Советуем прочитать  
ЗАПЛАНИРОВАННАЯ СТИХИЯ
Александр КАЛИНИН
04.06.2015
Пожары становятся рутинным национальным бедствием

Пламя накрывало деревни верхом. Огненным змеем вылетало из-¬за леса, перемахивая через реки, поля и дороги. Дома занимались мигом, спасти их, говорят, было невозможно. На сей раз удар стихии принял на себя восток России. Самые страшные пожары были в Хакасии: десятки человек погибли, тысячи домов сгорели дотла.
Главной причиной трагедии Гослесслужба Забайкальского края назвала неосторожное обращение с огнём и сельскохозяйственные палы. Дескать, сами жители жгли траву и мусор в ветреную погоду и сожгли свои посёлки. А представитель президента в Сибирском федеральном округе Николай Рогож¬кин и вовсе заявил, будто в регионе орудует специально обученная группа оппозиции.

Люди и конторы

Так что же стало истинной причиной беды? Я писал о пожаре в Калужской области в 2002 году, когда в деревне Верзебнево Людиновского района сгорело дотла 27 домов и погибли две старушки. В Курганской области в 2004-м, где без крова осталось более тысячи жителей в Кетовском и Каргопольском районах. В Нижегородской области в 2010-м тогда тоже горели сёла и деревни. И тоже были жертвы.
Сухую траву по весне жгли во все времена. Пожары от этого случались и в советские времена, но такого страха не было. Потому что вокруг деревень пасли скот, сеяли хлеб, сажали картошку. Поля и деревни опахивали. Нынче на бывших пахотных землях поднялся бурьян. Он и стал «пороховым складом», спалившим дотла в 2002 году треть калужской деревни Верзебнево. Один мужичок на своём маломощном тракторе пытался опахать поле, да обломал плуги и вынужден был оставить эту затею.
Та же беда и в Забайкалье. Пенсионер Григорий Акопян, проживший в селе Иван-Озеро всю жизнь, говорит, что тайга горела и раньше, но населённые пункты – почти никогда. Проводились противопожарные мероприятия. В этом году в селе, по его словам, вообще ничего не делалось. «Только бумажки повесили: запрет, запрет».
По заверению чиновников, все деревни и сёла Забайкалья были готовы к натиску стихии, и по каждому населённому пункту написаны паспорта. Но складывается впечатление, что именно написаны. Для галочки. Владимир Караев из Хакасии говорил, что был готов с вёдрами в руках защищать свою деревню, да воду в селе из-за экономии отключили год назад.
Но и люди нынче ведут себя по-другому.
– Каждый остался с бедой один на один, – с горечью рассказывали мне в Верзебневском сельсовете. – Если раньше, когда случались пожары, вся деревня сбегалась и тушила огонь, то теперь каждый стоял возле своего дома, не зная, минует его пламя или нет.
– Кто не сгорел, – признавался заместитель главы местного самоуправления Людиновского района Валерий Лускатов, – жалели: «Если бы знать, что за дом столько денег дадут, я бы его и не отстаивал...»
Всё это уже было и есть, и нельзя закрывать глаза на это.
В Курган через два года я уже ехал именно для того, чтобы понять: погорельцы решили браться за топоры и ставить новые избы или идти по миру и просить милостыню? Топоры не звенели, и избы не ставились. Начальник областного управления соцзащиты Олег Соколов укорял людей в иждивенчестве.
– Один фермер предлагал обеспечить жильём, работой и заработком 10 семей – никто не откликнулся. Около 300 человек из 900, размещённых в оздоровительных лагерях, не желали их покидать, хотя мы выделяли им под наём жилья сумму, достаточную для аренды квартиры даже в областном центре.
– Сразу после пожара многие выказывали намерение строиться, – говорила и заместитель главы администрации Каргопольского района Татьяна Овчинникова. – А когда сертификаты пообещали, уже стали думать о готовых квартирах.
В результате кто хотел строиться, раздумал, а кто уже купил дома, не торопились оформлять сделку, чтобы не лишиться сертификатов.
Нет, то, что государство оказывает помощь пострадавшим, делает ему честь, так оно и должно вести себя по отношению к своим гражданам. Плохо то, что помощь эта не поощряет инициативу, а, наоборот, гасит её.
– Моему брату, когда случилась беда, дом всем миром за день поставили, – вспоминала жительница одной из сгоревших курганских деревень Анна Казакова. – А нынче никто не пойдёт. Злой народ.
– Почему злой?
– А пьянка. И работы нету.
«НЕПЛОХО – В МАЕ УМЕРЕТЬ, ОСТАТЬСЯ В СВЕЖЕСТИ ВЕСЕННЕЙ»
Матвей СЛАВКО
03.06.2015
Памяти «луганского Че Гевары» Алексея Мозгового

Много раз говорено, что нужно бы осторожно обходиться со стихами о собственной смерти, ибо они имеют обыкновение сбываться. Но стихотворцы – не берегутся. Алексей Мозговой – напророчил.
Стократным эхом прокатились вслед за сообщением о гибели легендарного командира луганского ополчения его же провидческие строки:
Неплохо в мае умереть,
Могильщику копать удобно.
И соловьи всё будут петь,
В последний раз, так бесподобно.
Под грохот первых майских гроз,
Вместо унылых отпеваний...
И дождь прольётся вместо слёз,
Он смоет грусть воспоминаний.

Стихи Мозгового, не всегда совершенные по форме, но неизменно искренние, поющиеся, на ресурсе «Стихи.ру» датированы 2013-2014-м гг. Последнее автором опубликовано 1 марта 2014 г.: «Не могу быть как все, вот досада… Не прижился к толпе, не притёрся, И не смог приспособить себя».
Дальше – началась война на Донбассе, развязанная киевской нацистской хунтой, и он, как пелось когда-то, «хату покинул, пошёл воевать».
Алексей Борисович Мозговой родился 3 апреля 1975 г. в селе Нижняя Дуванка Сватовского района Ворошиловградской (Луганской) области Украинской ССР. Потомственный казак. Это тоже не могло не отразиться на его стихах и песнях.
Расплескалась кровушка,
По степи широкой.
Вниз катись, головушка,
К балочке глубокой...
Не носить фуражечки
Срубленной головушке.
Не слыхать бедняжечке
Майского соловушки...
….
Сколько их, молоденьких,
Степь собой наполнили.
Души их – соколики,
Небо все заполнили...
Только зря беснуется,
Вражье племя чёрное.
Скоро Дон пробудится,
Встанет войско новое!
Зашумит Дон-Батюшка,
Всколыхнётся волнами!
Заиграй соловушка,
С казаками вольными!
Или в стихотворении «Кадетам»:
Тихо, ковыль не шелохнётся.
И в небе птицу не увидишь, нет.
В станицу мало кто живым вернётся,
Им было по шестнадцать лет.
Но то мечты, в реальности другое,
Война не дарит шансов никому.
И неподвижно тело молодое,
Лежит в степи как в родовом дому.

