Советуем прочитать  
ОНИ ЗДЕСЬ ВЛАСТЬ. О ВРАГАХ ГОСУДАРСТВА НА ГОСУДАРСТВЕННОМ СОДЕРЖАНИИ
Дмитрий ЛЕКУХ
23.07.2015
…На самом деле, они это как специально устраивают.
Сначала выясняется, что свеженазначенный вице-губернатор Михаила Николозовича Саакашвили Мария Егоровна Гайдар вполне себе нормально существовала на русские государственные деньги (а некоторые вполне себе государевы «уполномоченные» полагают, что ей и дальше платить нужно: надо же «девочке» на что-то жить).
А потом, не проходит и месяца с кончины Евгения Примакова, как его, м-м-м, «предшественник» Андрей Козырев, также вполне себе безбедно существующий на государев счёт, выступает с программным заявлением о необходимости, по сути, оккупации Западом варварской Российской Федерации. С целью, дословно, помочь российскому народу «на пути к устойчивой демократии». Видимо – по иранскому или ливийскому образцу.
При этом Козырев фактически обвиняет Россию в «ядерном шантаже», не позволяющем её демократизировать привычным способом. Да и вообще: цивилизационное ядерное оружие должно иметь место быть только у цивилизованных народов.
…А знаете, в чём тут настоящая, реальная проблема?!
Она ведь не в вечно «обоссанном неудачнике» (это не моё оскорбление, это определение одного из «заокеанских партнёров» Андрея Николаевича) Козыреве и не в аналогично успешной Марии Егоровне Гайдар.
Она тут в тех людях, которые продолжают «пытаться помогать хорошим девочкам» и платить «гранты» людям, по сути переходящим на сторону врага, воюющего (в случае с администрацией «новоукраинца Саакашвили» официально) с российской государственностью. Вы, вот, к примеру, уважаемые читатели, получали что-то хорошее, типа грантов, от родного нам российского государства?!
Так открою вам страшную тайну: мы, в «ужасном гебистском «Однако» – тоже нет.
Ни копейки.
А стоит поскрести любую Альбац – так сразу же тут же вылезет вполне себе «государственное финансирование».
…Тут вообще что очень важно понимать: это не просто «уважаемые люди».
Это – сложившийся и «слежавшийся» пласт. Который имеет место присутствовать фактически во всех «органах власти и государственного управления» ещё с приснопамятных «девяностых».
МИФЫ НЕ ВЫДУМЫВАЮТСЯ И НЕ УМИРАЮТ
Александр БОБРОВ
17.07.2015

Александр Бобров об измышлениях вокруг подвига панфиловцев

Торжества в честь праздника Победы отгремели, парадные телепрограммы промелькнули, шествие Бессмертного полка во главе с президентом Путиным состоялось. Всё! Можно по новой развенчивать и клеветать. На днях Всероссийская государственная (!) телевизионная и радиовещательная компания вдруг с непонятной радостью принялась снова разоблачать «миф»: мол, подвиг 28 героев-панфиловцев был выдуман советскими журналистами. Протухшую новость тут же подхватили, разнесли по интернету и принялись смачно обсуждать. А дело всё в том, что Государственный архив России опубликовал справку о подвиге 28 героев-панфиловцев. Доклад был подготовлен Главным военным прокурором ВС СССР генерал-лейтенантом юстиции Н. Афанасьевым ещё 10 мая 1948 года и долго не давал покоя либеральным историкам. Помню, в программу 6-го фестиваля поэзии и песни на героической Волоколамской земле «Наша Родина ‒ Россия», который состоялся в год 70-летия Московской битвы, входило посещение Нелидово, памятника у разъезда Дубосеково, встреча в музее. Накануне поэт из Екатеринбурга, полковник запаса, служивший замполитом, Александр Кердан спросил меня: «Не хочу выпытывать на публике. Ответь, что ты думаешь о подвиге панфиловцев, об этих разговорах вокруг него?». Тема эта, навязшая в зубах, вновь тогда всплыла после непотребного интервью директора Госархива, доктора исторических наук Сергея Мироненко газете «Комсомольская правда». В частности, он заявил:

‒ О том, что не было никаких героически павших героев-панфиловцев, стало известно ещё в 1948 году, когда один за одним начали появляться люди, которые должны были лежать в могиле. И тогда партийное руководство поручило выяснить, что произошло на самом деле. Было проведено следствие. Нашли командира полка, который показал, что никакого боя у разъезда Дубосеково не было…
Да бывал ли он на месте легендарного боя? Здесь единственное во всей округе просторное поле. Немцы после того, как шли танковой колонной со станции Волоколамск прямо по железнодорожному полотну (рельсы между траками) непременно должны были съехать на него. И опытный комдив Панфилов просто обязан был организовать здесь оборону, чтобы дать бой на разъезде. Смертельной схватки ‒ не могло не быть. Но Мироненко продолжал:
‒ Стали спрашивать автора очерка о «подвиге панфиловцев» Кривицкого: зачем же вы написали это всё? Он говорит: мне дали задание найти какой-то подвиг, и кто-то рассказал, что под Дубосековом был бой. «А кто же автор слов, якобы сказанных политруком Клочковым: «Велика Россия, а отступать некуда, позади Москва»? ‒ спросили Кривицкого. «Я», ‒ ответил он. Было очень непросто ‒ признать, что не было никаких героев-панфиловцев.
