Советуем прочитать  
ГОЛОДОМОР И КОМПЛЕКС ЖЕРТВЫ
Ростислав ИЩЕНКО
24.11.2014
«Особенно невозможно было слушать их гимн. Это как какая-то пытка! Они как затянут хором: "Ще не вмэрла Украина…". Создается впечатление, что тебя живьём отпевают. Нападает какая-то гнетущая, душераздирающая тоска, что порой кажется, что в округе от этого завывания дохнут мухи. Слушать этот вой до того невыносимо, что порой казалось – легче было бы умереть.»
Джон Теффт, посол США на Украине в 2009–2013 гг., посол США в России с 1-го августа 2014 года

Отношение украинцев к Голодомору Господин Теффт был не первым, кто отметил некрофильский характер современной украинской государственности. И дело здесь вовсе не в гимне, к которому, конечно, можно относиться по-разному, но на общем фоне неоукраинской политической мифологии он выглядит вполне оптимистичной, даже жизнеутверждающей песнью. В конце концов, там в последней строке кто-то собирается «панувать», а не погибать.
Куда хуже с историческими корнями украинской государственности в их современной интерпретации. Если отбросить историю о 400-тысячелетнем украинском народе, давшем человечеству огонь, колесо, религию и научившем выращивать злаки, то все остальные украинские исторические мифы сводятся к тому, что дикие и злые окружающие племена перманентно разрушали высочайшую украинскую цивилизацию, зверски и под корень вырезая талантливую и миролюбивую нацию, которая, тем не менее, регулярно возрождалась на одних и тех же чернозёмах.
Все это формирует у формирующейся нации комплекс жертвы, боящейся и ненавидящей всех своих соседей.
Это сегодня главный враг «москали». До 1939 года таковым были «ляхи», которых бандеровцы сотнями тысяч вдохновенно резали на Волыни еще в марте–июле 1943 года. Кстати, украинские политические активисты начинают поговаривать о «предательстве Европы», которую Украина «мужественно защищает» в Донбассе. Так что, не исключено, что скоро украинцы вновь пересмотрят свое отношение к «братским народам ЕС».
Однако самая страшная украинская историко-политическая легенда – миф о голодоморе-геноциде. Страшна она, прежде всего, самим украинцам. Во-первых, потому, что в отличие от легенды о древних укро-ариях, пасущих динозавров, имеет под собой реальную историческую подоплеку, то есть вызывает доверие, в том числе и у людей образованных. Во-вторых, потому, что раскалывает общество внутри Украины, трактуя население Новороссии, как пришельцев, завезенных на место убиенных украинцев, что способствует ожесточению гражданской войны, расчеловечивая жителей Юго-Востока в глазах адептов украинской Украины. В-третьих, и это самое страшное, потому, что, будучи доведенной до абсурда стараниями государственной пропаганды, унижает память миллионов реальных жертв гуманитарной катастрофы 1932–1933 года, доводя гекатомбы бумажно-пропагандистских «жертв» до гротеска.
Не будем здесь приводить известную статистику, свидетельствующую, что больше всего в абсолютном исчислении от голода 30-х годов погибло русских, а в процентном казахов. Кто хотел, давно с ней ознакомился, а ученые-геноцидники все равно игнорируют неудобные для них факты. Не будем также доказывать, что трагедия носила не этнический, а социальный характер. То есть, от нее страдали крестьяне (а также имевшие аналогичный социальный статус казахи-кочевники), но никак не исключительно этнические украинцы. Даже не станем напоминать о том, что виновниками голода на Украине было украинизаторское руководство КПБ(у), а спасала людей и ликвидировала последствия Москва. В конце концов, политбюро ЦК ВКП(б), чьи указания излишне ретиво и вдохновенно выполняли в Киеве, виновато не меньше. Оно создало условия для катастрофы как своей политикой раскрестьянивания, так и благодаря недостаточному контролю за местными элитами. В конце концов, правительство страны, в которой в мирное время, жуткий голод продолжается два года, унося жизни миллионов людей, всегда виновно в том, что произошло.
Остановимся всего на одной проблеме – подсчете жертв голодомора по-украински. К моменту обретения Украиной независимости число жертв голода в Украине оценивалось (как советскими, так и западными исследователями) в 1,5–3 миллиона человек. Цифра огромная (трагическая). Уже в первые годы независимости «национально-сознательные» украинские ученые увеличили её до шести миллионов, приплюсовав к умершим не родившихся. Постепенно шесть миллионов стали трактовать, как число только умерших. Затем Ющенко в 2005 году заявил о десяти миллионах жертв. Еще через пару лет о десяти-пятнадцати. К 2010 году 10 миллионов стали нижним пределом умерших, но пятнадцать не стали верхним. Стали поговаривать и о двадцати миллионах.
При этом остальные цифры из рожденной в 2005 году ющенковской концепции украинских демографических потерь не изменились, для «украинских ученых» они стали фактом, не требующем доказательств. А Ющенко говорил не только о 10 миллионах жертв голодомора. Далее он добавлял: ещё 10 миллионов погибли в ходе репрессий, 10 миллионов были раскулачены, вывезены в Сибирь и там погибли, а также 10 миллионов Украина потеряла в ходе войны (для всех Великой Отечественной, для Ющенко Второй мировой).
Таким образом, по Ющенко в период 1932–1945 годов население Украины должно было потерять 40 миллионов человек. Его последователи доводят эту цифру до 50 миллионов. Все бы ничего, но в 1932–1933 годах численность населения Украины составляла 31,8–32,1 миллиона человек. То есть, по Ющенко и его последователям (а даже в период президентства Януковича эти данные не ставились под сомнение) в Украине, за тринадцать лет (1932–1945), умерло больше людей, чем жило (причем, примерно в полтора раза). Даже присоединенные в 1939–1940 годах области, не компенсируют недостачу. Они дополнительно дали Украине всего 6–7 миллионов человек.
То есть, официальная украинская историческая концепция и сопутствующая ей статистика предполагают, что на Украине за 10–13 лет погибло больше людей, чем жило. Это уже нонсенс.
ЗАЯВЛЕНИЕ ПИСАТЕЛЕЙ, ЧЛЕНОВ РУССКОГО ПЕН-ЦЕНТРА
ЛИТЕРАТУРНАЯ ГАЗЕТА
19.11.2014
3 октября с.г. районный суд в п. Кромы Орловской области признал экстремистским стихотворение «Украинским патриотам», принадлежащее перу местного учителя Александра Бывшева и размещённое в интернете. Решение суда состоялось вопреки тому, что несколько ранее в Москве авторитетная экспертная организация – Гильдия лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (РОО «ГЛЭДИС»), к которой обращалась районная прокуратура, проанализировала стихотворение А. Бывшева и не нашла в нём никакого экстремизма. Упорное стремление привлечь к уголовной ответственности автора стихотворного текста, пафос которого, видимо, не совпадает с представлениями местных властей, заставляет думать не о правовой, но о политической подоплёке «дела Бывшева». Подобный подход к литературному творчеству прямо противоречит статье 29 Конституции РФ и статье 19 Всеобщей декларации прав человека. Оставляя в стороне нравственные и литературно-критические оценки стихов Бывшева, мы, члены Русского ПЕН-центра, не можем не выразить тревогу по поводу опасного прецедента возобновления в нашей стране практики уголовного преследования автора литературного текста. Мы оставляем за собой право внимательно следить за ходом судебного разбирательства в Кромах.
Подписались: Людмила УЛИЦКАЯ, Лев ТИМОФЕЕВ, Виктор ЕРОФЕЕВ, Игорь ИРТЕНЬЕВ, Михаил АЙЗЕНБЕРГ, Марина БОРОДИЦКАЯ, Леонид БАХНОВ, Михаил БЕРГ, Алина ВИТУХНОВСКАЯ, Марина ВИШНЕВЕЦКАЯ, Владимир ВОЙНОВИЧ, Александр ГЕЛЬМАН, Денис ГУЦКО, Виктор ЕСИПОВ, Георгий ЕФРЕМОВ, Ольга ИЛЬНИЦКАЯ, Григорий КРУЖКОВ, Наталья МАВЛЕВИЧ, Андрей МАКАРЕВИЧ, Григорий ПАСЬКО, Борис СОКОЛОВ, Владимир СОТНИКОВ, Татьяна СОТНИКОВА (Анна БЕРСЕНЕВА), Любовь СУММ, Сергей ЯКОВЛЕВ