Землякам Мозговой памятен и как солист мужского ансамбля, известного далеко за пределами Сватово и окрестностей. И на столичной сцене в своё время сватовский казак представлял Луганщину – в отчётном концерте на фестивале народных талантов. Песни в исполнении Алексея не оставляли равнодушными никого. А ещё его помнят умело орудовавшим на сцене казачьей саблей.
Потом Мозговой как-то резко перестал выступать на сватовской сцене. Сначала говорили, что уехал в Киев, а потом в Россию. А он был в Луганске.
Служил в вооруженных силах Украины по контракту, после чего снова работал в Сватово, в военкомате. Руководил луганским отделением организации «Молодая гвардия».
В годину испытаний и духовных вызовов стал одним из лидеров Луганской Народной Республики, командиром 4-го батальона территориальной обороны Народной милиции ЛНР (поначалу носившим названия механизированной бригады и батальона «Призрак»).
Стал для Евросоюза персоной нон-грата, был внесен в «черный список».
В начале апреля 2014-го лидер народного ополчения Луганска Мозговой прибыл на три дня в Москву – за помощью. Он рассказывал в Москве, что «люди проявляют железную стойкость, но они напуганы – умирать никто не хочет, а угрозы убийства поступают из Киева день ото дня». Напомним, что тогда ещё действовало (до 24 июня) решение Совета Федерации о предоставлении Президенту России полномочий на ввод войск на территорию Украины. «Я выезжаю обратно сегодня, с собой неся не только свою моральную поддержку, но и поддержку высокопоставленных лиц России. Я провёл встречу с лидерами ЛДПР и “Справедливой России”, встречался с депутатами Госдумы и получил их полную поддержку»! – сказал тогда Алексей Мозговой.
Новороссию (а тогда и в России наверху заговорили о Новороссии, а потом почему-то перестали) Мозговой видел цельно, и о своих отношениях с правительством ЛНР и ДНР заявлял так: «Я сражаюсь не за Луганскую Народную Республику.
Я сражаюсь за Новороссию, и в её состав должны войти не только Луганская и Донецкая области, а вся территория Юго-Востока страны.
Хочу отметить, что с самого начала мне не нравилась идея создания двух республик из двух областей. И что дальше? К чему это приведёт? Каковы перспективы? Две республики, два правительства, допустим два президента. Затем образуется ещё одна область-республика, у которой также будет свое правительство. Сколько таких республик будет? Это называется “разделяй и властвуй”. Я уверен, что Новороссия будет иметь более перспективное будущее, чем отдельные республики, образованные из небольших областей Донбасса».
Многие помнят: 21 апреля 2014 г. во время Народного схода Луганщины Мозговой с подконтрольным ему отрядом попытался пройти в здание СБУ, где в тот момент начинался съезд народных делегатов. После недолгого столкновения с представителями других течений в луганском ополчении (без применения оружия) Алексей Мозговой взобрался на баррикаду у здания, приветствуемый радостными криками собравшихся. После неудачной попытки возглавить протестное движение он ушёл из Луганска, оставив контроль за зданием СБУ своим бывшим союзникам.
6 мая появилось видео, на котором Олег Царёв, Валерий Болотов и Алексей Мозговой объявили о примирении и о дальнейшем сотрудничестве на благо ЛНР и ДНР. (Где теперь все трое?)
7 июня Лисичанский батальон Мозгового объединился с Северодонецким подразделением Казачьей национальной гвардии Павла Дремова и объявил о переходе в подчинение к главкому войск ДНР Игорю Стрелкову.
22 июля отряды Мозгового отступили из Северодонецка и Лисичанска в Алчевск.
И вот события уже этого года: 8 мая 2015 г. в Алчевске, на территории ЛНР, состоялся форум международной солидарности «Антифашизм, интернационализм, солидарность», в котором приняли участие делегаты из России, Украины, Белоруссии, Италии, Испании, Греции, Великобритании, Германии и Турции, в целом представители 16 стран от ряда организаций, в том числе парламентских партий Европы. В проведении форума принял активное участие комбриг «Призрака» Мозговой, открывший мероприятие вступительной речью.
Организаторами форума выступили луганские коммунисты, в прошлом областное отделение КПУ, теперь самостоятельная организация, хорошо известная в ЛНР. От России – принимали участие представители двух коммунистических партий, ОКП и РКРП, в присутствии большого количества прессы, в том числе и западноевропейской.
Наблюдатели не могли не обратить внимание: Алексей Мозговой был убит немедленно после того, как провозгласил революционную войну против «реакционного и предательского руководства ЛНР», вскоре после того, как вопреки запрету властей ЛНР провёл в своей вотчине – Алчевске этот самый общеевропейский «левый форум».
Его убийство увенчало процесс изгнания из ЛНР–ДНР волонтёров романтически левой или левонационалистической (вроде лимоновцев) направленности. А перед этим оттуда выпроводили не менее романтических казаков-монархистов.
ДЕШЕВЛЕ ВЫРАСТИТЬ ОДНОГО ПАТРИОТА, ЧЕМ ДАТЬ СКИДКУ НА МИЛЛИОН
Захар ПРИЛЕПИН
01.06.2015
Захар Прилепин: нам необходим новый класс – просвещённых патриотов

США потратили 5 млрд. долларов на Украину, НКО, то-сё, и вот результат: как минимум, половина Украины поверила в своё пресветлое цивилизованное будущее, вдали от ужасной России.
А Россия потратила 60 млрд. на украинские кредиты и разнообразные инвестиции, а если вместе со скидками на газ, больше 100 млрд. И вот результат: мы были прокляты половиной Украины ещё во время Майдана.
Мы тут не про щедрость России, нет. Мы про то, что нам нужны свои НКО во всех бывших республиках СССР.
А знаете, почему их там нет?
Не потому, что их не хотят открывать. А потому, что там некому работать. У нас в принципе отсутствует класс патриотически мыслящих активистов и тем более класс интеллектуалов-государственников. В России культурно-просветительской экспансией занимаются сто человек, и половину из них я знаю лично. А надо, чтоб их было сто тысяч.
Их нет.
По двум причинам.
Первая: у нас почти четверть века на всех стульях сидела «прогрессивно мыслящая общественность», которая если пойдёт на службу в условное «НКО» – то исключительно в американское. То есть, если они агенты влияния – то это антирусские агенты влияния. Но это, повторюсь, они сидели на всех бюджетах в РФ целые десятилетия. Все эти PR-технологи, «предвыборные команды», прочие мастера своего дела – на 99% конченные замайданщики. И они с кислыми лицами теперь взирают на «патриотический угар», который им самим рекомендуют раздувать пожарче. Они, может, и раздувают... но с неприязнью.
Вторая причина: власть в России не доверяет тем, кому она не платит. А выбирая, кому платить – она непроизвольно находит самых отвратительных и склизких персонажей. Пассионарии власти не нужны как класс, власть их пугается.
Кроме того, власть в России очень любит всё контролировать. В сущности, это у неё получается. Но для дружественной, культурной экспансии нужны творческие люди.
Ополченцы – а это тоже творческие люди – могут переползти границу без разрешения и начать воевать. А легально работать с населением можно только по разрешению.
Украина, при помощи своих товарищей-грантодателей, воспитывала свою буйную молодёжь, готовую если не воевать, то идти на конфликт во имя их прекрасной Родины. А мы воспитывали лизоблюдов из прокремлёвских организаций, готовых за сто рублей собираться с флажками, и тут же разбегаться, если им не дали ещё по сто рублей.
Разница.
России нужен новый класс. Иначе мы проиграем самую страшную классовую борьбу – борьбу за независимость. Нам нужен класс просвещённых патриотов.
И работу по созданию этого класса надо начинать снизу, изнутри страны – а не ждать, когда нам построят очередную квазипионерию под руководством то ли очередного Хлестакова, то ли нового Скалозуба.
Такие вот майские тезисы.
У ПОПА БЫЛА СОБАКА…
Юрий БОЛДЫРЕВ
25.05.2015
Юрий Болдырев о своекорыстной суете власти, выдающей отсутствие созидательной стратегии

Так что же у нас с «Роскосмосом»? Действительно, что? И чего ожидать?
Чтобы правильно понять, достаточно ответить на вопрос: отдельно ли это от прочего? Или же абсолютно органично всему остальному.
Начнем с простого, сравнительно мелкого, но бросающегося в глаза сегодня чуть ли не каждому москвичу:
– а что если вдоль всех тротуаров наставить красивых (и недешёвых) металлических столбиков с синими полосками и стеклянными отражателями? Славненько!
– а если эти металлические столбики повыдергать, а лунки опять заасфальтировать? Опять славненько!
– а если всюду разрешить наставить киосков, лёгких кафешек и т.п. – отлично, людям удобно!
– а если все эти киоски и кафешки немедленно снести и привести город в приличный вид? Опять замечательно – город-то какой красивый!
И главное: все заняты, все при деле.
Но это на, скажем, низовом уровне. А выше?
А если чиновников изгнать из управления полугосударственными корпорациями? Ведь нечего им там делать – пусть своими государственными делами занимаются, а управлением собственностью – «независимые профессионалы»!
А если вернуть госчиновников в управление корпорациями с госучастием? Ведь без пригляду же госсобственность! А когда ответственные руководители министерств и администрации президента ещё и возьмут под контроль госсобственность, вот тут всё заработает!
А если госкорпорации – «Ростехнологии», «Роснефть» и т.п. – вообще приватизировать? Государство же не может за всем усмотреть? А частный бизнес – он ведь заведомо эффективнее, правда же?
А если «Роскосмос» – превратить в госкорпорацию? Там ведь сейчас безобразия, отсюда и аварии. А если в госкорпорацию, то сразу и никаких безобразий не будет, начнём мир поражать грандиозными прорывами. Прямо, как какая-нибудь госкорпорация «Роснано»…
А если нам вложить в развитие «нанотехнологий» два раза по сто пятьдесят миллиардов рублей (второй раз – через госгарантии)? Отлично, перспективно!
А если результаты «нанодостижений» оценивать не по стоимости выпущенной «нанопродукции», но по стоимости всех товаров, в которых использована «нанопродукция», например, если в машине фары с наноэлементами – по стоимости всей машины? Блестяще!
А если Академию наук (этот форменный отстой, по сравнению с «Роснано» и «Сколково» – достаточно присмотреться к покрою пиджаков и цене галстуков) лишить «несвойственных» ей функций управления имуществом? Это ж насколько эффективнее академики, да и все институты Академии заработают, если будут заниматься только своим прямым делом – научными исследованиями? А имуществом за них «ФАНО» распорядится – лучше ведь управится? Заодно лучше, чем Академия с трехсотлетней (!) традицией самоуправления, справится и с руководством самой наукой – научными институтами…
Одновременно: а если на школы возложить ещё и управление имуществом? Соответственно, их укрупнив – объединив по пять-десять и более в одну? Это ж насколько эффективнее учебный процесс пойдёт? И директора школ свои выступления на совещаниях уже начинают так: «У меня в ГОУ СОШ №ХХХХ на сегодняшний день 15 зданий…». Не учеников, не педагогов, не классов, не параллелей, а имущества – знать, образовательный процесс пошёл…
А если силами Высшей школы экономики и Ко разработать и внедрить всеобщую ЕГЭ-изацию? Чтобы никаких иных экзаменов и испытаний – только ЕГЭ? Вперёд!
ГЛОБУС ГАЛИЧИНЫ
Михаил МИЩИШИН
25.05.2015
Блогер Михаил Мищишин, галичанин по происхождению, о событиях на Украине