Не было панфиловцев? Не было боя? Это, знаете ли, уже на бред и нравственную диверсию похоже. Там редкие свидетели были живы, траншеи до сих пор остались, земля израненная помнит, а россиянские историки ‒ нет! Но Мироненко ставит завершающую точку:

‒ Для советской власти было всё равно, кто герой, кто не герой, вообще человек был ничто. Знаменитые слова советского полководца: «Надо технику спасать, а солдат бабы новых нарожают» ‒ это про отношение к человеку. Поэтому не надо повторять исторические придумки советской власти и поклоняться несуществующим идолам.
«ПОЛИТРУК ЛЖЁТ. В ГЕРМАНСКОМ ПЛЕНУ ВАС НЕ МУЧАЮТ И НЕ УБИВАЮТ...»
Юрий АЛЕКСЕЕВ
13.07.2015
Бывает ли ненужная правда? О великой войне

МОСКВА, 22 Июня 2015, 09:38 – REGNUM  Случилось так, что мне пришлось выслушать доклад директора Государственного архива Российской Федерации Сергея Мироненко. В своём докладе этот человек развенчал миф о 28 героях-панфиловцах…
Краткое изложение: никакого подвига 28 панфиловцев не было. Боя под Дубосеково не было. Никакого свидетельства, что политрук Клочков перед гибелью сказал: «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва!», – нет… Это легенда, которую придумали журналисты из газеты «Красная Звезда»… А он, Сергей Мироненко, обнаружил в подведомственном ему архиве «разоблачающие документы».
С этим своим разоблачением главный архивариус Российской Федерации уже носится несколько месяцев. Даёт направо-налево интервью, от «Коммерсанта» до «Комсомольской правды», и явно гордится проделанной работой. Аж светится…
Вслед за Мироненко выступил главред радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. Он долго и занудно рассказывал, что долг журналиста – любую неправду немедленно вытаскивать на солнышко и оповещать об этом своих читателей-слушателей. Учил всех голосом непререкаемого мэтра. Лучше бы своих редакционных девчонок поучил, а то они такую пургу несут в эфире…
Кстати, а знаете, где происходило это представление? На Конгрессе ВАРП – Всемирной ассоциации русской прессы. Есть такая организация, объединяющая несколько сотен русскоязычных изданий со всего мира. Каждый год в разных странах (по очереди) собираются зарубежные русские журналисты – поговорить за жизнь, обсудить проблемы, обменяться опытом. В этом году мы слетелись в Москву, столицу нашей общей родины. Повод – 70 лет Победы…
Не знаю, зачем на Конгресс притащились эти «разоблачителей подвигов»? В местах нашего проживания (разных латвиях, канадах, австралиях) на Подвиг русского солдата сейчас и так льются цистерны грязи. Стоило специально лететь в Москву (за свой небогатый счёт, кстати), чтобы получить на голову ещё пару вёдер говна…
Ну, да Бог им судья. Меня, старого журналюгу с уже седоватой бородой, зацепила тема «правды о Великой Войне, которую нужно обязательно раскапывать и доносить до читателя». Зацепила сильно. С одной стороны – да. Правда, правда и ничего кроме правды. Гиппократова клятва журналиста. Всё верно.
К тому же я и до доклада Мироненко не сильно верил, что ротный политрук в момент танковой атаки стал бы говорить столь длинные и пафосные слова – «Велика Россия и т.д.». Отец-фронтовик рассказывал, что они просто кричали «а-а-а» от отчаяния и матерились…
Понятно, журналисты из «Красной Звезды» додумали, дорисовали. Их нельзя судить. На войне статьи о подвигах нужны здесь и сейчас, в утреннем тираже. А те, кто попадали в один окоп с героями, как правило, репортажей оттуда не присылали. В музее на Поклонной есть целая стена «Они снимали войну» – имена погибших военных репортеров…
Но с другой стороны… Была Панфиловская 316-я стрелковая дивизия? Была! Держала она оборону под Москвой зимой 1941-го? Ещё и как! Гибли там героически бойцы? Сотнями! Удержала дивизия фронт, спасла Москву? Факт! Был подвиг? БЫЛ! Был Великий Подвиг! И теперь вопрос: ну, что с того, что Подвиг описан в газете не так? Не те детали: не тот бой, не под Дубосеково, не в тот день, не тот политрук, не те слова сказал… Разве ЭТО важно?
Через 74 года некий микроскопический Мироненко вытащил из архива бумажку и всех оповестил, пританцовывая: а Подвига-то и не было, ла-ла-ла-ла! Конечно, деталями тоже надо заниматься. Но, может, господа архивариусы, сначала сделаем большое, важное, то что не делать – позор для народа?
Мои знакомые ребята много лет в латвийских лесах-болотах под Даугавпилсом, где в 1944-м шли кровавые бои, выкапывают забытые солдатские косточки и пытаются их идентифицировать. Когда рядом с косточками находят читаемые документы – ещё один герой обретает именную могилу, к которой могут прийти его дети-внуки-правнуки поклониться… Остальных хоронят безымянными. Но с почестями, как героев.