Письмо в Русский ПЕН-центр
Ефим БЕРШИН
Дорогие коллеги! Я рад за тех из вас, кто отказался подписывать заявление, написанное Львом Тимофеевым. В скобках замечу, что подобных бредовых графоманских виршей, каковыми являются стихи Александра Бывшева, в интернете предостаточно, и защищать весь этот мусор нам не пристало. Автор разбираемых «стихов» – не писатель. Наша задача – защита прав писателей. И коль уж мы часть международного ПЕНа, то – не только российских писателей. Я возмущён тем, что наш ПЕН так и не откликнулся на гибель трёх одесских поэтов, растерзанных и сожжённых у Дома профсоюзов 2 мая. Я возмущён тем, что ПЕН так и не вступился за подвергнутого пыткам и искалеченного русского писателя Юрия Юрченко, которого захватили в тот момент, когда он вёз больным людям в Славянске необходимые лекарства. ПЕН должен наконец определиться с тем, какой именно организацией он является – правозащитной или политической. Насколько я понимаю, мы всё-таки правозащитники, а не политики. Я не знаю, какая комиссия и как определяла, являются ли эти стихи экстремистскими.
Лично я в них вижу не просто экстремизм, а буквально призыв к уничтожению москалей. Я категорически против того, чтобы сажать в тюрьму за стихи, но защищать подобных «учителей» тоже как-то язык не поворачивается. Так мы далеко можем зайти. И ещё я очень удивлён тем, что Лев Тимофеев не отличает произведения антисоветские от русофобских. В первом случае речь шла о политическом неприятии режима, чем я и сам в своё время отличался, за что и подвергался обыскам. А во втором случае речь должна идти о самом настоящем нацизме. Это несравнимо. Так вот: рассматриваемые «стихи» – нацистские («...что фашисты нам, что москали»). Принимать и защищать нацизм в любой его форме – отвратительно. Ещё раз повторю: очень рад, что мои коллеги по ПЕНу отказались подписывать обращение Льва Тимофеева. И буду страшно удивлён и шокирован, если его всё-таки кто-то подпишет.

Комментарий «ЛГ»
Странные дела творятся в Российском ПЕН-центре. Совсем недавно мы публиковали письмо президента ПЕН-центра Андрея Битова, который выражал недоумение и возмущение тем фактом, что правозащитная писательская структура усилиями некоторых её членов во главе с Людмилой Улицкой превратилась, по сути, в политическую организацию, выступающую против интересов России. И вот – новый поворот. Очередная инициатива Улицкой и Ко. Теперь они выступили в защиту провинциального учителя Александра Бывшева, известного своими русофобскими сочинениями.
Между прочим, в стихотворении «Украинским патриотам», которое было признано экстремистским, речь идёт о «москальской банде», которую надобно накормить свинцовой кашей, вдохновляясь духом нацистского преступника Романа Шухевича. Вот так! Мы совершенно согласны с уважаемым Ефимом Бершиным, что никакого отношения к литературе эти вирши не имеют. А вот злобы и русофобии в них – хоть отбавляй.
Впрочем, почему бы не обратиться к другим опусам Бывшева? Возможно, речь идёт об одном неудавшемся тексте, к которому отчего-то «привязались» следственные органы? Да нет, если присмотреться, то подобные откровения учитель-стихотворец щедро рассыпает налево и направо.
НЕ ДЛЯ МЕНЯ
Александр КОНДРАШОВ
17.11.2014
Павлины, говоришь?
В самом начале фильма красные на трамвае въезжают в Одессу и кто-то из них подстреливает брошенного хозяевами павлина. Ну да, до павлинов ли тут? Они несовместимы с революцией, голодом, холодом, Гражданской войной. Как писал ненавидимый Буниным Маяковский: «Кругом тонула Россия Блока. Незнакомки, дымки севера шли на дно, как идут обломки».
«Как это всё случилось?» – спрашивают друг друга сдавшиеся красным офицеры. Никита Сергеевич отвечает в фильме как будто так: «Не сберегли, не ценили, профукали матушку Россию. Обленились, погрязли в разврате. В провинциальном фотоателье делаются пошлейшие снимки жениха с накладным членом под лосинами, замужние женщины при каждом удобном случае изменяют мужьям. Русские офицеры, краса и гордость нации, попадают под влияние заезжих фокусников-шарлатанов. Патриоты не хотят расстреливать изменников и бунтовщиков, Чеховых нет, сплошные Тригорины. Батюшки берут за освящение нательного крестика непомерную мзду, зажравшиеся монахи забывают звонить в колокол, от честных, любознательных мальчиков отмахиваются, не объясняют им ничего про Дарвина, помазанника Божия и обезьян, а нелюбознательные мальчики воруют сало... Ну как тут не свершиться революции?»
Об этом пишут те, кому фильм понравился.
Меня же он очень озадачил. Да, Михалков не экранизировал Бунина, он снимал фильм по мотивам, но разве мотивы эти бунинские?

Бунин и фильм
У Ивана Алексеевича очень короткий рассказ, в нём нет даже портретов героев, но есть характеры и до мурашек осязаемое действие…
В фильме – прекрасные портреты персонажей, чудесные пейзажи, замечательно снятые Владиславом Опельянцем, но действия нет, есть обозначения, подмены, вставные номера, фокусы, акробатические этюды. Поручика играет конфетной красоты блондин (не зря незнакомка дарит ему карамельную конфетку). Его ждёт невеста («Ах, как она поёт!»), но он вздумал познакомиться с красавицей, которую заприметил на пароходе. Да взял бы и познакомился. Но нет, с риском для жизни он безуспешно гоняется за её летающим по всему кораблю шарфиком. «Девочка плачет, шарфик улетел…» Ему всё время не везёт. Вместо незнакомки на свидание приходит жаждущая приключений дебелая дама. Он заходит в каюту возлюбленной, начинает там шуровать, обнюхивать средства её личной гигиены, обнаруживает коробочку с табачком, сладострастно нюхает его и вдруг убегает, чихая, как клоун в цирке. Потом ему показалась, что незнакомка сошла на берег, пароход уже отходит, он, преодолевая сопротивление боцмана («Смирно!») и опасные препятствия, героически спрыгивает на берег, нагоняет незнакомку, а это опять (33 несчастья!) не она. Наш Епиходов бежит назад, но корабль уже далеко. История бесславно кончилась? Нет. Незнакомка упрашивает капитана, пароход возвращается (!) и забирает поручика. Вспомнился Станиславский, который говаривал: если нет конфликта, надо играть недоразумение. И Чехов (точнее Чехонте) тоже недаром вспомнился.
Накушавшись водочки с фокусником-марксистом, рассказав ему про свою невесту, поручик вдруг замечает незнакомку и мчит за ней. Настигает в машинном отделении, где их разделяют страшно двигающиеся огромные стальные шатуны, перекрикивает машинный шум, молит сойти с ним на берег. Когда он, рискуя быть раздавленным, пробует перебраться по этим шатунам на её сторону, незнакомка соглашается ехать с ним в гостиницу.
В фильме целомудренной бунинской эротики нет (никакой нет), герои не бросаются в объятья, а долго, разделённые комнатой, смотрят друг на друга, потом она… быстро раздевается, и голая предстаёт перед поручиком. Мы видим незнакомку со спины (она великолепна!), герой испуганно смотрит с другой стороны. Пауза. Которая завершается грохотом оброненной поручиком сабли (опять Епиходов!). Потом капли пота и подробный показ мощной работы стальных механизмов парохода (та ещё метафора).
Утром незнакомка нежно прощается с изнеможённым секс-двигателем, оставляет записку, в которой как будто благодарит поручика за доставленное удовольствие: «Ничего подобного у меня никогда не было и не будет», и уезжает на пристань, чтобы плыть к мужу с детьми. А что герой?