Те, кто не в состоянии сделать жизнь своего народа лучше здесь и сейчас, улучшают его историю. И мы настолько наивны, что за сладкие и лживые исторические воспоминания носим проходимцев на руках, не замечая, что в это время они шарят у нас по карманам, а то и посылают нас на убой, как это произошло в Грузии и на Донбассе.
Часто мы сами позволяем зарубежным и отечественным политикам проделывать с нашим сознанием всевозможные выгодные им исторические и оценочные манипуляции.
Попробуйте в США назвать афроамериканца негром. Назовите Европе или даже в Украине еврея жидом. На вас подадут в суд, обвинят в антисемитизме, и у вас могут быть неприятности. В Украине на бытовом уровне можно русских называть москалями, кацапами – не вопрос. Ради Бога! А как иначе о них скажешь? А в России всегда актуальна тема хохлов.
Посмотрите, как официальные Россия, Европа и США стараются быстро устранять любые формы расовых, национальных и других дискриминаций между своими гражданами! В зародыше. Полиция и ФСБ, немецкие и американские полицейские никого не щадят на несанкционированных митингах. Они не хотят, чтобы это росло и выплескивалось на улицы в нечто большее.
В Украине со стороны властей все по-другому. Бандиты могут ходить по улицам в масках с дубинками, маршировать в центре Киева, избивать людей и саму милицию, и власть на это будет спокойно смотреть, как это было на Майдане. Но дубинка, если её сразу же не отобрать, всегда превращается в автомат со временем. А автомат в «Град». А всему этому будут предшествовать вроде бы безобидные словесные оскорбления русских и украинцев.
И дело не только в словах, привычках. Но и в ложно понятом патриотизме, позволяющее чувствовать себя лучше и выше, чем представители другой нации. Желании послужить своей нации и стране, даже, если надо при этом сподличать и поступить неэтично, а то и противозаконно. Ложь и преступление во благо.
Ведущие украинские журналисты, народный депутат Блока Петра Порошенко Сергей Лещенко и редактор журнала «Новое время» Виталий Сыч во время Майдана вместе с другими известными украинскими журналистами записывали видеообращения к мировой общественности в поддержку демократических преобразований в Украине. С экрана тогда на нас смотрели умные и честные волевые лица украинских лидеров мнений, обращающихся к иностранцам на неплохом английском.
Но этот проевропейский пафос не мешал этим же журналистам, даже не прячась, выкладывать в сеть личные данные, телефоны, адреса народных депутатов от Партии регионов, места расположения офисов олигархов в Украине и Европе, чтобы все желающие могли оказать на них то или иное давление. Это происходило во время, когда регионалов и коммунистов запугивали, избивали, требуя от них проголосовать за новую власть Майдана.
И Европа стыдливо закрывала глаза на подобное разглашение личных данных. А украинский омбудсмен Валерия Лутковская, спустя год, только-только обратила на это внимание, и слегка укорила тех, кто распространяет личные данные политиков и журналистов в интернете.
Хотя изначально было очевидно, что подобные довольно сомнительные информационные вбросы, совершённые украинскими журналистами якобы во благо Украины, со временем обязательно и всегда превращаются в сайт «Миротворец», на котором будут фигурировать фамилии и домашние адреса Олеся Бузины и Олега Калашникова, убитых затем неизвестными у дверей своих квартир и подъездов в Киеве. А Европе придётся закрывать глаза на геноцид в Донбассе.
Зло, если его не пресечь в зародыше, всегда растёт и развивается, принимая всё более и более ужасные формы. От невинных шуточек насчёт русских и проклятий в адрес москалей Украина пришла к дубинкам в руках «Самообороны», а затем и к автоматам в рядах карательных батальонов на востоке страны, к слепым обстрелам и бомбардировкам своих же украинских городов без объявления войны кому-то ни было.
Историческая мания величия украинцев, которую культивируют в нас, приводит к тому, что польско-австрийско-еврейская Галичина считает себя большей Украиной, чем Запорожье или Харьков, и навязывает свои правила востоку.
Проевропейский галичанин – это настоящий украинский казак, хотя, казаки, если и были в Галиции, то во время знаменитого Брусиловского прорыва в первую мировую войну. А пророссийский житель Запорожья с его казацким островом Хортица – он нет, не казак. И не украинец даже.
ЮРИЙ КУБЛАНОВСКИЙ: «БРОДСКИЙ БЫЛ БЫ РАД ВОЗВРАЩЕНИЮ КРЫМА»
Татьяна МЕДВЕДЕВА
25.05.2015
24 мая Иосифу Бродскому исполнилось бы 75. Без его «Пилигримов», рождественских стихов, «Сретенья», «Писем римскому другу» невозможно представить русскую поэзию. И вместе с тем – непримиримый конфликт с Советской властью, судебный процесс «за тунеядство», ссылка, психушки, выдворение из СССР, а спустя годы – Нобелевская премия по литературе. Своими размышлениями о гении-изгнаннике – драматичном разрыве с Родиной, жизни и триумфе на Западе, об особенностях его неповторимой поэтики – делится c читателями «Культуры» его младший современник поэт Юрий Кублановский.
Культура: Как Вам видится – из-за чего возник конфликт поэта с советской системой?  
Кублановский: Мне об этом говорить несложно: я ведь и сам был смолоду поэтом-самиздатчиком, вполне при этом аполитичным. Бродский всю жизнь подчеркивал: «Я человек частный» – то есть вне политики. Но Советская власть почти тотально регламентировала культуру. У советской литературы были свои жёсткие правила, связанные с идеологической государственной машиной. Можно было даже порой – в меру – фрондировать, как это делали «шестидесятники». Но нельзя было жить и писать так, словно социалистической структуры вовсе не существует. А Бродский смолоду был человеком внутренне свободным.  Его поэзия заполонила собой самиздат тех лет. Ещё в 1964 году, на одной из первых же лекций в университете, я получил от кого-то бледную машинопись (машинописную копию. – «Культура») стихотворений тогда мне ещё неизвестного Бродского. Его стихи были в каждом интеллигентном доме, и это раздражало власти донельзя...  Пожалуй, типологически он был ближе мне, моему поколению, чем «оттепельной» плеяде. Помню, однажды я шёл на журфак МГУ, на вечер Евтушенко, Ахмадулиной и Окуджавы. Совершенно неожиданно Евтушенко привёз туда Бродского – только из ссылки. Вхожу я во двор, а они вдвоём. Тогда я впервые увидел Бродского и даже не тотчас понял, с кем это сидит Евтушенко на ступеньках у памятника Ломоносову. Евтушенко – уже знаменитый, к нему очередь студенток за автографами. А рядом – Бродский, смотрит в другую сторону. И никому как бы не нужен. Потом на концерте он вышел читать прекрасные стихи «Одной поэтессе». Зал хлопал кисло. Уже тогда мне стало ясно, что это совсем другой, «послеоттепельный», тип стихотворца. И стихи его, что циркулировали тогда в самиздате, были совсем другими. Эти стихи решали свои задачи – так сказать, экзистенциальные, а уж никак не общественные...
Культура: Могла ли его судьба сложиться иначе – чтобы не было осуждения за тунеядство, ссылки, выдворения из страны?  
Кублановский: В данном случае советская власть вовсе не «выдворила гения», как Вы говорите. «Выдворила» она Солженицына, а Бродского она выпроводила. Это разные вещи. С 1963 года он пошёл своим путём, который мог привести его только за границу – ведь в ссылке он уже побывал, устраивать над ним второй политический процесс никто не хотел. С другой стороны, Бродский надеялся попасть на Запад как-то иначе и не навсегда – например, женившись. Он не предполагал вечной разлуки с родителями, с Питером – городом, плотью от плоти которого он, еврей с Литейного, всё-таки был. А Советская власть, что ж, она не была бы сама собой, если бы дорожила такими людьми, которых не могла приручить, которые бы творили, в конечном счёте, во славу отечественной культуры, но игнорируя наличие социалистической идеологии.
Культура: Какую духовную эволюцию прошёл Бродский на Западе?  
Кублановский: Очевидно, что очень большую. Одно из последних написанных ещё в Отечестве стихотворений было «Сретенье». Стихотворение прекрасное, вровень с религиозными стихами Пастернака из романа «Доктор Живаго». Когда через десять с лишним лет мы встретились с Бродским в Париже, я был подраненным эмиграцией новичком, а он – моим, так сказать, Вергилием. Мы шли в сумерках по мосту Александра III, справа угасала яркая щель заката. Я спросил у Иосифа – как он вдруг так неожиданно написал глубоко христианское «Сретенье», а потом это его поэтическое движение было им же самим на Западе абортировано? «Не хотел отнимать лавры у Бориса Леонидовича», – отвечал Иосиф. И я теперь думаю вот что. Тогда, в начале 70-х годов, у нас закипало независимое религиозное возрождение. И «Сретенье» Бродского совершенно искренне отдавало ему дань. Но, приехав на Запад, поэт понял, что там это совершенно неактуально. На этом славу себе не сделаешь, а то, что Бродский был до неё чрезвычайно охоч – эмпирический факт. И он стал поэтом экзистенциального уныния, агностиком. Это, безусловно, намного больше соответствовало ему, чем православное неофитство.
Культура: Многие знакомые Бродского побаивались его интеллектуальной мощи, непростого характера. А как у Вас складывались отношения?  
Кублановский: Мы познакомились после вышеупомянутого вечера в МГУ. В доме его друзей супротив Тишинского рынка. Помните его маленькое очаровательное «Прощайте, мадемуазель Вероника»? «В дом с аптекой я приду пешком...» – 1967 год. Кстати, эта аптека там ещё до сих пор. Иногда я прохожу мимо и вспоминаю ту далекую молодость. А «мадемуазель» Вероника Шильц живёт в Париже, она крупнейший исследователь скифской культуры, кавалер ордена Почётного легиона. Мы были тогда молодыми поэтами и читали Бродскому свои стихи. Я читал, помню, поэму «Летняя медицина», от которой не сохранилось ни строчки. Следующая наша встреча была та, в Париже, которую я тоже уже упоминал. Потом в Нью-Йорке. Мы говорили всегда от души, от сердца. Бродский, расчувствовавшись, мне тогда сказал: «Первый разговор за 15 лет» – первый после России. Даже если это было преувеличение, всё равно приятно. Помнится, я жаловался ему на заглаженность своих стихотворений, которую никак не удаётся преодолеть. «Кажется, у меня тоже так было, – поделился Иосиф. – Новое началось со стихотворения «Холмы» 1962 года, написанного под влиянием польских поэтов в русских переводах. Польского я, конечно, тогда ещё не знал». Я тогда чуть не опоздал на самолёт. Бежал к трапу под дождём, по летному полю, на ходу трезвея...
ХРАНИТЕЛЬ НАРОДНОГО ПОРЯДКА
Ирина УШАКОВА
21.05.2015
Книги Александра Николаевича Арцибашева «Посвяти земле жизнь», «Прости, отец», «Дождаться яблоневого цвета», «Крестьянский корень», «Божии поля» встали в один ряд с произведениями Валентина Распутина, Фёдора Абрамова, Василия Белова, Бориса Можаева…
Его рассказы и очерки о крестьянском быте, о земле-кормилице сегодня звучат особенно пронзительно даже не потому, что мы сполна ощутили, что города отнимают у нас необходимое душевное равновесие, а потому, что мы вынуждены питаться израильской или египетской картошкой, а для сева использовать некачественное импортное зерно.
Александр Арцибашев (1949 – 2014), быть может, более всех нас не мог мириться с тем, что случилось с Россией, когда русский пахарь и сеятель на рубеже XX–XXI вв. покинул свою землю, а сегодня его пахотные поля зарастают борщевиком: из 220 млн гектаров сельскохозяйственных угодий половина находится в запустении. Не мог Арцибашев мириться, зная, как варварски вырубается лес в той же Тверской области, всё рвался туда поехать, но болело не только там. Он ехал на Урал – там родина, и болело сильнее.
Александр Николаевич недоумевал, как можно продавать кедровый лес, когда доход от кедровых орехов и кедрового масла в разы превышает доход от проданного леса, а чтобы вырастить кедр, нужны десятилетия.
Он говорил: «Искони на Руси был строгий народный порядок жизни. Вспоминаю наши уральские кедровые рощи рядом с сёлами, куда никто не имел права пойти шишкарить до срока. Так же и со сбором ягод, грибов, охотой. Никакой милиции не требовалось. Всё саморегулировалось. Ведь ещё Пётр Первый издал указ, чтобы за пятьсот саженей к реке с сохой не подходить. И до 1930-х годов следовали этому правилу»…
После Свердловского института народного хозяйства Александр Арцибашев закончил факультет журналистики Уральского университета, работал в областной газете «На смену!» и собкором «Комсомольской правды» по Уралу, а переехав в столицу, закончил и журфак МГУ. Работал спецкором в газете «Советская торговля», был помощником министра Роспотребнадзора, с 1989 г. – обозревателем ЦТ Гостелерадио СССР, комментатором информационных программ «Время» и «Сельский час».
Будучи секретарём Союза писателей России, Александр Николаевич создал при СП Общественный совет по возрождению российских деревень, который откликался на острые проблемы сельского хозяйства страны, собирал специалистов в этой области. Он хотел, чтобы писатели и учёные не молчали – с проблемами обращались в необходимые инстанции, положительными примерами ведения частных хозяйств пытались поддержать народ.
Александр Арцибашев проехал почти всю Россию: чернозёмы, суглинки, подзолы, вечную мерзлоту и удивлялся: «Занесёт ветер песчинку на скалы Уральского хребта и начинается жизнь – вырастают кедры в три обхвата. Я видел такие деревья, которым по 500 лет. Вот что такое сила земли!».
Александр Николаевич приводил такую статистику: «В 1916 г. поголовье крупного рогатого скота составляло почти 60 млн, ныне – всего 23 млн. В 1913 г. амбарный вес пшеницы и ржи составлял 86 млн тонн. На долю России приходилась треть мирового экспорта. Увы, вот уже 15 лет урожаи зерновых у нас колеблются от 60 до 75 млн тонн. Да и то – в бункерном весе». Это к вопросу о нищей дореволюционной России…
Нас, молодых журналистов, Александр Николаевич просил держать в фокусе внимания тему сельского хозяйства, он понимал, что «не хлебом единым…», он сам служил слову, но понимал также, что без хлеба и картошки – никуда.
В наших беседах Александр Николаевич приводил такие цифры: «В 1990-е гг. под картофелем было 2 млн гектаров; сегодня 130 – 150 тысяч. То есть сокращение более чем в 10 раз. В 2011 г. показали в статотчётности, что намолотили 90 млн тонн зерна, но это бункерный вес. Я поинтересовался у специалистов: сколько качественной пшеницы 3 класса. Оказывается, только 15 % от общего объёма. Остальное – так называемое фуражное зерно, идущее на корм скоту. А мы ещё умудряемся продавать 20 млн тонн зерна. За годы «реформ» выведено из оборота более 100 млн гектаров сельхозугодий. Земля находится на «голодном пайке». Если в 1990 г. в среднем на гектар вносилось по 200 – 300 кг минеральных удобрений, то сейчас в 10 раз меньше. Вот земля и скупа стала на урожай. Миллионы гектаров подвержены водной эрозии, опустыниванию, деградации.
Пока в России есть нефть и газ, конечно, проще купить продукты. Производство сельхозпродукции требует огромных финансовых затрат. Надо производить сельскохозяйственную технику, готовить специалистов. А зачем, если есть нефть и газ? Качаем сырьё на Запад в огромных объёмах. Но ведь нефть и газ не бесконечны! У нас всех разведанных запасов нефти осталось на 15 – 20 лет, газа – на 50 – 100 лет. Получается, что мы обкрадываем будущие поколения!».
Арцибашев не боялся говорить открыто, что в молочных продуктах сегодня содержится до 60 % пальмового масла, которое раньше использовали как смазочный материал в промышленности. Потребление его в пищу, по данным исследований, снижает минеральную плотность костной ткани и накопление костной массы, поэтому 90% детей у нас имеют ту или иную патологию.
В 2001 г. Александр Арцибашев проехал от Москвы до Владивостока на поезде «100 лет Транссибу» и написал очерк «Удержит ли Россия Сибирь?». «Если бы либералы-западники всё-таки добились своего, и решение о продолжении строительства Транссиба не состоялось, Россия потеряла бы Дальний Восток, – был уверен Александр Николаевич. – Ещё Пётр Столыпин говорил о необходимости продолжения строительства Транссиба, иначе в тех краях скоро будет жить другой народ. К нему тогда прислушались и проложили Амурскую ветку железной дороги. Выдающиеся достижения русских строителей, титанический подвиг простого народа изумили мир. Это была победа русской технической мысли. Недаром слова Великий Сибирский Путь писали только с заглавных букв. Проекты мостов через крупные сибирские реки удостаивались высших призов на международных выставках и считались за эталоны во всём мире. Глядя на эти сооружения, думаешь про себя: “Как могла кучка «чикагских» мальчиков обмануть на исходе ХХ века народ, который построил и в течение ста лет держит в рабочем состоянии самую протяженную в мире железнодорожную магистраль?”». В Сибири, кстати, было 30 млн человек, а к 2001 г. осталось только 17 млн.
В своей книге «Бриллианты Шаляпина» Александр Арцибашев писал о том, что в России разворовываются музеи, бил тревогу – обращался к президенту Ельцину.
Тогда против писателя было возбуждено уголовное дело, а когда обворовали Эрмитаж, стали проверять все музеи, и выяснилось, что пропало около ста тысяч ценных экспонатов. Не прислушались вовремя к писателю…
«СЕМЁНОВКА, ОЖОГ ЗЕМЛИ ДОНЕЦКОЙ…»
Матвей СЛАВКО
15.05.2015
Издана книга стихов «Ожог», посвящённая жителям и защитникам Новороссии