И делают они это бесплатно, по велению души. Причём ещё тратят свои деньги. Для подобных раскопок нужно снаряжение, оборудование, горючее. Нужны средства на командировки – поездить, покопаться в архивах (за Мироненко)… Да и небезопасна такая работа. Рядом с косточками практически всегда лежат ржавые снаряды-мины-гранаты.
Иногда им, правда, перепадает кое-что. Если они найдут и идентифицируют останки немецкого солдата. Из Германии приезжают, благодарят, платят деньги, которые они тут же пускают в дело… А любимая Россия, у которой не похоронены ещё около двух миллионов солдатиков, предпочитает щедро кормить штатных архивных «разоблачителей».
СЕЯТЕЛИ РАЗДОРОВ
Александр ЗИБОРОВ
13.07.2015
Увы, они стали настоящими звёздами нашего телевидения, кочуют с одного канала на другой. Я о представителях Украины с откровенно антироссийскими взглядами, это – Вадим Карасёв, Вячеслав Ковтун, Вадим Трюхан, Андрей Окара, Олеся Яхно, Виктор Гиржов…
Эти гости зачастую ведут себя не просто по-хозяйски, а грубо, порой хамски. Прерывают оппонентов, кричат, обзывают всячески. При этом на Украину даже приехать человеку с пророссийскими настроениями опасно, а уж на киевское ТВ такого никогда не позовут. Получается, что и там нам не дают высказаться, и здесь чуть ли не рот затыкают вот такие гости.
Наверное, все помнят клич Ковтуна на всю студию: «Что вы врёте!» Он уверен, что правду знает только он. Выделяется украинским национализмом Олеся Яхно, жена Станислава Белковского, известного своими взглядами, которые с полным правом можно назвать антироссийскими. И ведь не гнушаются же они жить в стране, которую именуют агрессором.
Глава «Организации украинцев в России» Виктор Гиржов тоже живёт в Москве и возвращаться на Украину не желает, как и служить там в армии. Он в России «главный украинец», но при этом выражает интересы только майданутых украинцев, словно забыв о полутора миллионах беженцев, о нескольких миллионах украинцев, которые работают в России. Сомнительно, что они давали ему право выступать от их имени.
Такие постоянные «солисты» многими телезрителями воспринимаются как настоящие украинцы. И видя их отношение к нам, немало людей проникается негативными чувствами ко всей Украине. Выбор этих ораторов зависит от руководства телеканалов. Часто задумываюсь: они не понимают того, что делают, или всё делают осознанно?
Мне кажется, что самыми зваными гостями российских телеэфиров должны быть представители многострадального Донбасса (тем более что наше ТВ смотрят и на Украине). Именно антифашисты должны присутствовать на нашем ТВ чаще всех прочих. Такие, как Ростислав Ищенко, Владимир Корнилов, Татьяна Монтян, Олег Царёв, Наталья Витренко…
И куда чаще следует предоставлять слово бывшим украинцам, а ныне россиянам – крымчанам. Их мы тоже видим и слышим редко.
ОТ КАКОГО НАСЛЕДСТВА ОНИ ОТКАЗЫВАЮТСЯ?
Игорь КАРАУЛОВ
08.07.2015
Все слышали о празднике Нептуна: кто впервые пересекает экватор на судне, того полагается обливать забортной водой. Достигнув экватора года, читающая публика попала под ушат бодрящей влаги от Дмитрия Быкова: прославленный поэт, прозаик и просветитель в одной из своих лекций обрушился с неожиданно резкими нападками на Иосифа Бродского.
Сама по себе атака на нобелевского лауреата, чей юбилей мы недавно отметили, – не повод клеймить Быкова как нового Герострата. Поэт – не икона. Всякий поэт уязвим. У Кушнера есть об этом стихотворение: «Конечно, Баратынский схематичен. Бесстильность Фета всякому видна» и так далее.
Есть свои недостатки и у Бродского. И если о немузыкальности, которую Быков ставит ему в упрёк, могут поспорить стиховеды и музыковеды, то укорять Бродского в многословии значит ломиться в открытую дверь. В то же время некоторые быковские претензии совершенно умозрительны. «Бродский – это поэт отсутствующего метафизического усилия». Ну как это проверишь? Метафизика – дело тёмное.
Мне не хочется подробно разбирать эти нападки по существу; в конце концов, что под руку попалось, то и в дело пошло. Куда интереснее понять, откуда у Быкова появилось желание побольнее ударить Бродского и почему это произошло именно сейчас.
Дмитрий Быков уже третье десятилетие говорит и пишет о литературе, у него было время высказаться о любом интересующем его авторе. Порой он рисковал, выбирая себе героев; ну кто ещё смог бы увлекательно рассказать, допустим, об Эдуарде Асадове?
Но тему Бродского Быков предпочитал обходить. Впрочем, в книге «Булат Окуджава» из серии ЖЗЛ есть главка, в которой эти два поэта сравниваются. Вот что мы в ней читаем:
«Куда ближе они, однако, не в поэтических, а в личных установках: отсутствие либеральных иллюзий или по крайней мере борьба с ними; подчёркнутое достоинство, осанка «власть имущих»; любовь к русской культуре…»
«Бродский и Окуджава демонстрируют обострённую, уязвлённую независимость…»
«…Именно поэты этого типа и класса – самоироничные романтики или сентименталисты романтического склада – особенно чувствительны к оскорблениям, глухоте, пренебрежению».