Ненавидеть литературу
Поручик в фильме до обидного недолго переживает утрату любимой, на пристани встречает упитанного мальчугана, похожего на рублёвских барчуков, с которым беззаботно проводит остаток дня. Совершает нелепые поступки: снимается с ним и просит фотографа выставить карточку в витрине, прыгает с высоченного берега в воду, не разбивается, выныривает и нежится, лёжа в реке.
Он не «постарел на десять лет» – как был инфантильным юношей, так и остался. Режиссёр осуждает этот инфантилизм или любуется им? Бунин огламурен, «конфетной красотой оболган» в духе Собчачек, из которых, как недавно скаламбурил Никита Сергеевич, вырастают Землячки.
Второй, белогвардейский, пласт фильма к Бунину тоже никакого отношения не имеет. Не было у него врангелевцев, пришедших регистрироваться к красным и утопленных ими в море. Ни в «Окаянных днях», ни в «Тёмных аллеях». И настоящей драматургии здесь тоже нет, а есть нечто снижающее, низводящее драму до цирка. Сюжет строится на том, что юный юнкер хочет сфотографировать всех белогвардейцев. (Дались режиссёру эти фотографы! Или это метафора телевидения и кинематографа – если человек не запечатлён камерой, то его и нет вообще?) Попутно юнкер показывает класс в фигурном катании, ведь он чемпион! Фотографирование всякий раз прерывает румяная комиссарша Землячка. Она какая-то невсамделишная, глупая, не страшная, так же как Бела Кун, который всё время восхищается ею: «Богина!» Его раздражённо поправляют: «Не «на», а «ня». Не верится, что всё это взаправду. Не верится и в то, что полковник мог донести на ротмистра, а подпоручик его за это задушить. Наконец перед посадкой на баржу фотографирование состоялось. Странно, мы знаем, что ждёт несчастных, а они ничего не подозревают, не предчувствуют. Может быть, потому что в реальности красные не топили баржи с белыми.
История закольцовывается тем, что комиссар, который руководит посадкой на баржу, оказывается тем упитанным пареньком из беззаботно светлого прошлого, он вырос и без барского пригляда выбрал даже не Дарвина, а Ленина. И утопил белых. «А шарфик вернулся, а он голубой».
«Как это всё случилось? Почему свершилась революция?» Из фильма это совершенно непонятно. Впрочем, на этот вопрос должны отвечать историки, а художник может показать, как и что случилось (в советском кино были великолепные примеры: «Тихий Дон», «41-й», «Бег», «Служили два товарища», «Жизнь Клима Самгина»).
КАК 15000 УКРАИНЦЕВ УНИЧТОЖИЛИ 150000 РУССКИХ, ИЛИ БИТВА ПРИ КОНОТОПЕ
В. ПОПОВ
17.11.2014
В новых учебниках истории Украины одним из важнейших событий истории незалежной и Европы считается великая битва при Конотопе 1659-го года, когда 15000 украинцев под началом гетмана Выговского уничтожили 150 000 русских оккупантов и весь цвет русского дворянства.
Президентом Ющенко в 2008-м году был подписан указ о праздновании 350-летия Конотопской битвы. Эта великая перемога отмечается на Украине иногда чуть ли не как «День победы в ВОВ» – с историческими реконструкциями и присутствием первых лиц государства, построены памятники, выпущены памятные монеты. В Крыму и Севастополе администрации поручили рассмотреть о переименовании улиц в честь участников этой битвы.
Удивительно, но у нас в России мало знают об этой страшной трагедии и позорной странице нашей истории. Как же всё было на самом деле?
Конотопская битва является одним из эпизодов Русско-польской войны, которая длилась с 1654 по 1667 гг. Началась она тогда, когда после неоднократных просьб гетмана Богдана Хмельницкого Земский собор принял в российское подданство запорожское войско с людьми и землями. Во время этой войны России, едва опомнившейся от тяжких времён смуты, пришлось воевать не только с Речью Посполитой (союзом Литвы и Польши с оккупированными землями русского воеводства (Малороссии)), но также и с Швецией и с Крымским Ханством, то есть, в общем-то, со всеми.
Умирая, Богдан Хмельницкий завещал гетманство своему сыну Юрию, однако частью казацкой верхушки при тайной поддержке польской шляхты казацким гетманом был назначен Иван Выговский – шляхтич, некогда служивший в регулярных войсках польского короля Владислава IV. Царь Алексей Михайлович одобрил избрание гетмана. Однако простые казаки гетмана невзлюбили, особенно в восточной части Малороссии. Как рассказывал проезжавший по Малой Руси в декабре 1657 года греческий митрополит Колоссийский Михаил, «гетмана Ивана Выговского заднепровкие черкасы любят. А которые по сю сторону Днепра, и те де черкасы и вся чернь ево не любят, а опасаютца того, что он поляк, и чтоб де у него с поляки какова совету не было». В итоге гетман предал царя и переметнулся на сторону поляков, приняв титул «Великого гетмана княжества Русского» (заметьте, РУССКОГО, не украинского).
Действия Выговского, нацеленные на новое подчинение польской Короне, вызвали сильное сопротивление среди казаков. Против Выговского выступила Запорожская сечь, Полтавский и Миргородский полки. Чтоб навязать свою власть казакам силой, Выговскому пришлось, помимо польского короля, присягать ещё и крымскому хану Мехмеду IV Гирею, чтобы тот оказал ему военную помощь.
Царь Алексей Михайлович, не желая войны, начал переговоры с Выговским о мирном разрешении конфликта, но они не принесли результата. Осенью 1658 на Украину вступает Белгородский полк князя Григория Ромодановского.
В ноябре Выговский запросил мира и подтвердил свою верность присяге русскому царю, а в декабре опять изменил присяге, соединившись с татарами и польским отрядом Потоцкого. 26 марта 1659 года князь Алексей Трубецкой двинулся против Выговского. 40 дней Трубецкой уговаривал его решить дело миром, но безрезультатно. После чего повёл свою армию на осаду Конотопа.
«СЕМНАДЦАТЬ КИЛОМЕТРОВ МЫ ШЛИ МАРШЕМ ЧЕРЕЗ ГРАНИЦУ»
Сергей ШАРГУНОВ, Игорь СТРЕЛКОВ
12.11.2014
Игорь Стрелков отвечает на вопросы Сергея Шаргунова

Сергей Шаргунов: Игорь Иванович, что будет дальше с Донецкой и Луганской республиками? Они состоятся или их ждёт совсем непонятное будущее?
Игорь Стрелков: Я очень надеюсь, что они будут, несмотря на все препятствия и крайне тяжелое положение, в котором сейчас находятся. Я надеюсь, что Новороссия состоится. И состоится в качестве единого союзного с Россией государства.
С.Ш.: Была «русская весна», так называли тогда происходившее. По сути, бескровное соединение Крыма с Россией. Было «русское лето» – множество убитых в Донбассе. Сейчас надвигается «русская зима». Донбасс может оказаться в условиях настоящей гуманитарной катастрофы. Это так?
И.С.: Он уже в состоянии гуманитарной катастрофы. Особенно в районах, которые находятся в прифронтовой зоне. Ведь когда мы говорим о том, что сейчас происходит в Донбассе, надо не забывать, что идёт война. После так называемого минского перемирия, которое было только на бумаге и было выгодно только украинской стороне – никак не Донбассу и никак не России – после этого ни одного дня не было спокойствия на фронтах. А сейчас, когда украинская сторона фактически открыто отказалась от условий минского перемирия, так там вообще отчаянное положение. Донецк обстреливается так, как он не обстреливался до Минска. Непрерывные жестокие обстрелы. Обстрелы всех остальных населенных пунктов. Фактически вся территория Донецкой и Луганской республик простреливается насквозь за исключением совсем уж глубоких городов типа Антрацита.
С.Ш.: После вашего отъезда вы получаете информацию, что происходит?
И.С.: Естественно.
С.Ш.: У вас есть надёжные контакты там?
И.С.: Я получаю ежедневно информацию по электронной почте и по телефону. Я не скажу, что мне докладывают командиры и политические деятели, которые там действуют, поскольку я не являюсь сейчас их начальником, но они считают своим долгом поставить меня в известность о том, что происходит.
С.Ш.: Как вы считаете, насколько возможно возобновление полномасштабной войны?
И.С.: Так, собственно, и идёт полномасштабная война. Единственное, она носит позиционный характер.
С.Ш.: Я имею в виду движение танков и прочее…
И.С.: Она неизбежна, просто неизбежна. Украинская сторона никогда не скрывала, даже в дни минского перемирия, намерения вернуть Донбасс под свою диктатуру. И будет это реализовывать. А после этого будет Крым. И все наши политики, которые говорят всерьёз о каких-то соглашениях, о перемирии с украинской стороной, откровенно лгут. В первую очередь, я считаю, лгут те, кто ответствен за эти минские соглашения. Они прекрасно знают, что украинская сторона никогда не смирится, до военного разгрома своего, с отделением Новороссии. Но они сознательно лгут, исходя из своих тактических интересов, которые не имеют ничего общего с интересами России и Новороссии.
С.Ш.: Во время славянской осады вы превратились в символ. И по-прежнему остаетесь человеком-легендой для многих. Вы были готовы к этому?
И.С.: Абсолютно нет. Более того, в мои планы совершенно не входила никакая публичная известность. Допустим, когда начиналась славянская эпопея, я планировал сделать все как в Крыму, и надежда была, что всё будет по крымскому сценарию. То есть планировалось помочь местным лидерам и ополченцами установить народную власть, провести референдум, присоединиться к России, а это было нашей общей целью и их целью в первую очередь. Которую им никто не навязывал, это было их искреннее желание. И после этого также, не выходя из тени, исчезнуть оттуда, как и из Крыма.
ВАЛЕРИЙ ГАНИЧЕВ: «Я ЖИЛ ПРИ МНОГИХ САНКЦИЯХ»
Сергей ШАРГУНОВ, Валерий ГАНИЧЕВ
06.11.2014
Председатель Правления Союза писателей России о славянской цивилизации, Большой Новороссии, литературе, объединяющей русских и украинцев