В канун 70-летия Великой Победы московское издательство «Вече» выпустило 196-страничный сборник стихов «Ожог». Основной раздел книги, посвящённый жителям и защитникам Новороссии, составили произведения, написанные по горячим следам событий в зоне конфликта на Украине. В числе авторов – известные современные поэты – уроженцы России, Украины и Белоруссии.
Один из составителей книги, поэт Виктор Кирюшин (над составлением работали также С.Д. Евсеев – Интернет-проект «Земляки», и В.Н. Попов) даёт аннотацию: «Боль и надежда – два этих слова определяют атмосферу поэтического сборника. Стена отчуждения, умело возведённая внешними силами между Россией и Украиной, не может не отзываться болью в сердцах людей, не оболваненных пропагандой. А надежду даёт наша общая история, в том числе победа в Великой Отечественной войне, 70-летие которой мы отмечаем в нынешнем году».
Первый раздел, «Окаянные дни», с прямым отсылом к Бунину, открывает стихотворение Игоря Ляпина, 1992-го года, с напоминанием, как начиналось принудительное расчленение огромной страны:
И под Харьковом, и под Жмеринкой,
И в херсонской степи седой,
Очарованные Америкой,
Вы стоите ко мне спиной.
Вы стоите с обманом под руку,
За добро принимая зло.
Дружба – побоку, братство – Побоку…
Заколдобило. Занесло.
….
Но и горько ещё поплачете
Над развалом большой семьи.
Вот увидите, ось побачитэ,
Очарованные мои!