То есть в 2009 году, когда вышла книга, Бродский для Быкова был однозначно положительным персонажем и как поэт, и как личность. А вот что Быков говорит о нём в своей нынешней лекции:
«Бродский замечательный выразитель довольно гнусных чувств – зависти, ненависти, мстительности, принадлежности к какой-то большой корпорации, к народу… А с чувствами благородными у него не очень хорошо».
Чем объяснить этот разворот взгляда и тона? Вскрылись новые обстоятельства биографии поэта? Были опубликованы неизвестные ранее стихи? Ни то и ни другое.
В иудаизме есть экстремисты кашрута, считающие, что один лишь взгляд нееврея (скажем, из-за соседнего столика в ресторане) делает кошерное вино некошерным. Вот и с Бродским произошло примерно то же: его сглазили нехорошие люди.
Хватило книги Владимира Бондаренко «Бродский. Русский поэт» и пары юбилейных колонок в «лоялистской» газете «Известия», чтобы либеральная интеллигенция (а Быков в литературной части один из её вождей) принялась вычёркивать Бродского из своего читательского меню.
Конечно, в русской литературе всегда были фигуры, от которых продвинутая публика воротила нос. Есенин, например. Там же запах, запах! «Пахнет рыхлыми драчёнами, у порога в бочке квас». Этот запах ещё Баба-яга не любила.
Но чтобы вот так взять и отринуть Бродского, который, казалось, сидит у интеллигенции обеих столиц в самой сердцевине культурного кода? Это как самому себе аппендицит вырезать. А куда девать отскакивающие от зубов цитаты из «Писем римскому другу»? А «Рождественский романс», ещё в юности наизусть заученный, прикажете теперь забыть? А «Я входил вместо дикого зверя в клетку» – что ж, не входил, получается?
Наконец, не было бы большой ошибкой сказать, что аудитория самого Быкова – это в значительной мере аудитория, воспитанная на Бродском.
Бродский думал, что он «заражён нормальным классицизмом»; доктор Быков диагностировал у поэта инфекцию патриотизма и поместил его в карантин. По сути, Бродский для Быкова лишь повод ещё раз эту инфекцию обличить.
«Потому что патриотический дискурс – это умение извлекать наслаждение из гнусностей
СПИСОК ПОЗНЕРА, ИЛИ КАКОЕ ГНУСНОЕ КОВАРСТВО...
Александр КОНДРАШОВ
03.07.2015
Владимир Владимирович смотрится очень солидно, почти всегда на уровне приглашённых высоких гостей или даже выше, спокойнее, мудрее, но в конце своей программы – куда что девается – вдруг скажет что-нибудь от себя, и тут хоть святых выноси. Он и выносит...
Недавно главный интервьюер Первого канала беседовал с ректором ВШЭ Ярославом Кузьминовым, который убеждал его, что нынешняя система образования на порядок лучше советской, и, кажется, убедил, а в конце программы оба наперебой декламировали «Евгения Онегина», наслаждаясь предельно циничным внутренним монологом пушкинского героя.
В. Познер:
...Но, боже мой, какая скука
С больным сидеть и день и ночь,
Не отходя ни шагу прочь!
Я. Кузьминов (вступая, слегка перевирает хрестоматийный текст):
Какое гнусное коварство
Полуживого забавлять...
Хором:
...Вздыхать и думать про себя:
Когда же чёрт возьмёт тебя!
Неспроста дело дошло до стихов: в «прощалке» тележурналист заговорил о русской литературе.
«Я точно не знаю, кому принадлежит фраза «на патриотизм стали нажимать – видимо, проворовались». Кажется, моему любимому Салтыкову-Щедрину, но не могу сказать, откуда она; тем не менее гениальная и применяемая не только к самому патриотизму, но, по сути дела, любому проявлению так называемой любви к оте¬честву, которое на самом деле является ложным и лицемерным. Например, к обвинениям в русофобии фильмов, театральных постановок и просто высказываний, которые – тут ещё одно замечательное вполне вранливое определение – чужды нашим ценностям.
Я попытался составить кратенький список ряда русских классиков, которые, если бы они сегодня вышли со своими творениями, совершенно точно подверглись бы обвинениям в русофобии.
Конечно, Лермонтов со своим «Прощай, немытая Россия»…
Тут остановимся и порадуемся тому, что усилия «ЛГ» не пропали даром – мы не раз писали о «гениальной» для каждого либерала фразе якобы Салтыкова-Щедрина про «патриотизм и проворовались». У Щедрина этой фразы в полном собрании сочинений нет. Как нет никаких свидетельств, что он когда-либо её произносил, – скорее всего ему её приписали, чтобы, опираясь на авторитет великого сатирика, связать намертво «так называемую» (для телеведущего) любовь к Отечеству и банальное воровство, то есть изгадить понятие патриотизма.
Кто автор этой приписки, неизвестно. Ясно, что если бы она принадлежала, например, Жванецкому или Новодворской, то так бы не «стреляла». Однако доподлинно известно, кто навязал России другое авторство. Многие не знают или не хотят знать, что якобы лермонтовский стих «Прощай, немытая Россия...» через 30 лет после смерти поэта обнародовал друг Герцена Пётр Бартенев. Никаких доказательств авторства Лермонтова (свидетельств современников, автографа или хотя бы прижизненных списков) нет. Об этом «ЛГ» тоже не раз писала.