Сергей Шаргунов: – Здравствуйте, друзья. С вами «Свободная Пресса», с вами Сергей Шаргунов. Сегодня у нас в гостях Валерий Николаевич Ганичев, председатель Правления Союза писателей России. Валерий Николаевич, я бы начал разговор с вопросов насущных и актуальных. Знаю, что вам не понаслышке близка тема и Новороссии, и Украины, и русско-украинских отношений. Вы об этом много писали, много размышляли, и вот оказалось, что ваши книги вдруг стремительно актуализируются именно по этим вопросам. И больше того, возникает вопрос, почему нет настоящей интеллектуальной базы в разговорах о происходящем в Донбассе, на юго-востоке вчера ещё Украины, а сегодня большой вопрос, как это все назвать.
Валерий Ганичев: – Вы знаете, когда в 80-х годах, я выпустил свой исторический роман, или повествование я его называю, «Росс непобедимый», он весь целиком был посвящён, как образовывалась Новороссия. По двум причинам: я жил в городе Николаеве, мне было это интересно. Меня заинтересовал Ушаков, меня заинтересовало как эти земли…
С.Ш.: – Вы же писали об Ушакове подробно.
В.Г.: – Да. А что касается Новороссии, то это был подвиг нашего народа. Он был равен, может быть, подвигу освоения Сибири. Потому что выход России на полуденное окно, второе окно после Петра Первого, через Чёрное море, которое в 9 веке арабские купцы называли Русским морем. И выход в Европу и Африку через это было историческим событием. Но историческое связано ещё с тем, что эти земли, абсолютно пустые, абсолютно пустынные, незаселённые, были пройдены русской армией Румянцева. Потом Потёмкин прозрел, что это большой участок земли, который надо заселить, где надо построить города, Черноморский флот. Этого ничего не было до Первой и Второй русско-турецкой войн при Екатерине. Вот эти земли были освоены. На них поселились крестьяне, были переселены, честно скажем, потому что многие крепостные, многие свободные были крестьяне из Орловской, Воронежской, Брянской...
С.Ш.: – Курской губернии...
В.Г.: – Это были крестьяне. Потом уже пришли сюда и малороссы. Это было естественно. И не только малороссы. Эти земли заселило большое количество немцев, сербов, болгар. Это была настоящая многонациональная часть России. Потёмкин именовал с Екатериной, естественно, это Новороссией. По своей мощи, по своей направленности это была Новая Россия, там в составе Новороссии даже была Новая Сербия и другие.
С.Ш.: – Но я правильно понимаю, что границы Новороссии были немножечко сдвинуты, нежели то, о чём говорят сейчас? Например, Донецк и Луганск относились просто к Великороссии, а Новороссия - это прежде всего Крым, Одесса, Херсон, Николаев.
В.Г.: – Совершенно верно. Донецк относился к Азовской губернии, которая начинала ещё при Петре создаваться, а потом при Екатерине и т.д. А вот эти земли, когда красавцы-города создавались Мариуполь, Мелитополь, Севастополь, Симферополь, Тирасполь, Одесса. А что касается приставки «поль», то Екатерина была в каком-то смысле эллинофилкой, «поль» – это город. И вот эти земли, уже заселённые, города уже заселённые, в них образовывалась промышленность. Там были греки, большое количество понтийских греков и других народов.
С.Ш.: – Мариуполь до сих пор в значительной степени греческий город.
В.Г.: – Да. Так что, это была Новороссия в полном смысле слова. Тут пришла часть украинского населения, пришли поляки. Все туда устраивались, это была русская мощная территория, которая знаменовала собой будущее России, там был создан Черноморский флот России. Единственный флот после турецкого на Чёрном море был русский Черноморский флот. Там проявились такие таланты, как Ушаков, он определил направление развития этого флота. Его победоносность, которую пытаются как-то замазать, затушевать, но – не удастся: Ушаков был самым выдающимся флотоводцем 18 века. Даже Нельсон, которого мы знаем по мировым оценкам, он и то терпел поражение. А Ушаков – 43 победы, не потерпел ни одного поражения. Это, на мой взгляд, конечно, знамение свыше с одной стороны, а с другой стороны – это его талант, его умение русского человека, выросшего в России, на Волге.
В ПАСЫНКАХ У ВЛАСТИ
Николай ЛЕОНОВ
30.10.2014
Экономическая война против России заставит всерьёз заняться проблемами нашего села