Прислушаемся: сегодня слова «с обманом под руку» вполне звучат как «с Обамой под руку».
В подборке, данной в качестве преамбулы к книге, встретим ещё одно сочинение И. Ляпина, горькие и недоумённые строки:
«Чи можно, чи не можно?» –
С вопросами глаза.
Под Харьковом таможня,
Скрежещут тормоза.
Такой тяжёлый скрежет,
Такой гнетущий гуд,
Как будто душу режут,
Как будто сердце рвут.
Родимая чужбина,
Проклятая пора...
Отныне Украина
России – не сестра.

Харьковчанин Константин Савельев, участник афганской военной кампании, говорит с прицельным сожалением:
Накануне большого потопа,
нетерпением власти горя,
разделили народ, как холопов,
на похмелку три шустрых царя.

А стихотворец из Казахстана Игорь Брейдо десять лет назад вымолвил словно к сегодняшнему юбилею Великой Победы:
Пятнадцать лет на карте нет страны,
Разорванной на части без войны,
А мы победу празднуем упрямо
С томящим ощущением вины
Пред каждым, кто пророс степным бурьяном
И предан василиском полупьяным.

Горькое коллективное вступление в книгу завершает стихотворение Владимира Негатурова, сгоревшего во время кровавой пятницы в одесском Доме профсоюзов 2 мая 2014 г., в страшном пламени «одесской Хатыни», человека, имя которого стало символом мужества и стойкости, а его стихи – гимном сопротивления фашизму. Он родился в 1959 г. и жил в Одессе, получил два высших образования как математик и экономист. Был одним из лидеров протестов на Куликовом Поле в Одессе против украинских националистов. Автор гимна антимайдана – «Марша Куликова Поля».
Эпиграфом к сочинению, датированному 07.02.2012 г., В. Негатуров предпослал эпиграф из Т. Шевченко – «...славних прадідів великих правнуки погані»:
Чёрной завистью лица землисты…
В бегстве глаз – вороватый невроз…
Липкой алчностью руки нечисты
у вахтёров, сержантов, министров,
у вождей и гламурных стервоз…
Перекручены факты истории…
Узаконен церковный раскол…
Нет ДЕРЖАВЫ. Есть блок территорий,
где паны в истребительном споре
местечковый творят произвол…

Основной посыл сборника сконцентрирован в разделе «Ожог», получившем название по стихотворению жителя Московской области Анатолия Вершинского.
Автор вспоминает свое родное сибирское село Семёновка, где есть улица Киевская, на которой живут украинцы. И ему аукается другая Семёновка, донецкая, – «её накрыл ракетный ураган»: «Семёновка, ожог земли донецкой, на совести моей рубцом легла».
В этом разделе опубликованы произведения Марины Аввакумовой, Юнны Мориц, Дмитрия Мурзина, молодого поэта из Оренбурга Влады Абаимовой и многих других. Бывшая харьковчанка Марина Ахмедова, уже почти четыре десятилетия жительница Махачкалы, творчески сотрудничавшая с Расулом Гамзатовым, завершает стихотворение о дорогом ей донецком городе Торез такой строфой:
На белой мазанке убитой,
Как сито, чёрным антрацитом –
Следы от пулемётных трасс…
И на земле ветряк бескрылый.
И грохот над Саур-Могилой,
О, Господи, помилуй нас!
Прости, Донбасс…

Это вынести непросто: «Где сад шумел – теперь воронка, Немая, словно похоронка, Перетекающая в боль».
«Галиция, слушай, давай разводиться! Без шума, без крови, и драки публичной, Зачем нам бардак и побитые лица? Давай разойдёмся как люди, прилично», – по-человечески предлагает Надежда Надник.
Но Галиция, навязавшая свою бандеровскую болезнь-бесовщину всей Украине, уже ничего не слышит, в том числе и луганца Марка Некрасовского: «Я не верю, что это традиция – Вновь нацизмом расколота нация. Что бы пели Волынь и Галиция, Если б их разнесла авиация?».
МУЗЫ НЕ МОЛЧАТ
Григорий БЛЕХМАН
13.05.2015
Для сборника, в который вошли стихотворения современных поэтов и поэтов Великой Отечественной войны, составители выбрали название одного из его разделов. Их всего четыре. Кроме означенного, – «Окаянные дни», «Страницы общей памяти», «Мы – русские».
Уже из названия этих «говорящих» разделов  понятно, о чём идёт речь в книге, пронизанной нашей общей болью от происходящего сейчас на Украине.
Открывает сборник стихотворение Игоря Ляпина, написанное в печально известном всем людям Советского Союза 1992 году:
И под Харьковом, и под Жмеринкой,
И в херсонской степи седой,
Очарованные Америкой
Вы стоите ко мне спиной.
Вы стоите с обманом под руку,
За добро принимая зло.
Дружба – побоку, братство –
Побоку… Заколдобило. Занесло…

Тогда – в дни «парада суверенитетов» такое наблюдалось повсеместно и «занесло» не только Украину. «Заносило» и Россию. И не известно, чем бы всё кончилось у нас, ни сделай нам судьба в канун третьего тысячелетия исторический подарок, когда президент Ельцин добровольно покинул свой «трон».
На Украине же очарование Америкой продолжалось  и привело к тому, о чём 20 лет спустя Вадим Негатуров напишет:
Безразличная плесень сырая
повсеместна в умах и сердцах…
Свежий адрес у всех: «хата с краю», –
и у тех, кто в хрущёвках, сараях,
и у тех, кто в коттеджах, дворцах…
……………………………………………………………
Перекручены факты истории…
Узаконен церковный раскол…
Нет ДЕРЖАВЫ.
Есть блок территорий,
где паны в истребительном споре
местечковый творят произвол…
………………………………………………………
Украина! Гниют в прозябании
Твой Талант и Удача Твоя…
Подались в холуи да путаны –
ублажать ожиревшие страны –
Твои дочери и сыновья…
Украина… проклятые годы…
скверна в душах… на совести грязь…
Что, Отчизна, с Тобой происходит?!
…Мы не дети Тебе, мы – отродье,
коль живём, с Твоей болью мирясь.

Поэт, не смирившийся с этой болью, трагически погибнет во время кровавой пятницы в одесском Доме профсоюзов 2 мая 2014 года.


* * *

Кто бы мог предположить в уже далёкие годы начала сороковых, когда «час мужества пробил на наших часах» и это мужество никого не покинуло, что произойдёт то, что мы видим сегодня. Тогда были абсолютно иные  чувства, которые и помогли победить:
…Как будто я сам в Украине родился
И белую пыль эту с детства топтал,
И речи родимой, и песням учился,
И ласку любимой впервые узнал.
Пускай я другой уроженец и житель,
И травы у нас не такие цветут,
В просторе степей, в созревающем жите,
И детство, и всё моё милое – тут.
С твоими сынами и я посвящаю
Тебе, Украина, дыханье и кровь,
Не край мы один от врага защищаем,
А Родину – мать всех родимых краёв.

Эти слова Александра Твардовского, сказанные в 1941-м, разделяли все  жители Советского Союза, потому что все мы были тогда едины в Главном, о чём позже напишет Андрей Геращенко:
Под синим небом белорусским
Познал я радость и беду.
Я – белорус, а значит  –  русский,
Таким и в небо я уйду.
Мне этот мир казался узким.
Пришлось креститься на ходу.
Я – православный, значит – русский,
Таким и в небо я уйду.
Пока мой Киев не французский,
Свою я Сечь всегда найду.
Я – украинец, значит – русский,
Таким и в небо я уйду.

Сегодня, читая заключительное четверостишие, невольно вспоминаешь слова Гоголя. В ответ на вопрос Александры Осиповны Смирновой-Россет: какая у него душа – русская или хохлацкая, он сказал: «Сам не знаю, какая у меня душа – хохлацкая или русская, знаю только то, что никак бы не дал преимущества ни малороссиянину перед русским, ни русскому перед малороссиянином. Обе природы слишком щедро одарены Богом и, как нарочно, каждая из них порознь заключает в себе то, чего нет в другой – явный знак, что они должны дополнить одна другую».

