любого знамени дороже

Над хатёнкой бабкиной дымок,

Пахнущий квашнёю и порошей,

Вьющийся вдоль всех моих дорог.

-

Пусть звучат любые укоризны,

Страстью и пристрастием греша.

Только духом Бога и Отчизны

Вечна преисполнена душа.





Старуха

-

Кожа рук темней ковриги.

В нитку стёртое кольцо.

Как страница старой книги,

Пожелтевшее лицо.

– Есть ли дети, внуки? – Что вы? –

Потемнела морщью лба:

– Я из девок да во вдовы.

Вот и вся моя судьба.





 * * *

Когда детям, что было, отдам,

Ветер вечности в уши засвищет,

По святым я отправлюсь местам – 

По заброшенным сельским кладбищам.

-

Там, где корни берёз проросли

Сквозь глазницы и клетки грудные

Тех, кто воз государства везли.

Я один помяну вас, родные…





Левша

-

Как-то утром у трактира

(А в кармане ни гроша)

С вездесущим князем мира

Хмурый встретился Левша.

-

Обнял князь Левшу за плечи:

– Друг! Зайдём? За всё плачу!

Подковать блоху полегче,

Чем ответить: – Не хочу.

-

И зашли они... И вышли

На бровях – во всей красе.

Был Левша наказан свыше:

Стал правшою, как и все.





  * * *

Первые сединки в волосах.

Тонкие чулки в такую стужу.

Брови словно нитки. А в глазах –

Ничего, похожего на душу.

-

И стоит, румянами горя,

«Сука привокзальная», «Катюха»,

«Катька-полстакана», «Катька-шлюха».

Катя... Одноклассница моя...





* * *

Отныне всё отменено,

Что было Богом нам дано

Для жизни праведной и вечной.

-

Где Духа Истины зерно?

Верней спросить: зачем оно

Людской толпе бесчеловечной?

-

Итак, грешите, господа!

Никто за это не осудит.

Не будет Страшного суда.

...И Воскресения не будет.





 * * *

Меня учили: «Люди – братья,

И ты им верь всегда, везде...»

Я вскинул руки для объятья

И оказался на кресте.

Но я с тех пор об этом «чуде»

Стараюсь всё-таки забыть.

Ведь как ни злы, ни лживы люди,

Мне больше некого любить.





* * *

Солнце встало. Как и надо,

Голубеют небеса.

Похмелённая бригада

С матом лезет на леса.

-

А прораб, слюнявя чёлку,

Плотью чуя блудный гон,

Голоногую девчонку

Тащит в вахтовый вагон.

-

Истопник глядит и злится,

И от зависти томится, –

Тлеет «Прима» на губе,

А в котле смола курится...

-

Глянь, Господь, что тут творится.

Это строят Храм Тебе.





Юности

-

Ничего о себе не оставила,

Говорю я тебе не в укор.

Сердце дрогнуть, прощаясь, заставила,

И тоскует оно до сих пор.

Жизнь с годами щедрее на грубости.

Как дела? Говорю: ни-че-го.

И, шалея от собственной глупости,

Возвращения жду твоего.





ИЗ ПРОШЛОГО

-

Мы шли послушно к торжеству

Идей марксизма, пели оды,

Но кабанов все эти годы

Всегда кололи к Рождеству.





* * *  

Река и тихий вечер летний.

И только там лишь плеск волны,

Где загорелые, как негры,

Таскают бредень пацаны.

-

Где солнце плавает в рогозе,

Где в тёплом иле замер сом…

Прозрачным крылышком стрекозьем

Печать бессмертия на всём.





* * *
«Народ безмолвствует»
А.С. Пушкин

Беда, надеюсь, всем известна:
Пред нами вновь разверзлась бездна,
И нас толкнут в неё вот-вот.
Но закричать в сей миг: «Свобода!»
Среди безмолвного народа
Всегда найдётся идиот.




ИЗ ДЕТСТВА

Восходит день, как в кадке тесто.
Выходят бабы на мостки,
А у реки цветет «невеста»,
Роняя в воду лепестки.

А я шагаю вслед за стадом,
Кнутом стреляя в белый свет.
Мне в жизни большего не надо
На пять иль шесть ближайших лет.

На гребле ива ветви клонит,
Дед Афанасий вдалеке
Плывёт на лодке по реке,
В которой он потом утонет.

Но это в будущем, а ныне,
Кнутом стреляя в белый свет,
С репьём на порванной штанине
Бреду босой за стадом вслед.

Что будет дальше, я не знаю.
( В котомке сало, лук, яйцо).
Я в белый свет кнутом стреляю,
Я в этот мир в упор стреляю,
А он смеётся мне в лицо.




* * *

«Права человека! Свобода!»

Ещё продолжают кричать

С экрана. Но мненье народа

Печатно нельзя передать.





  * * *
Н.В. Гоголю
Блаженны Вы в краю неблизком,
Где не летают мины с визгом
И где не рушатся дома...
Вий, говорящий на английском,
Вас, без сомненья б, свёл с ума. 





УКРАИНЕ

Пусть кулачки от злости сжаты,
Пусть грязи на меня ушаты
Ты льёшь, но я сказать хочу:
Зачем тебя, сестрёнка, Штаты
Так нежно треплют по плечу.

И чтобы там ни голосили,
Поймёт любой, коль не дурак:
На самом деле, у России
И Украины – общий враг.





* * *

Россия! Матушка! Держава!
Прошу ответь, не хмурь бровей:
Зачем ты столько нарожала
Неблагодарных сыновей?

Всегда в народе есть народец,
Который, правду говорю,
Исподтишка плюет в колодец
И ненавидит мать свою.

Но всё итожит воля Божья:
Как ни была бы тьма густа,
Мы все сойдёмся у подножья
Животворящего Креста.





ПАМЯТИ ЮРИЯ КУЗНЕЦОВА

Ходил он барином в халате,
Он мог, махнув на полстраны
Рукой, сказать негромко: «Лайте,
На то вы сукины сыны».

В тот день, когда его не стало,
Когда лик стал белее мела,
Повсюду снова заблистало
То, что при нём блистать не смело.




* * *

Сердце ноет. Время мчится.
Мать с утра печёт блины.
Не могу я научиться
Много лет уже молиться
За врагов моей страны.

По ночам мне снятся старцы, –
Не могу припомнить всех, –
Говорят они: «Сквозь пальцы
Смотрит Бог на этот грех.
Если мы тебе явились,
Значит, нет в тебе вины.
Мы и сами не молились
За врагов своей страны».





     * * *

Стихи должны быть с тайным смыслом,
Чтоб строчка каждая в них жгла
И чтобы баба с коромыслом
К колодцу с песней тихо шла.

И чтоб в них не было печали,
И чтоб печалили до слёз,
И чтоб стояли за плечами
И смерть сама, и Сам Христос.

Чтоб в них и плакалось и пелось,
И чтоб шумела в них листва,
И чтоб была в них неумелость –
Та, что превыше мастерства.




   * * *

Я ощущаю иногда,
Что становлюсь с собою дружен,
Что улетает ум туда,
Где никогда он не был нужен.

Там всё к отплытию готово,
Окончен бал и прерван пир,
И простотой Креста Христова
Весь многосложный дышит мир.




ИЗ АНКЕТЫ
 
Материально обеспечен:
В дождливый день хожу в плаще.
В случайных связях не замечен
И не заметен вообще.
 
Безволен также, как безвластен.
Не ангел, но и не злодей.
Женат. Имею двух детей.
К спасенью мира не причастен.