В ноябре нас ждёт нелегкий разговор о запущенных, ставших хроническими, болезнях отечественного сельского хозяйства. Тех самых болезнях, которые угрожают здоровью, а то и жизни всей страны.
В клубном помещении подмосковного поселка имени Ленина 15 ноября соберётся уникальный форум: I Всероссийский съезд народных депутатов от муниципалитетов и сельских территорий. Осенью, когда крестьяне в большинстве стран северного полушария, радуются завершению сельскохозяйственного цикла, мы будем говорить о наболевших проблемах. Они особенно актуальны в свете развязанной Западом экономической войны против России.
Судьба крестьянства и сельского хозяйства была на протяжении всей моей жизни постоянным источником забот и горьких раздумий. Родиться мне довелось в процветающем селе Алмазово Рязанской области, где на 150 дворов были и паровая мельница, и маслобойка, и кузница, и, конечно, храм, и начальная школа. А в прошлом году я увидел на месте родного села последний убогий дом с дымящейся трубой, а кругом – лишь каменные развалины бывших изб, покрытые зарослями крапивы и чертополоха. За жизнь одного человека зажиточное сельское поселение, основанное 300 лет тому назад, стало погостом.
На протяжении многих столетий, вплоть до Первой мировой войны, Россия была крестьянской страной с малыми – по государственным меркам – вкраплениями городов. Русская земля была источником основной части национального богатства: зерно, кожа, пенька, лён, продукты пчеловодства, растительные масла… На мировом рынке до революции 1917 года Россия покрывала до 30 процентов всего экспорта зерновых, около 12 миллионов тонн. Сельский труженик был главным действующим лицом в российской экономике, а следовательно, и в истории. Силами крестьянского сословия раздвигались границы государства, укреплялась православная вера, формировался тот самый русский дух, перед которым были бессильны любые преграды и супостаты.
В русской деревне родились нравы и обычаи нашего народа, национальный костюм, богатейший фольклор. Классическая отечественная литература, музыка и живопись питались сюжетами, взятыми из сельской жизни, и населялись её героями. Каждое село было родником народности.
Так было до начала XX века – самого жестокого в истории нашего Отечества, оказавшегося к тому же наиболее разрушительным для российского крестьянства и русского села. С той поры, пожалуй, только реформы Петра Аркадьевича Столыпина были направлены на процветание сельского сословия, внедрение товарно-денежных отношений в аграрный сектор страны, повышение роли сельского хозяйства в экономике. Смерть П.А. Столыпина от руки террориста и начало Первой мировой войны оказались фатальными для русского села.
С той поры началась бесконечная череда десятилетий, на протяжении которых прежний становой хребет Отечества – деревня и крестьянство – стал жертвой непрерывных погромных посягательств со стороны государственной власти. Гражданская война с её «военным коммунизмом» и продразвёрсткой, затем принудительная коллективизация со свирепым раскулачиванием, Великая Отечественная, унесшая жизни основной части мужского населения села, послевоенная конфискационная налоговая политика, химерные идеи создания «агрогородов» и ликвидации «неперспективных» деревень… И так вплоть до конца XX века, заставшего русскую деревню в распластанном состоянии после псевдодемократических, неолиберальных реформ.
Высосав до конца из деревни, казалось, неисчерпаемые людские и материальные ресурсы, власть бросила на произвол судьбы остатки крестьянства и сельского хозяйства.
КАК ПОРОШЕНКО ПРОИГРАЛ ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ
Виталий ТРЕТЬЯКОВ
27.10.2014
На Украине прошли, естественно, признанные Западом демократическими и прозрачными, парламентские выборы.
Тезис о прозрачности можно признать справедливым в том смысле, что теперь совершенно ясно видно, что из себя представляет нынешняя Украина политически.
1. Считается, что на выборах победил «Блок Петра Порошенко». Громко сказано. «Блок Петра Порошенко» всего лишь занял первое место со слабеньким результатом в 22-23 процента (здесь и далее – данные экзит-поллов), а главное – с минимальным отрывом от «Народного фронта» Яценюка и его духовного пастыря Турчинова. Вот их-то, Яценюка и Турчинова, и нужно считать персональными победителями этих выборов.
2. Слабая легитимность Порошенко как президента и фактическая неподчинённость ему большинства государственных институтов Украины, и прежде всего – правительства Яценюка, не только подтвердились, но и стали ещё очевидней.
Единственное, на что доныне опиралась и отныне в ближайшие месяцы будет опираться президентская власть Порошенко – это Вашингтон, пока сдерживающий порывы Яценюка и Турчинова словами: «Потерпите, ваше время ещё не пришло...»
На самой Украине после выборов 26 октября под Порошенко вообще не осталось никакой серьёзной политической базы, в том числе и в парламенте. До этого – пока он вёл не управляемую им войну в Новороссии – она ещё была. Теперь он вынужден сколачивать «объединённую коалицию партий Майдана», каждые две соединённые вместе части которой будут сильнее его собственного «блока».
3. А что это за коалиция? В полном варианте она такова: все прошедшие в Раду партии, кроме «Оппозиционного блока», косвенно и робко защищающего интересы русского и русскоязычного населения Украины.
То есть это коалиция с «Народным фронтом» (Яценюк-Турчинов), Радикальной партией (Ляшко), партией «Свобода» (Тягнибок), «Батькивщиной» (Тимошенко) и малоизвестной партией «Самопомощь», возглавляемой мэром Львова, вряд ли большим поклонником двуязычия и федерализации. В сумме это больше 75 процентов депутатов Верховной Рады. Абсолютное большинство. Причём абсолютное большинство, в котором «Блок Порошенко» имеет абсолютное меньшинство.
4. Подтвердились прогнозы трезвых и объективных аналитиков: никакой партии мира в Верховной Раде не возникло (ибо не могло возникнуть, несмотря на грёзы некоторых московских аналитиков), а вот партия войны (смотри список всех перечисленных выше партий) сложилась определённо и в абсолютном большинстве. Что, исходя из этого, будет вынужден делать Порошенко в Новороссии (если даже в душе он главный миротворец Украины), если хочет собрать «объединённую коалицию» и не быть свергнутым Яценюком и Турчиновым? Ответ очевиден.
5. Нетрудно заметить (если не прикидываться слепым или «цивилизованным европейцем»), что партия войны, победившая на выборах в Раду, есть одновременно партия украинского национализма в основном антирусской направленности.
Можно, конечно, вести метафизические дискуссии о том, кто из Яценюка, Турчинова, Тимошенко, Ляшко, Тягнибока и самого Порошенко «мягкий националист», кто просто «националист», а кто бандеровец нацистского или расистского розлива, и на кого в этой связи делать ставку – для переговоров, компромиссов, сотрудничества.
Но лучше признать очевидное: в сегодняшней Украине «мягкие националисты» будут дрейфовать к центру, «центровые» – к бандеровцам, бандеровцы – к нацистам. И не «Блоку Порошенко» при таком слабом представительстве в Раде определять пути и направления этого дрейфа.
6. Ещё одно очевидное и чрезвычайно важное: партия войны и партия украинского национализма на Украине – это одна и та же партия – партия агрессивного вооружённого национализма. Такой и будет «объединённая коалиция» под руководством (достаточно эфемерным) Порошенко, если ему удастся её создать. А назвать эту коалицию можно хоть «Европейский выбор», хоть «Цивилизованная Украина», хоть «Коалиция Майдана», что, вообще-то, и откровенней, и показательно.
7. Кроме того, не надо забывать, что партийно-фракционное членение в Верховной Раде Украины всегда было декоративным. Все важнейшие решения в этом парламенте всегда принимались согласно приказам дюжины украинских олигархов, цинично и почти открыто эксплуатирующих в своих интересах украинский национализм. И сейчас вновь именно олигархи будут решать, позволить ли их заклятому коллеге Порошенко создать коалицию, а если позволить, то как она должна голосовать по тому или иному вопросу.
Конечно, в создании коалиции и сохранении Порошенко пока на посту президента решающее слово, повторюсь, сейчас за Вашингтоном. Но следующий решающий голос – голос олигархов, имеющих своих, лично им принадлежащих, депутатов во всех прошедших в Раду партиях, включая и порошенковскую.
Суммируя, можно утверждать: лично Порошенко парламентские выборы проиграл и стал ещё более слабым президентом, чем до 26 октября был; украинский национализм, включая его расистские формы, получил окончательную политическую (парламентскую) легитимацию; в целом политический режим нынешней Украины окончательно превратился в националистический, по определению игнорирующий любые интересы неукраинского (прежде всего – русского) населения страны; химера федерализации Украины и какого-либо компромисса между Киевом и Новороссией окончательно растворилась в прозрачных урнах прозрачных украинских выборов.
Последующие действия Киева будут определяться именно этим, а потому и предсказать их нетрудно.
ПЕСЕННОЕ ЧУДО ЭПОХИ
Александр БОБРОВ
25.10.2014
Юбилей – всегда дело святое. А тут 100-летие Виктора Фёдоровича Бокова. Он был явно обделён наградами при жизни, но мы даже и после смерти просто не можем понять, КТО был нашим современником. Это – песенное чудо эпохи. Это – вызов всему мёртвому и железнобетонному.
Самый городской, самый практичный, самый… (не хочу подбирать третий эпитет) Александр Межиров написал:



По Москве соскучился, по Бокову,
По его измученному лбу
И по взгляду – ясному, глубокому,
Пред которым никогда не лгу.
Семечки на полустанке лузгаю,
Голову клоню, как во хмелю,
И в слезах целую землю русскую,
Потому что Бокова люблю.

Еврей написал такое! Это признание надо было на обложку вынести, но в «Художественной литературе» поправили: «…потому что Родину люблю». Вот пример не цензуры, а наплевательского отношения к русской поэзии. Спасибо Вам, Александр Петрович, за великие и самые точные строки!
А сколько ему стихов посвящено, сколько воспоминаний! Я вношу свой посильный вклад и всех призываю – откликнитесь!

Зам. председателя по творческому наследию В.Ф. Бокова
Бобров А.А.



РУССКИЙ ЛЕЛЬ
К 100-летию Виктора Бокова


Деревня Язвицы за Сергиевым-Посадом упоминается в писцовых книгах с 1510 года. Сколько же поколений тружеников и песельников сменилось на этой северной подмосковной земле, чтобы в 1914 году, сразу после начала Первой мировой войны (вдумайтесь!), в золотую пору бабьего лета, появился на свет в большой семье самородок, будущий поэт от Бога и родной земли – Виктор Боков. Его дом, который ещё при жизни Виктора Федоровича стал Домом-музеем, стоит на берегу речушки Гордынь. Но сын крестьянина без всякой гордыни, по-свойски заходил в любую избу:

Пойду на посиделки к девушкам,
Едва-едва открою дверь,
Никто не скажет: – Здравствуй, дедушка!
Все встанут, крикнут: – Здравствуй, Лель!