Так что Лермонтов в «списке Познера» отпадает – он за Россию воевал, а ненавидел жадную толпу стоящих у трона.
Далее.
…Лесков, автор «Леди Макбет Мценского уезда». Его бы обвинили не только в русофобстве, но и в склонности к порнографии и клевете на истинно русские ценности….
«Русофобство и клевета на истинно русские ценности» у Лескова? Порнография там может привидеться только тому, у кого к ней есть склонность.
А писать можно обо всём: о прекрасном и ужасном, высоком и низком, о грехах, пороках человека и общества, чем собственно великая русская литература всегда и занималась, – всё дело в том, как писать. В том числе об интимных отношениях. Как автор «Левши», «Соборян» и «Очарованного странника» или как Владимир Сорокин в «Голубом сале». Надо отличать художественное от нехудожественного, порнографию от непорнографии. За «истинно русские ценности», которые Николай Семёнович бесстрашно отстаивал, тогдашние либералы (а, разумеется, не православные активисты) травили его, как никого более. И не надо путать постановку оперы Д.Д. Шостаковича по повести Лескова, запрещённую в 30-е годы, с «Тангейзером» (если телеведущий намекает на обвинения в порнографии новосибирской постановки).
…Льва Толстого я даже не трогаю, его – само собой: всё-таки его отлучили от церкви...
О Толстом, если бы он «вышел со своими творениями сейчас», говорить вообще странно, потому, наверное, В.В. и не назвал ни одного из его произведений, которое могло бы подвергнуться обструкции патриотов. А что касается духовных исканий гения и конфликта с православием, приведшем к так называемому отлучению, то атеистам трудно судить «о прельщении гордого ума» и «отпадении от церкви» великого Льва Николаевича. Однако я не знаю случаев, чтобы в наше время в России травили писателей за «отпадение». У нас ведь свобода совести, жаль только, что её у многих нет. Я имею в виду не только «девушек» из Pussy Riot, «проталкивающих европейские ценности» путём публичных совокуплений в музее, хулиганства в храме и прочих святотатств.
А они в «прощалке» были продолжены.
…Достоевский с его «Братьями Карамазовыми» и рассказом о том, как святой человек, старец Зосима начинает разлагаться и пованивать после трёх дней лежания в гробу, подвергли бы уничижительной критике за искажение самого духа русского человека, а уж за повествование о великом инквизиторе и вернувшемся на землю Христе так называемые православные активисты объявили бы Достоевскому священную войну…
Про старца Зосиму в романе Достоевский всё объяснил сам (учите матчасть, как говорили на некогда популярной радиостанции). А что касается великого инквизитора, в монологе Ивана Карамазова речь идёт о средневековойкатолической Испании, и претензии к писателю могут возникнуть только у католических «активистов». А если бы вдруг Достоевский появился со своими творениями в сегодняшней Москве, не «православные хоругвеносцы», и даже не иезу¬иты, а известный нанореформатор «разорвал бы его на куски», в чём как-то признался Анатолий Борисович. Верующие же русские люди, которых, кстати, много и в научной среде, вполне могут повторить вслед за Альбертом Эйнштейном: «Достоевский дал мне больше, чем любой мыслитель».
В этот список следовало бы добавить Чехова с его полными пессимизма «Вишнёвым садом» и «Тремя сёстрами». Ну и великого сатирика Зощенко...
Всякие критики и обвинения в русофобстве и проталкивании чужих русскому человеку ценностей есть не что иное, как напирание на патриотизм.
И в самом деле, видимо, проворовались».
Насчёт «пессимизма» Чехова в помянутых драме и комедии, за что его, появись они сейчас, зачислили бы в русофобы, то у тележурналиста какие-то застарелые сведения. Я бы посоветовал ему съездить в Мелихово или отправиться по маршруту «пессимиста» на Сахалин – уж больно примитивный взгляд у него на великого писателя и гражданина Антона Павловича Чехова.
Явись он сейчас? Да откуда? С 90-х у нас чеховых «отстреливали (немногие уцелели) на ближних подступах» к экрану, театру, издательствам, настолько всё там проросло-заросло «протолкнутыми чуждыми ценностями», настолько провоняло чужебесием – уже давно «в нашем доме пахнет воровством». А если появится что-нибудь стоящее, то его постараются замолчать, изолгать, уничтожить, потому что появление настоящего – угроза существованию «ложного и лицемерного».
«Любимому Салтыкову-Щедрину», «великому сатирику Зощенко» – всем «новым Гоголям» сейчас «явиться» очень трудно – они враждебны тому положению вещей, что сложилось в искусстве, и смертельно опасны тем деятелям, которые под флагом, на котором начертано: «Патриотизм – последнее прибежище негодяев», разбогатели в 90-х, а теперь финансируют разнооборазные фестивали и премии, решая, что плохо, что хорошо, что талантливо, что нет, что поддержать, что подтолкнуть к пропасти.
Так кто вранливый, кто и когда у нас проворовался?