ЕВРОПА ПРОТИВ РУССКИХ
Николай ЯРЕМЕНКО
12.05.2015
Стремясь примкнуть к «цивилизованному миру», сегодня Россия платит самый большой взнос за членство в Совете Европы, платит за сомнительную «честь» общения с теми, кто летом 1941 года вместе с гитлеровским вермахтом отправился в Россию «утверждать демократические ценности».
Однако, одна из последних выходок «элиты» Евросоюза и украинских «зверхныкив» в отношении Москвы (лишение слова) заставляет задуматься о «преемственности политики». Уж больно любят ездить с доносами на Россию в Брюссель и Страсбург нынешние наследники хиви. Потому и хочу предложить «холодный взгляд» на некоторые исторические факты, относящиеся к «европейским цивилизаторам» и коллаборационистам, добровольным помощникам фашизму, нежно прозываемых в вермахте хиви.
Факты истории свидетельствуют, что в 1941 году на СССР напала не только Германия. Напала и вся остальная Европа, за исключением сербов и греков. На СССР шли – испанские дивизии и французские легионы, армии Италии, Румынии, Венгрии, Финляндии, части Чехословакии, Хорватии др.
Так, Брестскую крепость штурмовали австрийцы, а Севастополь – румыны и итальянцы. Даже Албания послала воевать в СССР дивизию СС «Скандербей». Рвались отщипнуть себе кусочек России румыны, венгры, хорваты, словаки.
В танках Гудериана чуть ли ни каждый второй водитель был чех. И все они зверствовали покруче немцев.
Венгров-карателей не брали в плен советские солдаты. Совсем как в Гражданскую войну, когда они уже показали себя чудовищами. Под Ленинградом и Ржевом зверствовала голландская дивизия СС «Норд-Ланд».
Итальянцы, испанцы, шестьдесят тысяч французских добровольцев из дивизии СС «Шарлемань» и охранно-карательных отрядов, швейцарцы, фламандцы, валонцы…
Дания и Испания послали своих солдат даже без официального объявления войны Советскому Союзу!
Другими словами, в момент нападения, постоянно пополняя «убыль», в армии Гитлера насчитывалось около миллиона солдат стран-союзников фашистской Германии, входящих сегодня в НАТО. Это без учёта «засланных казачков» или хиви.  
Остаётся историческим фактом – до 1943 года численное превосходство в живой силе на советско-германском фронте постоянно было на стороне государств фашистского блока! Вместе с ними воевали против СССР целиком сформированные с предателей, а точнее с изменников Родины – литовская, латышкая и эстонская дивизии СС, дивизия СС «Галичина», Грузинский, Туркестанский легионы и др., всего более 400000 коллаборационистов, из которых украинские хиви составляли 250000. Они не считались военнопленными, после поимки предавались военному трибуналу.  
Национальный состав военнопленных в СССР в период с 1941 года и по 1945 год, составлял: немцев – 2 389 560 чел., японцев – 639 635, венгров – 513 767, румын – 187 370, австрийцев – 156 682, чехов и словаков – 129 977, поляков – 60 260, итальянцев – 48 957, французов – 23 136, голландцев – 14 729,  финнов – 2 377, бельгийцев – 2 010, люксембуржцев – 1 652, датчан – 457, испанцев – 452, норвежцев – 101, шведов – 72. На конец Второй Мировой  войны в русском плену (исключая немцев) побывало до полутора миллионов европейцев.
На полученных в полной исправности европейских заводах, изготавливавших оружие для Гитлера, перед нападением на СССР, работали европейцы. К началу войны против СССР на немцев работали 250 миллионов человек! Работали десятки заводов, в том числе принадлежащих американскому капиталу, и обеспечивались его же сырьём. Можно, не греша против истины, сказать, вся Европа (исключая движения Сопротивления) воевала против СССР.
Сегодня «демократические силы» в Европе из числа наследников похода на Восток, соорудив блок НАТО под руководством США, стремятся уничтожить память о Великой Победе над фашизмом. А первыми помощниками у них – хиви, в основном с Западной Украины, многочисленная орда коллаборационистов, захватившая сегодня власть на Украине…  
МЫ БУДЕМ И ОРАТЬ НА РОССИЮ, И БРАТЬ У НЕЁ ДЕНЬГИ. ЭТО ЛАТВИЯ, СЫНОК
Виталий ФОТИН
12.05.2015
Итальянская деловая газета Il Sole 24 Ore не может понять: как ухитряется Рига и успешно вести дела с Россией, и проклинать её на всех углах. Так не бывает! – кричат итальянцы. Странные они, эти европейцы. В Прибалтике только так и бывает.
Итальянцы тут про Латвию статью написали. Удивляются, как это мы на Россию ругаемся вовсю, пугаем ею Европу, почти что с ней воюем и почти что ее побеждаем – а в бизнесе между тем чуть ли не главные партнеры. Например, храним газ на своей территории для Санкт-Петербурга. За деньги, конечно. Но при этом пишем доносы в Европарламент на «Газпром»: мол, осадите монополиста, замучил совсем, житья не даёт.
Европейцы не понимают сложных особенностей нашей политики. Им оттуда нюансы не видны. Вам, спрашивают, шашечки или ехать? Наш, чисто прибалтийский ответ: и ехать, и шашечки. Сосед у нас такой. Он и деньги даёт, и поорать на него можно.
Вот поставьте себя на наше место. Страна маленькая. Денег взять неоткуда, ничего не производим, ничего толком не продаём, а жить хотим хорошо, как в Европе. Да, раньше что-то работало. Но европейцы, когда нас в семью принимали, попросили позакрывать. Мы, говорят, вам и так денег дадим, только не делайте ничего такого, что может пригодиться ещё кому-нибудь, и под ногами на нашем рынке не мешайтесь, там без вас хватает.
А чтобы европейцы деньги давали, надо о себе постоянно напоминать. Смотрите, как мы на страже Европы стоим, смотрите, как за неё переживаем. Как какой-нибудь спор с Россией, так мы в первых рядах, как самые храбрые. Крикнем что-нибудь погромче  – и к брюссельской кассе:  ну что, ничего нам за это не полагается? Ну тогда хоть налейте молока за вредность.
Европейцы что-то платят, нам много не надо, мы не Греция какая-нибудь. Только в последнее время что-то нас одергивать стали. Ограничивают в самовыражении, не дают по-настоящему раскрыться. И ещё проблема нарисовалась: поскольку запросы у нас растут, то как-то европейских денег перестало хватать.
А тут такой сосед. Испокон веков Латвии средства давал и не спрашивал, на что потратила. Дороги строил, города, порты, фабрики. И сейчас готов давать. И строить готов. Вот вы бы не воспользовались? То-то же. Поэтому одной рукой грозим, а другой тихонечко берём – и в карман. Когда европейцы смотрят – мы возмущаемся и осуждаем. Как отвернулись – тихонечко и руку дающую целуем, и поклоны шлем. Что тут нелогичного? Репутация? Так мы государство маленькое, ресурсов и Панамского канала у нас нет. Всё что есть – честь, репутация, свобода и что там ещё… вот что есть, тем и торгуем. Приходится вертеться.
Поэтому не надо на нас обижаться. И презирать не надо. Всё логично. А то, что итальянцам непонятно… Может, конечно, двум богам служить и нельзя, да только не боги горшки обжигают. И то, что в горшках, делают тоже не они.
РАЗБУЖЕННАЯ МИТРОПОЛИТОМ УКРАИНА
Иван ДЕГТЯРЬ
12.05.2015
Презрение жителей к официальному Киеву носилось в праздничном воздухе в день 70-летия Победы повсеместно. И количество шагающих улицами от Печерской лавры до парка Славы к Вечному огню у Могилы Неизвестного Солдата. И обилие едких колкостей в интернете к геббельсовской речи Петра Порошенко про День примирения. И испохабленный облик монумента Родина-мать, и даже вывешенные 9 мая во Львове государственные флаги с траурной лентой – всё, ну совершенно всё, что делала украинская власть, чтобы поглумиться над любимым народом праздником, работало против неё.
После апрельских акций протеста и заявления синода УПЦ МП в поддержку демарша в Верховной раде митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия, отвергшего героизацию войны с Донбассом, на Украину пришёл политический бриз. Ветер, который поменял настроения массового сознания украинцев, созревал давно, но, благодаря силе духовного участия Предстоятеля УПЦ, вдруг стал критическим фактором. Украинское общество, несколько лет задавленное страхом «жёлто-голубой мерзости», террором нацистского режима и беспросветностью евробытия, неожиданно обрело ориентиры. Простые и понятные: добро есть добро, а зло есть зло.
Как бы ни пытались украинскому народу выдавать за манну небесную аморальную парадигму майданников, назвавших возню за место «у корыта» «революцией достоинства», – ей пришёл конец. И это очевидно по ряду признаков.
Во-первых, даже во Львове, не говоря уже о Киеве, нашлась достаточно критичная масса людей, которая публично, не побоявшись политических убийств Олеся Бузины и Олега Калашникова, осудила попытки киевского режима объявить 9 мая для Украины днём траура. Жители Николаева, Херсона и особенно Одессы кляли на чём свет стоит «бандеровских бесов». Львовский суд таки не смог отказать главе Антифашистского комитета Львовщины Александру Калинюку в праве на проведение в городе массовых празднеств на Марсовом поле и Холме Славы. И этому есть свои объяснения.
С одной стороны, украинские власти не смогли проигнорировать авторитетное обращение к президенту и председателю Верховной рады Украины международных учёных и экспертов престижных мировых вузов, выступивших против позорного ограничения в Украине прав и свобод людей. Скандал вылился в прессу США, американский Украинский народный союз (УНС) вынужден был всячески оправдываться не только перед мировым общественным мнением, но и перед Государственным департаментом США.
С другой стороны, политика десоветизации и деруссификации Украины, разработанная по поручению Госдепа УНС и Украинским конгрессовым комитетом США (УККА), оказалась, по выражению профессора Дэвида Марплса, абсолютно безответственной. Уважаемый учёный Университета Альберты от имени 65 своих коллег заявил предельно жёстко о происходящем на Украине: «Какими бы благородными ни были намерения, объявление всего советского периода оккупацией Украины может иметь несправедливые и непредсказуемые последствия».
Во-вторых, речь идёт о том, что у пуганной нацистами общественности вместо боязни развился синдром пренебрежения к словоблудной власти. «Тварь больше не дрожит!» – по выражению одного из украинских блогеров. «Их много сейчас – недолюдей, недополитиков, недобитков, недоумков, вылезших на то, что осталось от Олимпа украинской политики. У них даже нет имён, а есть просто клички, как в учреждениях пенитенциарной системы (в простонародье – тюрьмах): Педалик, Кулявлоб, Пеця, Ради-Кал, Антонина, Кровавый пастор... Обзывая их кличками, я при этом испытываю смешанные чувства – от отвращения до грустного смеха», – уверяет украинец.
Невежество корытников у власти, похоже, само напугало поросячьим визгом своих прихлебателей. И это впечатляет, пожалуй, даже намного сильнее, чем все оппоненты украинских нацистов, вместе взятые. Поэтому, когда в киевском метро демонтируют медальон Воссоединения украинских земель 1939 года, а на памятных монетах Национального банка Украины к 70-летию Победы вместо мемориала Родины-матери появляется что-то напоминающее «смерть с косой», от брезгливости становится не по себе даже апологетам киевской хунты. А это для неё угроза намного непредсказуемее, чем торчащее со всех щелей оружие из зоны АТО.
И, наконец, в-третьих, как утверждают в идейных кругах самих евроинтеграторов, с наступлением второй революционной весны «холодильник победил телевизор». Телевизионные шоу на олигархических каналах Пинчука, Коломойского и Порошенко востребованы все меньше, а аудит жилкомуслуг и цен на рынках Украины – всё больше. Собственно, народу в таких случаях, чем больше охота кушать, тем меньше тянет на свободу. А свободу каждому украинцу теперь будут выдавать персонально и только в случае поддержки им законопроектов N2538-1 и N2558 о «декоммунизации».
Соответственно, чиновник – под люстрацией, люстрированный госслужащий – без пенсии. Пенсионером способен будет стать только доживший до победы евроинтеграции, а евроинтеграторы для этого вводят уголовную ответственность за сомнение в любых поступках «борцов за независимость», не говоря уже о чиновнике. Таким образом, пуская украинское общество по кругу тоталитарного надругательства над государством, как сказано в Конституции, для «граждан Украины всех национальностей» фашистский режим «публичное отрицание этих фактов теперь квалифицирует как надругательство над памятью «борцов за её независимость». И сколько, думаете, просуществует такая власть?
ПРАВДА О «ЦЕНЕ ПОБЕДЫ»
Игорь ИЛЬИНСКИЙ
08.05.2015
Великая Отечественная война стала для СССР страшной трагедией. Всем известны её масштабы. Урон от нанесённых войной разрушений в 20 раз превысил национальный доход страны в 1940 году. Страна лишилась 30 процентов своего богатства. В денежном выражении – 130 миллиардов долларов. Это половина стоимости всех разрушений во всех странах мира за годы Второй мировой войны.
Однако когда разговор заходит о «цене победы», об этих цифрах как будто забывают. Вроде бы понятно почему: разрушенное восстановили, понастроили новых городов и сёл, заводов и фабрик, электростанций и мостов, создали атомное и водородное оружие, запустили в космос спутник, а потом и человека. И всё это в фантастически короткие сроки. Советский Союз стал второй сверхдержавой мира, им восхищались сотни миллионов людей планеты, ему хотели подражать целые государства, а иные откровенно побаивались…
Советские люди гордились страной, но в их душах незаживающей раной жила и непреходящей острой болью ныла память о родных и близких, погибших на той проклятой войне, хоть и была она воистину Отечественной и Священной.
Цифра семь миллионов человек, оставшихся навсегда лежать в родной и чужой земле, в сталинские времена почти не росла.
И вдруг на XX съезде партии Хрущёв потряс умы и души людей известием, что на фронте, в партизанских отрядах, в плену и на оккупированных территориях погибло 20 миллионов воинов и мирных граждан. Позднее Брежнев подтвердил эту цифру. Общество мучительно осмысливало страшную новость, проясняя в жестоких спорах вопросы «почему так много?» и «кто виноват?». В конечном счёте всё списали на ошибки Сталина и сталинизм: «Ведь был же XX съезд партии, ведь Хрущёв сказал…» Тем в основном и успокоились. Казалось…
Но грянула яковлевская «гласность», горбачёвская «революционная перестройка», а следом – ельцинские «коренные реформы». В пору «гласности» и впоследствии у некоторых журналистов, писателей, политиков, историков и беглых разведчиков произошло большое умопомрачение. Соревнуясь друг с другом в злобно-слезливых публикациях по поводу вдруг опостылевшего им советского строя, ненавистного Сталина, они вываливали на головы ошалевшего народа горы цифр о Великой Отечественной, делая их всё страшней и страшней. В начале 1990-х дотянули соотношение советских и немецких военных потерь до 1:3, что означало, по их мнению, будто СССР потерял на фронте втрое больше солдат и офицеров, чем немцы. Уже эти цифры вызывали в народе грустные и гневные мысли. А потом и вовсе словно с цепи сорвались!.. «…Советские солдаты буквально своими телами загородили Москву, а затем выстлали дорогу до Берлина: девять падали мёртвыми, но десятый убивал-таки вражеского солдата…» – писал футуролог И. Бестужев-Лада. «…В конечном счёте – и это скорбный факт – на одного погибшего немца приходится четырнадцать наших воинов», – утверждал политолог А. Уткин.
Всех удручала и удручает поныне прежде всего общая цифра людских потерь в ходе Великой Отечественной войны: 26,6 млн. человек. Это официальная цифра, на которой после долгих дискуссий сошлось большинство военных историков и политиков. Однако некоторым «аналитикам» она казалась заниженной. Появились цифры общих потерь в 37 и даже почти 45 млн. человек. В чём смысл? Сказать всё то же, только снова и громче: «Страной управляли, армией командовали жестокие недоумки, кровожадные параноики, не щадившие народ, солдат и офицеров, завалившие трупами путь победоносной немецкой армии. Какая же это Победа, да ещё Великая? Как можно ежегодно праздновать такую «победу»?» И не празднуют, как в Прибалтике, Молдавии, Грузии, или объявляют День Победы «Днём поминовения павших… в борьбе с коммунизмом», как это сделали современные нацисты, наследники Бандеры, на Украине…
Статистика, даже такая скорбная, ведь лукавая. Её надо тщательно анализировать и беспристрастно объяснять. Только тогда можно понять суть вещей. Для начала цифру 26,6 млн. человек необходимо разделить на две крупные части, из которых она складывается: потери вооружённых сил и потери гражданского населения.
Кто лучше воевал, кто хуже, в конечном счёте можно понять из сравнения потерь вооружённых сил СССР и Германии на советско-германском фронте от начала войны до её конца. И что же выясняется?
Принято считать, что безвозвратные боевые потери Германии (убиты, умерли от ран и болезней, погибли в результате несчастных случаев, расстреляны по приговорам военных трибуналов, не вернулись из плена) за 1418 дней войны составили 8 млн. 876,3 тыс. военнослужащих, а вместе с потерями её союзников – 10 млн. 344,5 тыс. человек. Безвозвратные боевые потери СССР за те же 1418 дней войны – 11 млн. 444 тыс. человек, а вместе с потерями союзников (76,1 тыс. человек) – 11 млн. 520 тыс. человек. Обратите внимание: союзники Гитлера потеряли на советско-германском фронте 1 млн. 467,5 тыс. человек, союзники СССР – 76,3 тыс. человек. Таким образом, соотношение безвозвратных боевых потерь Германии и СССР 1:1,1. Различие не столь разительное, но в пользу противника. Чем это обычно объясняется?
ОЧАРОВАННЫЕ МОИ…
Владимир КАЗМИН
06.05.2015
Книжные новинки