Для того чтобы по праву называться сказочным Лелем, надо обладать особым песенным даром, который фольклористы объясняют так: поющий поёт о себе, а слушающий – о себе же слушает. Но этой слиянности и душевной отзывчивости достигают редкие избранники. Многие читатели «Русского Дома», а прежде и телезрители не раз внимали рассказам о песнях Бокова – от разудалой «На побывку едет молодой моряк!» до пронзительной предсмертной «Падают листья… Что это значит?», но сегодня хочется сказать о моих встречах с незабвенным Учителем и старшим другом.
«УТКУ» ЗАКАЗЫВАЛИ?
Владимир КРОТОВ, Дмитрий БЕЛЯЕВ
16.10.2014
Сейчас, когда на Украине разыгрывается народная трагедия, когда любой из нас, пользующийся сотовым телефоном и компьютером, находится под бдительным оком иностранных спецслужб, когда информационная война против России достигла наивысшего накала, нам жизненно необходимо знать причины и следствия этой агрессии и способы защиты от неё. Как нам не стать заложниками «участников международного общения»?
Сегодня на вопросы «ЛГ» отвечает известный блогер, автор книг «Разруха в головах. Информационная война против России» и (в соавторстве с Н. Стариковым) «Россия. Крым. История» Дмитрий БЕЛЯЕВ.

– Вы человек молодой, родились в самом начале перестройки и потому не могли избежать её «обаяния»…
– Как многие люди моего поколения, я был увлечён «западным образом жизни», который пропагандировался телевидением, СМИ, а позже – интернетом. Не стоит забывать также и о том, что моё поколение училось по «соросовским» учебникам, основным пафосом которых было – я, конечно, несколько утрирую – «Все беды России оттого, что она не Америка».
С 2009 года я стал вести блог в интернете. Он был посвящён общественно-историческим темам. За несколько лет пребывания в интернете я понял, что против нашей страны ведётся полномасштабная информационная война самыми разнообразными средствами. Я столкнулся с множеством неизвестных фактов, постарался их осмыслить, систематизировать и изложить доступным языком. Получилась книга.
– Ваш блог в интернете в месяц посещают до 300 000 человек... Вполне могу допустить, что молодые люди склонны доверять своим сверстникам, а не учёным «с нахмуренными лбами». Насколько сильны, на ваш взгляд, русофобские настроения в мире и как формируется негативный образ России?
– Сегодня фальсификации истории в отношении России (в любых её государственных состояниях) дошли до предела. В основном работа ведётся по двум фронтам – государствами ЕС–НАТО и финансируемыми из-за рубежа некоммерческими фондами. В качестве примера приведу перечень книг, заполнивших книжные полки финских магазинов во время проведения в прошлом году в Хельсинки международной конференции «Россия и страны Северной Европы»: «Падение царизма», «Сталинский террор в Восточной Европе», «Проклятие Сталина», «Величайшая ложь истории» (на обложке Сталин), «Невероятный подъём Владимира Путина»... Последнюю книгу написала, кстати, известная журналистка и активистка ЛГБТ Мария Гессен, недавно сделавшая заявление о том, что институт семьи должен вообще перестать существовать. Причём книга Гессен была представлена в магазинах не единичными экземплярами, а целыми книжными полками.
Во всех книгах европейских авторов, изданных на английском языке на гранты американских компаний, Россия представлена страшной и ужасной. И не мудрено, что выступающие на конференции эксперты доложили, что процент русофобов в Финляндии приближается к 70... Это в Европе.
Одна из постоянных читательниц моего блога живёт в Австралии. Так вот – в Сиднее на книжных полках стоят точно такие же книги. Плюс к тому – «Шпионы, обман и Предательство». Это о том, как «кагэбэшник Влад» (по сенатору Маккейну) обманул «младореформаторов» и стал заниматься восстановлением суверенитета России... О, ужас! Есть там ещё много изданий из серии «Как мы установили в России свой режим, а Сталин взял да перебил наших троцкистов и решил, что может сам править русским народом»...
Чтобы противостоять всему этому злобному вранью, нужны, если угодно, агрессивная популяризация и активное продвижение непредвзятых книг о нашей истории «на экспорт».
– Мы тут Сороса вспомнили. Он в определённое время «кончился»…
– Он-то, возможно, «кончился», но ему на смену пришли информационные технологии, и интернет наводнили материалы, настраивающие наших граждан против нашего же государства. Делалось это очень просто – при помощи информационных «вбросов», «сенсационных новостей» и «скандальных историй».
В 2008 году Государственный департамент США заявил, что в его недрах создано целое отделение, занимающееся распространением американского взгляда на жизнь в русскоязычном сегменте интернета. Это делалось так: «нужные» люди в «нужное» время «вбрасывали» не соответствующую действительности информацию. К примеру: «Вот-вот школьное образование в России станет платным». Эту «утку» «вбрасывали» уже не один раз. Школьное образование платным не стало, но дивиденды от обсасывания этой «утки», безусловно, получили «оппозиционеры», сотрудничающие с Госдепом США и «катающиеся» в Америку за грантами.
РУСОФОБСТВУЮЩАЯ «ГРАФИНЯ»
Андрей СОКОЛОВ
16.10.2014
Татьяна Толстая любит писать о России и русских – которых ненавидит

Журнал московской элитной тусовки «Сноб» с помпой вручал ежегодную премию «Сделано в России». В положении о награде говорится, что она «призвана укрепить чувство гордости и престижа за лучшие достижения наших соотечественников в самых разных сферах научной, общественной, предпринимательской и культурной жизни страны».
Укрепляли чувство гордости в «Конгресс-парке» московской гостиницы «Украина». Мероприятие проходило в стиле «шик-блеск-красота», столы ломились от деликатесов; шампанское, как говорится, лилось рекой. Были все – или почти все – свои: Михаил Прохоров, Владимир Познер, Ксения Собчак… Поэт Орлуша читал стихи собственного сочинения, в которых сообщал: «Огурчики и каша с этикеткой «Made in Russia», где заместо фуагры на столах полно икры, где хамон не при делах, квас и сало на столах, где картошку и селедку подадут всегда под водку, где шампанское «Кристалл» даже лох бы пить не стал».
Всё хорошо, люди отдохнули, награды нашли достойных. Только вот впопыхах забыли вручить премию по литературе. А присудил её «Сноб» писательнице Татьяне Толстой за книгу «Лёгкие миры», обошедшую творение Владимира Сорокина.
Татьяна Толстая родилась в Ленинграде, в семье профессора физики. Росла в элитном доме Ленсовета на Набережной реки Карповки. После окончания школы поступила в Ленинградский университет, на отделение классической филологии. Вышла замуж и переехала в Москву, где устроилась работать корректором главной редакции Издательства восточной литературы. В 1983 году начала публиковать свои первые литературные произведения.
«Тоталитарная» советская критика восприняла творения Т. Толстой настороженно. Ее упрекали в том, что все они написаны по одному шаблону, главными героями писательницы были «городские сумасшедшие»: старорежимные старушки, «гениальные» поэты, слабоумные инвалиды детства…
Недооцененная и «непонятая», в 1990 году Т. Толстая отправилась в США, где занималась педагогической деятельностью. В Россию вернулась через 9 лет, где и продолжила как преподавание, так и занятия творчеством.
Т. Толстая не забывает сказать о своём графском происхождении, о чём-де свидетельствует и её фамилия. В интервью журналу «Медведь» она уверяет, что ей «все Толстые – родня», «Толстые существуют где-то с XIV века», «мой предок… был родственником Петра Первого», «Лев Толстой мне был кем-то типа семиюродного дедушки».
Дедушка Татьяны Никитичны – писатель Алексей Толстой, однако к «голубым кровям» отношение имел весьма сомнительное, хотя сам Иосиф Виссарионович и называл его иногда «красным графом». Но вождь хорошо знал, кто тот на самом деле. Даже в энциклопедиях указано: некоторые биографы принимают за его настоящего отца вовсе не графа Николая Толстого, а его неофициального отчима, земского чиновника Алексея Аполлоновича Бострома. Ещё до рождения мальчика его мать из-за постоянных скандалов и обвинений в неверности сбежала от мужа к Бострому. В итоге брак Николая Толстого был расторгнут, а Самарская епархия постановила: Александру Леонтьевну оставить «во всегдашнем безбрачии». Став взрослым, Алексей называл Бострома своим отцом.
Ну, это к слову. Чтобы понять, следует ли Татьяне Никитичне позиционировать себя как знаменитого представителя великой дворянской культуры. Впрочем, если хочется считать себя особой графского звания – да и пожалуйста. Не в происхождении дело.
Вот один из образчиков её высказываний: «Страна не такова, чтобы ей соответствовать! Её надо тащить за собой, дуру толстожопую, косную! Вот сейчас, может, руководство пытается соответствовать, быть таким же блядским, как народ, тупым, как народ, таким же отсталым, как народ».
Тонко и интеллигентно, именно так обязана изъясняться «наследница великой русской литературы», каковой она считает себя сама. Особенно отличилась она на стезе поношения всех и вся, когда оказалась на телеэкране в роли телеведущей «Школы злословия».
«ГРАЖДАНЕ! НЕ ЗАБЫВАЙТЕСЬ, ПОЖАЛУЙСТА!»
Олег ПУХНАВЦЕВ
16.10.2014
На закрытие выставки Дмитрия Пригова в Третьяковке