По-настоящему в России ещё и не «напирали на патриотизм». И пока ещё очень мало сделано в сфере культуры, только начали распределять бюджеты, ещё только ищут исполнителей для патриотических проектов (как правило, находят среди бывших либералов – патриоты работают не ради денег). Но всё же теперь государственные средства не идут так откровенно на финансирование антигосударственных проектов.
Этим можно объяснить коварные, но, слава богу, неуклюжие попытки испачкать «государствообразующих» русских классиков и столкнуть их с патриотами нынешней России.
ЧЕМОДАН. ВОКЗАЛ. ПАРИЖ
Сергей РУБЛЕВ
03.07.2015
16 июня, на сайте Snob.ru известный журналист, телеведущий и академик Академии российского телевидения Владимир Познер опубликовал некий список классиков русской литературы, которых сегодня обвинили бы в русофобии. Эту «новость» «подхватили» сайты «Лента.ру», «Народные новости России», интернет-газета «Бумага», радио «Говорит Москва», сайт «Online812.ru» и даже пророссийское новостное агентство «Харьков». Процитирую лишь первые 3 комментария от пользователей на сайте Интернет-газеты «Бумага» (орфография и пунктуация сохранены):
Пользователь redirect97: «Никому из перечисленных сам познЭр в подметки не годится. Старый либерастический маразматик».
Пользователь Елена К: «Если Достоевский русофоб, то Познер - главный патриот России и по совместительству балерина.... Русские не идиоты и прекрасно отличают боль за Россию Лермонтова, Достоевского и Чехова от ненависти и презрения к ней господ Познеров, Макаревичей и Ахеджаковых (а также чиновников разных мастей). Так что "голова в телевизоре" Позднер абсолютно зря беспокоится о нашем душевном спокойствии».
Пользователь Mne Morizz: «Познер рехнулся без поклонников. Никто ничего не запретит. А вот его дурные призывы, возможно, вызовут интерес прокуратуры».
Совершенно очевидно, что Познер не читал ни Достоевского, ни Чехова, ни Лескова, ни Лермонтова. Лермонтов, к примеру, НИКОГДА не писал стихотворения «Прощай, немытая Россия», что было оченьобстоятельно разъяснено Кириллом Бенедиктовым. Может ли человек считаться находящимся в своём уме, который, в частности, пишет, что «Достоевского – с его «Братьями Карамазовыми» и рассказом о том, как святой человек, старец Зосима, начинает разлагаться и пованивать после трёх дней лежания в гробу, – подвергли бы уничижительной критике за искажение самого духа русского человека. А уж за повествование о «Великом инквизиторе» и вернувшемся на землю Христе так называемые православные активисты объявили бы ему, я имею в виду – Достоевскому, конечно, священную войну»? Конец цитаты. Если о «Братьях Карамазовых» в целом написаны сотни книг и статей, то об одной только «Легенде о Великом инквизиторе» – тысячи! Понятно, что ни одной из них Владимир Владимирович Познер не прочитал. Да и зачем, действительно?
Чтобы понять, что русофобом «номер один» является сам Познер, достаточно обратиться лишь к малой толике его высказываний в СМИ: в интервью «МК», например, в 2009 году, он говорит: «<…> Но если мне не дадут работать на ТВ, я тут же уеду. В России меня держит только моя работа. Я не русский человек, это не моя родина, я здесь не вырос, я не чувствую себя здесь полностью дома – и от этого очень страдаю. Я чувствую в России себя чужим. И если у меня нет работы, я поеду туда, где чувствую себя дома. Скорее всего, я уеду во Францию <…>»; Познер дважды давал интервью изданию «GAY.ru», в одном из которых он открыто заявил, что у России «нет демократического менталитета» и что «Россия по-прежнему остается советской», во втором – что «источник ненависти к ЛГБТ-гражданам» он видит в православии и особенностях «...чисто исторического развития России, которое отличается проявлением нетерпения вообще: к людям другой национальности, другой религии, другого цвета кожи и, в частности, другой сексуальной ориентации»; в 2013-м, выступал в «Особом мнении» на «Эхе Москвы»: « <…> 2 взрослых мужика или 2 тети живут вместе. Кому от этого плохо?»; в 2004-м, видимо, находясь под действием того, о чём рассказывал «Новой газете» заявил: «От марихуаны, как справедливо отмечают многие специалисты, никакой беды вообще нет. И её, конечно, нужно легализовать. Но я иду дальше, чем голландское правительство, я считаю, что легализовать нужно все наркотики <…>».
Вот такой вот россиянин Познер. От легализации наркотиков и «живущих вместе двух взрослых мужиков» к натуральной ненависти к ВЕЛИЧАЙШИМ РУССКИМ ПИСАТЕЛЯМ и обвинению их в русофобии.
Сугубо частное мнение Познера, конечно же, имеет право на существование. Мало ли, кто какую ересь несёт и пишет. Если бы не одно обстоятельство: господин Познер с недавних пор (месяца ещё нет!!!) входит в Общественную коллегию по жалобам на прессу. Общественная коллегия по жалобам на прессу рассматривает жалобы аудитории средств массовой информации на нарушение профессиональной этики журналиста и медиаэтики. Первой и главной практической задачей Коллегии является внесудебное разрешение конкретных информационных споров, связанных с нарушением принципов и норм журналистской этики, а также затрагивающих права человека в сфере массовой информации.