В издательстве «Вече» вышел в свет сборник стихов «Ожог» посвящённый всем жителям и защитникам Новороссии. Составителями этой книги стали С.Д. Евсеев, В.Ф. Кирюшин и В.Н. Попов. В аннотации сборника говорится: «Боль и надежда – два этих слова определяют атмосферу поэтического сборника. Стена отчуждения, умело возведенная внешними силами между Россией и Украиной, не может не отзываться болью в сердцах людей, не оболваненных пропагандой. А надежду даёт наша общая история, в том числе и победа в Великой Отечественной войне…»
Это действительно так, но если глубже взглянуть в поэтические строки авторов сборника, а их под одной обложкой книги более семидесяти, то вырисовывается общая линия огненных переживаний, которые прокатываются волной от первой до последней страницы сборника. Всё это принесла война.
В сборнике «Ожог» рядом стоят имена известных, именитых поэтов старшего поколения и совсем неизвестные имена нынешнего времени, но всех их объединяет одна всеобщая тема войны.
Стихи по своему художественному уровню разные, но главное все они прошли сквозь сердце и душу авторов, эти строки наболели и вырвались наружу силой взрыва и тишины поэтического слова, и поэтому они не могут не волновать читателя.
Эти слова вонзаются в сознание, своим грохочущим блеском движения к свободе, за которой стоит дорога к победе. Эта дорога, как правило, кровавая дорога. На её перекрестках встречаются горечь поражений, отчаяние, страх и ненависть, война всегда была и остаётся грязной работой.
Если взглянуть на мировую историю, то можно сказать, что вся история человеческой цивилизации, с незапамятных времен, когда впервые человек взял в руки палку и до атомной бомбы – это сплошная история войн. Не было ни одного столетия, когда бы не грохотали по нашей земле войны. Только двадцатый век изрыгнул из своего временного чрева две самых страшных мировых войны, а сколько прокатилось в прошлом столетии локальных войн и конфликтов?
Казалось бы, в двадцать первом веке цивилизованные люди должны взяться за ум и жить в мире, но нет же, методы ведения войны становятся всё изощреннее и циничнее. С развитием компьютерных технологий в мировое эфирное пространство ворвалась жестокая информационная война. Информационные войны были и раньше. По большому счету эта война не прекращалась никогда. Она шла на страницах печати, с появлением радио она вырвалась в эфир, но в наше компьютерное время «Интернета» – эта война стала глобальной, ожесточенной мировой войной. Эта война опаснее любой другой войны, потому что её главная цель захват самого сознания человеческого, а значит и его души.
Война обостряет все человеческие состояния и чувства: любовь и ненависть, трусость и отвагу, предательство и стойкость духа, одним словом, идет извечная борьба добра и зла, света и тьмы.
Поэтому писатели и поэты стоят на самых передовых позициях этой безжалостной битвы за умы человеческие.
В настоящем сборнике авторы в основном говорят о войне, которую развязали силы тьмы на Украине, в Новороссии. Битва за Украину, за это благодатное Божье пространство идет уже не одно столетие. Эта битва не прекращалась никогда! И вот теперь она вошла в свою высшую фазу, превратившись в гибридную войну, где переплелись, классические понятия банального уничтожения людей с помощью оружия и разложения сознания людей по средствам информационных технологий. Вторая составляющая часть новой войны уже давно стала мировой, и только Россия со своим ядерным щитом не дает разрастись этой войне в третью горячую мировую бойню!
Из колыбели Киевской Руси тремя могучими ветвями вышел наш православный народ, по своим корням мы, русские, украинцы и белорусы, едины. Мы являемся основой всей славянской цивилизации, которая как кость в горле стоит у западного мира.
В отношениях наших народов, которые по сути своей, является единым народом, нет корневых противоречий. Между нами нет ни какого глобального культурного барьера, и даже барьера языкового в природе не существует. Подавляющее большинство украинцев, русских и белорусов прекрасно понимают друг друга.
Не существует и барьера, связанного с каким-то особым и ярким антропологическим типом между нами, а в межличностном общении фактор национальности почти отсутствует.
Русские и украинцы могут не любить или, наоборот, очень любить немцев, американцев, евреев или поляков и литовцев, но они всегда будут знать, что рядом с ними немец, поляк или литовец.
Мы же русские, украинцы и белорусы можем прожить рядом всю жизнь, просто не осознавая, как говорится, кто есть кто. В том-то и заключается специфика наших отношений, что они – хорошие именно на межличностном уровне. Но при переходе на уровень межнациональный и государственный они «портятся». И портятся, как правило, при помощи воздействия внешних сил, которые хотят разорвать нас на части. Мы сильны своим единством и это понимают наши враги!
Ещё изверг всего человечества Адольф Гитлер говорил: «Мы тогда победим Россию, когда украинцы и белорусы поверят, что они не русские». Западный мир понимает, что мы один народ, но делает всё для того чтобы нас разорвать на куски, как можно глубже проникнуть в сознание людей и ввергнуть кровных братьев в пропасть вражды.
СМЕРТЬ ШАКАЛАМ!
Александр МАЩЕНКО
05.05.2015
О концлагере в «Красном»: не то что говорить трудно – вспомнить страшно