Само по себе слово «концептуализм» – и звучанием, и контекстом, и тоном, каким его обычно произносят, – указывает на сложность явления. Однако же, если назвать явление как-то попроще, то, может, и разобраться в нём получится меньшей кровью. Ну, вот, скажем, например, не «концептуализм», а коротко и вульгарно – «хрень». В конце концов, если концептуалисты могут использовать приём упрощения, почему нельзя и по отношению к ним его применить?
Итак, забудем о концептуализме и станем говорить о хрени. Повод такой. На носу радостное событие – закрытие выставки Пригова в Третьяковке. Да-да, того самого Пригова, в той самой Третьяковке…
Собираясь в Третьяковскую галерею (не важно, в главную или на Крымском Валу), обычно как-то приосаниваешься, надеваешь лучшее, открываешь сердце. Такое место.
В принципе Третьяковка могла бы обратиться к очереди, стоящей в неё: «Вас много, а я одна»; и очередь бы не обиделась, потому что права Третьяковка на сто процентов.
Да, есть Пушкинский, но там что?.. Платья Юдашкина. Да, есть Эрмитаж, но там всего-то навсего – картины Сильвестра Сталлоне. А здесь – Пригов, которого специалисты по актуальному искусству называют прямо-таки гением. Получается, в Третьяковке заканчивают экспонировать работы гения хрени.
Как вообще эта хрень начиналась?..
Несколько десятилетий тому несколько десятков человек решили, что цель искусства – избавить человека от иллюзий, а средство достижения этой цели – «жест». Энтузиасты постановили: искусство должно освободить человечество от стереотипов, территория искусства отныне становится местом игры, эксперимента, что позволит человеку изменить «оптику» восприятия действительности.
Искусство, решили они, не для духовных поисков и нравственных изысканий. Сакральность, религиозность в искусстве – христианская ли, коммунистическая ли – утверждает жёсткую систему императивов, ограничений, а значит, обедняет жизнь индивидуума. Тогда как индивидууму следует, наоборот, избавиться от каких-либо представлений об иерархии. Так вот, хрень уничтожит иерархическую систему как таковую! Однако для осуществления многообещающего плана нужны условия.
Главное – как-то внести хрень в музей. В прямом смысле. Ведь произведением становится не картина или скульптура, а что угодно, что попало – булыжник, рваная газета, какашка… Но только, чтоб не в привычной обстановке всё это богатство находилось, а обязательно в музейном пространстве.
Концептуалисты решили эксплуатировать нацеленность зрителя на встречу с прекрасным. Ту самую воодушевлённость, предшествующую культпоходу, – открытое сердце обывателя, который имеет какие-то ожидания, стереотипы, а «жест» с этими стереотипами никак не совпадёт. Вот он – конфликт, драматургия, игра. В результате обыватель – что? Правильно: он откроет нечто для себя важное – чакры, канал связи с космосом, тоталитарную сущность советской власти…
Реализацию этого принципа довелось наблюдать прямо на выставке Пригова. Пройдя по обширной экспозиции разнообразной, разномастной, разноликой хрени, один из посетителей, возбуждённый и радостный, обратился к смотрительнице: «Неужели это ВСЁ сделано ОДНИМ человеком?..» Смотрительница, несколько утомлённая звуковым сопровождением инсталляций (аудиозаписью бессвязных воплей автора), измерила холодным взглядом экскурсанта, однако слов цензурных не нашла. Только едва-едва кивнула, да, мол, одним человеком. «Какой всё-таки великий труженик!» – пылко и совершенно искренне поделился эмоциями посетитель. (Да, и действительно много чего навырезал макетным ножом Дмитрий Пригов, пусть и не очень аккуратно, но количество стахановское). Смотрительница, испытующе глядя в глаза визави (простака годков шестидесяти в парадном свитере), выдавила: «Поднимайтесь по лестнице, там продолжение».
ПОКА НЕ НАЧАЛСЯ ЕЩЁ ОДИН ОРАНЖЕВЫЙ КАРНАВАЛ
Захар ПРИЛЕПИН
13.10.2014
Захар Прилепин об ударе по России на белорусском направлении

То, что в Белоруссии на стадионе местное фанатьё кричало про х..ло и прочее «слава героям» означает в числе прочего следующее.
С Запада в Белоруссию идут вагоны бабла и тонны грантов на поддержание развития «правильного белоруса». (Правильный белорус – это, понятное дело, антирусский). Правильный украинец уже получился, дело за следующим клиентом.
В Польше работает целый телеканал на белорусском языке, вещающий на Белоруссию. Можете представить себе, что они там транслируют. Немцы спонсируют оппозиционные радиостанции. И т.д., и т.п. Демократия в действии.
Ситуация в Минске плюс-минус похожая на российскую: под крылом тирана, вытирающего кровь из-под усов, вполне мирно проживает прогрессивная публика, желающая местной революции, которая, к сожалению для нас (в случае попытки её свершить), будет носить откровенно русофобский характер.
Перспективы революции пока малы, но уже можно предположить, что Лукашенко в этом случае быстро забудет все свои не очень продуманные заявления по нынешней ситуации на Украине, и первым делом ткнёт в кнопку ВВП на красном старомодном телефоне. «Это... Володя... Тут такое дело...».
Дальше всё пойдёт традиционно чудовищным образом: печеньки, послы доброй воли из Польши, американские гуманитарные наблюдатели, полмиллиона свободных людей на центральной площади, горячая еда на месяц вперёд.
Прогрессивное человечество начнёт массово постить в блогах чепуху про российских снайперов, дамы бальзаковского возраста – писать снисходительные посты о том, что «наконец-то мы уйдём в Европу от вашей феодальной Рашки», приедет поскакать Немцов, фанатьё будет грозить кулаками и кричать: иди сюда, русский, мы тебя зубами порвём, гнида.
Короче, чтоб не доводить до этой идиотской и позорной ситуации, надо загонять тонны грантов в Белоруссию по развитию культурного сотрудничества, запустить свою литературную, театральную, документальную и музыкальную премию, задавить все источники польской и немецкой информации своей креативной и прекрасной пропагандой, посадить туда своих молодых и резвых советников, заодно завести своё собственное досье на всю их прогрессивную оппозицию, просто для того, чтоб понимать, с кем имеем дело и как на этих людей можно влиять. Вполне возможно, что многих из них можно перекупить.
Это всё не для того, чтобы помочь Лукашенко. Это всё потому, что надо думать о будущем России заранее и сделать хоть пару выводов изо всех своих чудовищных косяков.
НАСТОЯЩАЯ АГИТАЦИЯ
Дарья АНДРЕЕВА
13.10.2014
Дмитрий Стешин: Добровольцы прекрасно знают, что их ждёт в Новороссии