Данная коллегия действует при Союзе журналистов России, членом которого я являюсь, и находится, по сути, под его юрисдикцией. Кем, когда и с чьей легкой руки Познера (с его-то высказываниями!) выбрали одним из членов Коллегии, даже думать не хочется. Я с трудом представляю, каким образом, поступи вдруг на меня, главного редактора сайта, посвящённого Достоевскому, жалоба, её будет рассматривать человек, который отнёс величайших русских писателей (в т.ч. Достоевского) к когорте русофобов. Я не намерен терпеть измышления Познера, тем паче, когда речь идет о Достоевском. Никто не отказывает Познеру в праве на свою точку зрения, на своё видение событий в России и мире. Однако может ли человек выступать «судьёй» (а ведь данная Общественная коллегия является альтернативой суду) и рассматривать какие-либо претензии и жалобы на прессу, если призывы самого «судьи» отражены в Уголовном кодексе РФ? Может ли судья по уголовным делам отпустить наркомана в зале суда только лишь потому, что она твёрдо убеждена, что в наркотиках нет ничего страшного? В суде какой-то другой страны – возможно. В России – никогда.
ЧЕРТОВЩИНА ПОД УКРАИНСКИМ СОУСОМ
Александр БОБРОВ
30.06.2015
Памяти Олеся Бузины

Недавно, 6 июня, на Украине снова отметили День журналиста, который был учреждён не по исторической или журналисткой дате, а чисто бюрократически: как день принятия Союза журналистов Украины в 1992 году в Международную федерацию журналистов (указ президента Украины от 25.05.1994). Причём тут уходящий цековский президент Леонид Кравчук? – совершенно непонятно (в июле 1994 года его сменил бывший парторг Леонид Кучма). Оба президента привыкли праздновать День советской журналистики 5 мая. Ну ладно – открестились, но дата – смешная: подумаешь, приняли куда-то… Надо помнить, что дело это – непрочное: например, сформированный Киевом список российских журналистов, которым запретили въезд на Украину, стал прямым нарушением прав прессы. Об этом заявили в столь любимой Киевом Международной федерации журналистов (IFJ) – самой большой в мире организации работников прессы. В начале этого года президент Пётр Порошенко подписал указ о введении в действие решения СНБО от 25 января «О чрезвычайных мерах противодействия российской угрозе и проявлениям терроризма, поддерживаемым Российской Федерацией». Этим он растоптал и Конституцию Украины, и все международные конвенции-хартии свободной прессы. Так что журналистов Украины могут из Международной организации попереть, а формальный праздник останется, поскольку другой-то даты нельзя придумать.
Многие справочники по литературе и журналистике утверждают: в 1812 г. в Харькове вышла первая украинская газета «Харьковский еженедельник», а в 1816 г. – газета «Украинский вестник». В 1824 г. при Харьковском университете начинает издаваться первая газета «Украинский журнал», редактором которого был Гулак-Артемовский. Достоверные даты, уважаемые имена, но это ж русскоязычный Харьков! Тогда стали копать глубже: мол, в 1749 году в польском Львове вышло несколько номеров первой в Украине газеты («Kurier Lwowski»), а в 1776 году начала выходить газета «Gаzette de Leopol» (еженедельник) – первая регулярная газета на Украине. На факультете журналистики во Львове я прочитал: путь украинской журналистики (если считать отправной точкой львовскую «Газетте где Леополь» с 1776 года) измеряется… То есть, они сами не могут разобраться и суют иноязычную прессу! Наконец, недавно, 18 июля 2014 года, в том же Львове придумали журналистскую дату: мол, 165-лет назад в Лемберге напечатали первую газету на украинском языке. Назвали её «Зоря Галицкая». Газета вышла после революции 1848 года и была в основном политической. На её страницах также пропагандировались национальные идеи. Но всё-таки знатоки литературы твёрдо знают, что первый украинский литературный альманах (коллективный сборник авторов-современников) вышел ещё раньше в том же Харькове в 1831 году, когда в местном кружке Измаила Срезневского сознательно решили собрать собственно украинский сборник литературных и научных трудов под названием «Украинский альманах».