К 9 мая в селе Мирном под Симферополем откроют мемориал на месте бывшего фашистского концлагеря в совхозе «Красном». Не знаю, удастся ли организаторам мероприятия донести до крымчан, что происходило там семьдесят с лишним лет назад. Не просто сообщить, проинформировать, а заставить хоть в какой-то мере почувствовать тот ужас, который пережили узники этого лагеря. Всё-таки годы идут, и память – даже коллективная – слабеет. С этим ничего не поделаешь. Да и торжественный майский победный пафос, которого так много в последнее время, покрывает историю толстым слоем медийного глянца. И надо как следует поскрести, чтобы сквозь дежурные речи, праздничные концерты и фанерные кинофильмы проступили настоящие атрибуты войны – кровь, пот, грязь, голод, ужас, смерть, предательство. В начале семидесятых годов прошлого века в Симферополе, в Доме культуры консервного завода имени С.М. Кирова, проходило несколько открытых судебных процессов над карателями из 152-го добровольческого батальона вспомогательной полиции порядка «Шума», участвовавшими в уничтожении узников концлагеря в «Красном». Большинство «бойцов» батальона, оказавшихся на скамье подсудимых – Ходжаметов, Куртвелиев, Абжелилов, Салаватов, Асанов, Менаметов, Парасотченко – были приговорены к высшей мере наказания. Оглашение приговоров зал встречал… аплодисментами. И как бы кровожадно это ни звучало, но аплодировать было чему. Эти люди (правильнее было бы написать – нелюди) заслужили свою «вышку» сполна. О судебных процессах достаточно подробно – из номера в номер – рассказывала газета «Крымская правда». Я читал эти тексты минувшей зимой, в самые-самые морозы, в библиотеке «Таврика». И с каждой строчкой мне становилось ещё и ещё холоднее. Ниже: фрагменты показаний, которые звучали на суде, в изложении журналистов «Крымской правды». Я думаю, они не нуждаются в комментариях. И надеюсь, они дадут вам возможность хоть чуть-чуть почувствовать то, что чувствовали узники лагеря в «Красном» и сотен других фашистских концлагерей.

* * *
Из показаний свидетеля Легека, шофёра в концлагере в совхозе «Красном»: «Этот лагерь стали строить в июне 1942 года. Когда я туда прибыл, начальником там был Штекман – немец. Самые страшные палачи были Краузе и Гунце. И, конечно, добровольцы 152 батальона СД. Узников они истязали беспощадно. Заставляли обессиленных людей таскать тяжёлые камни, запрягали их, словно лошадей, в телеги и перевозили на них грузы. Но работа эта была бессмысленной, для истощения, ибо грузы просто перемещались с места на место. Тех, кто уже не мог идти на работу, забивали в бараках плетками».

* * *
Из показаний узницы лагеря Чабановой: «27 октября 1943 года приступили к уничтожению заключенных. В тот день женщин выстроили на плацу, отбирали группами по 30–40 человек, заводили в гараж. Там им скручивали проволокой руки и запихивали в крытые брезентом грузовые машины. Потом эти машины уезжали в Дубки, откуда целыми днями доносились выстрелы. Над лагерем стоял плач обезумевших от ужаса женщин».

* * *
Из показаний Давида Миллера, переводчика лагеря, о карательной экспедиции в село Саблы (ныне Партизаны), сожжённое карателями 152-го добровольческого батальона: «Ещё в самом начале облавы нами были захвачены трое мужчин. Фамилии их тоже не помню. Этих людей Ганс Гунце – один из руководителей прочёса – поручил охранять добровольцу Сейтабле Мевлютову. Когда позднее я шёл по горящему селу, он попался мне навстречу. В руках Мевлютов нёс, держа за волосы, две отрезанные головы партизан, третья висела у него на поясе. Сейтабла смеялся. Немецкий офицер пришёл в восторг от такого усердия. Он пожал Мевлютову руку и сказал, что именно такие люди нужны фюреру в настоящем и будущем, что Мевлютова представят к высшей награде. Мне же оберштурмбанфюрер поручил в тот же день, по приезде в концлагерь, подобрать новую форму для добровольца, поскольку старая была вся залита человеческой кровью. Начальство сразу же окрестило добровольца по-немецки гальсабшнайдер, что в переводе означает головорез».
1 ... 2 ... 3 ... 4 ... 5 ... 6 ... 7 ... 8 ... 9 ... 10 ... 11 ... 12 ... 13 ... 14 ... 15 ... 16 ... 17 ... 18 ... 19 ... 20 ... 21 ... 22 ... 23 ... 24 ... 25 ... 26 ... 27 ... 28 ... 29 ... 30 ... 31 ... 32 ... 33 ... 34 ... 35 ... 36 ... 37 ... 38 ... 39 ... 40 ... 41 ... 42 ... 43 ... 44 ... 45 ... 46 ... 47