«Если кому-то не хватает чистых и честных человеческих отношений, в Новороссии они обретают своё существование» – говорит Дмитрий Стешин, корреспондент «Комсомольской Правды». Стешин – один из тех, кто формирует образ сегодняшней Новороссии и её героев для миллионов читателей. В своём интервью Пресс-центру Новороссия по просьбе «СП» Дмитрий Стешин рассказал о патриотизме и агитации в СМИ, пользе археологии для военного корреспондента, и том, насколько близки медийные образы Моторолы и Стрелкова к их реальным прототипам.
– Дмитрий, если бы у вас не было редакционного задания, вы бы поехали в Новороссию? Если да, то в каком качестве и почему?
– Да, думаю, практически 100% поехал бы, взял бы отпуск и отгулы за свой счёт и поехал. Так многие делали. Не знаю, какой бы из меня вышел солдат, думаю, не самый плохой, раз я за последние 12 лет не пропустил ни одной войны. В противном случае, ремонтировал бы технику – у меня есть к этому задатки или занимался информационным обеспечением этой «гибридной» войны. Возможно, и жена бы поехала со мной – мы говорили с ней несколько раз на эту тему. Она чудом не приехала ко мне в Славянск в июне, с друзьями, занимающимися гуманитарной помощью Новороссии, я успел пресечь её порыв в последние часы. Почему – вопрос очень многогранный. Но то, что на поверхности – это русофобия. Я могу понять русофобию со стороны великих наций, она логично вытекает из наших планетарных противоречий. Но я не могу принять русофобию со стороны квазигосударств, цитируя Бисмарка – «существующих лишь милостью соседей».
Первый раз я с такой русофобией столкнулся в 90-м году в Эстонии и в Риге. Я работал в археологической экспедиции, занимались топосъёмкой курганных групп на побережье Балтики, и в Риге мне отказались продать хлеб в магазине. Для меня, как выросшего в Ленинграде, воспитанного на блокадной истории города, отказ в хлебе был запредельным скотством. Надеюсь, этот счёт будет неизбежно оплачен, в числе остальных счетов.
– На ваш взгляд, как события в Новороссии изменили представление о России, русских людях и русской журналистике? Для самих русских и мирового сообщества
– Мы поняли, что опять существуем и являемся народом. Общностью способной на консолидацию. Что общество потребления не смогло уничтожить в народе пассионариев, способных на самопожертвование. Нация их прилежно воспроизводит от поколения к поколению. Я, лично, понял, что этногенез русских ещё не завершился, до фазы обскурации далеко. Открылась как явление, и русская журналистика, ориентированная на Традицию, а не на Запад. Я сужу по множеству медиа-ресурсов, которые информационно воюют на стороне Новороссии. Их не было в природе ещё в феврале. Война закончится, но люди, которые их делали останутся в медийном пространстве, серьёзно разбавят его собой и своими взглядами.
«Мировое сообщество» тоже сделало выводы приятные моему сердцу. После 300 стрелковцев на Западе вспомнили, что мы отморозки, способные воевать в полном окружении голыми руками. Но то, что мы отморозки, нам никогда вслух не скажут, побоятся. И прямой войны с нами будут всячески избегать. Это цена мирного неба. Почти 70 лет нас оберегали победы предков во Второй мировой, в 2014 мы подлатали их ветхие знамена.
– Новоросия имеет свою мифологию. Вы согласны, что принимали и принимаете участие в создании образов её героев? Насколько медийные образы Моторолы, Стрелкова, Ходаковского и других новороссийских героев близки к реальным людям?
– Игоря Стрелкова мы с моим другом и бессменным напарником Сашей Коцем знали ещё по Чечне, по Косово. Уже тогда у Игоря Всеволодовича была легендарная репутация. В Новороссии он раскрылся полностью. Не думаю, что его образ сильно ретуширован – он бессребреник беззаветно преданный своей стране. И ради этого может месяцами спать по три часа в день – я считаю, что отсутствие сна – одно из самых тяжких испытаний для человека. Когда украинские СМИ писали, что «Стрелков отжимает бизнесы и джипы» у меня была истерика. Моторола образ менее глубокий, но не менее легендарный. Мы познакомились с ним возле горящей «Газели», попавшей в засаду, были с ним в окопах Семёновки, в Иловайске – это просто бесстрашный и умный воин.
В советской историографии было много таких людей, их существование среди нас ценили, фиксировали для потомков. Моторола однозначно вошёл в историю. С Ходаковским я познакомился ещё в мае, когда войны в Донецке толком не было, думаю он в Новороссийском пасьянсе играет роль графитового стержня в реакторе – стабилизирует бешенные процессы. В целом, сейчас ещё не тот период, когда героев приходится делать «из того что было», их реальность порождает в достаточном количестве.
ДМИТРИЙ БЫКОВ: «РЕБЯТА, ВЫ – ИДИОТЫ»
Андрей СОКОЛОВ
07.10.2014
Модный писатель размышляет о России и русских

В недавнем интервью петербургскому агентству «Фонтанка» писатель Дмитрий Быков заявил: «Позитивной программы у нынешней русской идеи нет никакой. Кроме того, что мы самые добрые, поэтому всех сейчас убьём». Так он по сути солидаризировался с западными пропагандистами, денно и нощно уверяющими, будто Россия вторглась на Украину и «начала там всех убивать».
Многие активисты нашей «пятой колонны» давно «косят» у нас под интеллектуалов, правозащитников, «свободных писателей и поэтов» и работают против собственной страны. Именно этим занимается сейчас в России Д. Быков, как принято говорить, «модный» писатель и журналист.
Дмитрий Львович добродушен, вальяжен, улыбчив, всегда шутит и острит. Посмотришь на него – ну, вылитый Измаил Александрович Бондаревский, описанный Михаилом Булгаковым в его бессмертном «Театральном романе». Вспомним: «Добротнейшей материи и сшитый первоклассным парижским портным коричневый костюм облегал стройную, но несколько полноватую фигуру Измаила Александровича. Бельё крахмальное, лакированные туфли, аметистовые запонки. Чист, бел, свеж, весел, прост был Измаил Александрович. Зубы его сверкнули, и он крикнул, окинув взором пиршественный стол: «Га! Черти!».
Насчёт аметистовых запонок у Д. Быкова не скажу, не знаю, а так, манерой вести себя и прочими непринужденными ухватками он очень и очень похож, просто рубаха-парень, душа нараспашку. Не кричит, не грозит кулаками, не брызжет в ярости слюной, как это делали и делают отдельно взятые российские либералы. Не поносит открыто национальный гимн России, как Людмила Улицкая. Не корчится при виде георгиевских ленточек, как Евгения Альбац. В своих стихах, памфлетах, иронических заметках, которыми он наводнил газеты и журналы, в выступлениях по радио и телевидению Д. Быков ловко показывает фигу в кармане.
Для многих сограждан Д. Быков – кумир. Вот как о нём отзывается читатель Юрий Язовских: «Это один из самых талантливых русских писателей, если не самый. Он пишет так складно и ладно, на таком образцовом русском языке, что и сам Лев Николаевич мог бы почувствовать себя графоманом после прочтения быковских творений». Нет, и этого мало: «Мне кажется, что даже великий Леонардо – это интеллектуальный пигмей на фоне нашего Дмитрия Львовича». Сказано, согласитесь, сильно.
Ну а неоднозначная оценка его творчества другой частью российских читателей объясняется просто – не любят его потому, что, мол, завидуют. «Вот поэтому, – резонерствует Ю. Язовских, – и не любят на Руси Дмитрия Быкова! Он напоминает человека, которого иногда встречаешь зимой: ты идёшь по улице и уже успел замёрзнуть, несмотря на то, что одет вполне по погоде – в тулупе и валенках, и вдруг тебе навстречу весело скачет какой-то мужичок в трусах и майке на голое тело… Ему якобы так жарко при минус пятнадцати, что он не может даже ветровку надеть! Ну, разве не сволочь?! Так бы и дал ему в морду, да руки как назло окоченели!».
Да, скачет Дмитрий Львович по жизни действительно весело. Как говаривал классик, всегда довольный сам собой, своим обедом и женой. Почему бы и нет? В школе был круглым отличником. Окончил факультет журналистики МГУ. Стал преподавать в московских школах литературу и историю советской литературы, работать в журналах. Вырос до профессора кафедры мировой литературы и истории элитнейшего МГИМО МИД России. Как автора его всюду привечали, печатался он и печатается во множестве газет и журналов, выступает по радио и телевидению, есть у него собственные программы. Получил множество литературных премий.
Куда там, некий Леонардо отдыхает, согласитесь. Впрочем, как и многие из тех, кого мы всегда считали нашими великими писателями.
1 ... 2 ... 3 ... 4 ... 5 ... 6 ... 7 ... 8 ... 9 ... 10 ... 11 ... 12 ... 13 ... 14 ... 15 ... 16 ... 17 ... 18 ... 19 ... 20 ... 21 ... 22 ... 23 ... 24 ... 25 ... 26 ... 27 ... 28 ... 29 ... 30 ... 31 ... 32 ... 33 ... 34 ... 35 ... 36 ... 37 ... 38 ... 39 ... 40 ... 41 ... 42 ... 43 ... 44 ... 45 ... 46 ... 47 ... 48