Однако целый век внедрения украинского языка в прессу ни к чему не привёл: все грамотные украинцы читали по-русски. Почему? Более века назад известный украинский писатель Иван Нечуй-Левицкий решился вынести «сор из избы». Ярый самостийник, убеждённый в необходимости распространения нового украинского языка в противовес русскому литературному, Нечуй-Левицкий тяжело переживал провал украиноязычной печати. Все его попытки повлиять на Грушевского, убедить вождя как-то скорректировать процесс формирования украинского литературного языка не увенчались успехом. Тогда Нечуй-Левицкий изложил свои взгляды в статье «Современный газетный язык на Украине», опубликованной в первых трёх номерах журнала «Украіна» за 1907 год, а позднее в книге «Кривое зеркало украинского языка», изданной в 1912 году. Он протестовал против искусственной полонизации украинской речи, замены в печати многих народных (т.е. употреблявшихся простым народом) слов иноязычными заимствованиями или выдуманными (причём неудачно!) неологизмами. Писатель приводил множество примеров такой замены (печально, что большинство указанных им заимствований и неологизмов всё равно вошли в украинский язык и ныне считаются исконными украинскими словами). Он пояснял, что причиной нововведений стало стремление Грушевского и его подручных сделать новый литературный язык как можно более далеким от русского. «Получилось что-то, и правда, уж слишком далёкое от русского, – замечал видный литератор, – но вместе с тем оно вышло настолько же далёким от украинского». Писатель настаивал, что украинский литературный язык следует создавать на основе приднепровских народных говоров, а не говора галицкого, «переходного к польскому языку». Язык же, сочиненный Грушевским с помощниками, являлся, по мнению Нечуя-Левицкого, «смешным, чудным и непонятным», «чертовщиной под якобы украинским соусом», отпугивающей широкую публику от украинской литературы. Выступление известного писателя вызвало у многих шок. На Нечуя-Левицкого невозможно было навесить ярлык «великорусского шовиниста» или «объянычарившегося малоросса», объяснить его выступление интригами «врагов Украины». Но нельзя было и замолчать его выступление, Грушевский вынужден был оправдываться, признавать, что насаждаемый им на Украине язык действительно имеет недостатки, «много в нём такого, что было применено или составлено на скорую руку и ждёт, чтобы заменили его оборотом лучшим». Однако лидер движения тут же заявил, что игнорировать этот «созданный тяжкими трудами» язык, «отбросить его, спуститься вновь на дно и пробовать, независимо от этого «галицкого» языка, создавать новый культурный язык из народных украинских говоров приднепровских или левобережных, как некоторые хотят теперь, – это был бы поступок страшно вредный, ошибочный, опасный для всего нашего национального развития». Но тогда всё ограничивалось дискуссиями, вразумлениями, а сегодня этого Ивана попросту бы убили, как Олеся Бузину!
БЕЙ ОДНО, СПАСАЙ ДРУГОЕ
Дмитрий ЮРЬЕВ
25.06.2015
Дмитрий Юрьев о русской интеллигенции и нацистской ксенофобии

«На все сомнения и вопросы новый человек… знает только один ответ: только Я хочу!.. Человек… или движение в целом, которые способствуют окончательной победе этих ценностей, имеют моральное право не щадить всего, что им враждебно…»
Альфред Розенберг. Миф XX века

Совсем недавно хорошерукие и лицепожатные как бы маскировались: оправдывались, отмалчивались или огрызались исподтишка в самых одиозных случаях. Когда слишком уж грубо получалось про «быдло» с «анчоусами». Или когда, например, попадался Шендерович («Наша проблема в том, что нелюдей мы тоже числим людьми – и оцениваем их в человеческой номинации… Мы – ошибочно – полагаем, что относимся с ними к одному биологическому виду… Мы по инерции числим их оппонентами, а они – окружающая среда. И сходные внешние признаки – типа наличия пары рук и ног, носа, очков, прописки и умения пользоваться айпадом – не должны отвлекать нас от этой суровой сути дела») на текстуальном совпадении с Гиммлером («Недочеловек – это биологически на первый взгляд полностью идентичное человеку создание природы с руками, ногами, своего рода мозгами, глазами и ртом. Но это совсем иное, ужасное создание. Это лишь подобие человека, с человекоподобными чертами лица, находящееся в духовном отношении гораздо ниже, чем зверь… Одним словом, недочеловек»).
Сегодня остатки табу рухнули. Политкорректность вывернулась наизнанку. Шутки, с которыми Шендерович ходит мимо путинского режима, замешаны теперь на расизме все до единой – то посол ЮАР ему смешна рядом с Путиным и Лавровым), то главком ВДВ России генерал Шаманов эстетически непривлекателен в сравнении с генералами-десантниками из Великобритании и Израиля, то лица Иванова, Степашина и Миллера «и в мирное время не подарок», а тем более не подарок, когда в них сквозит «что-то фундаментально отечественное». Не стыдно никому. Ни Шендеровичу, который, дабы окончательно решить вопрос с Шамановым, зовёт на помощь дух расиста Ломброзо, родоначальника теории об этнических (в том числе еврейских) корнях преступности. Ни одному моему давнему приятелю (весёлому и приличному когда-то), который хвастается в Фейсбуке шевроном с надписью «16%" – он собирается нашить его на рукав и носить с гордостью в знак того, что не принадлежит к презренным 84%"».
Комментаторы спорят – надо было заказывать «14%", потому что рейтинг Путина вырос до 86. А вот видный политолог и эксперт, более известный как прототип любимого народом героя детских «Денискиных рассказов», не так радикален: «Во-первых, не 86%, а всего 80%. Четыре пятых, другими словами. 6% явно накинули социологи… Во-вторых, четыре пятых – это наивозможнейший минимум плохо образованных, не способных к рациональному рассуждению и спокойному рассмотрению чужой точки зрения, а также (то ли вследствие неучёности, то ли как-то само по себе) бессмысленно жестоких людей». Более того, их, четыре пятых бессмысленно жестоких и неспособных, сильный в социальной математике сын своего папы даже готов снисходительно пожалеть. «Этих людей не надо осуждать за их темноту: они, повторяю, в этом не виноваты… Но ни в коем случае нельзя ориентироваться на их суждения, ценности и жизненные устремления. Потому что эти люди ни в коей мере не являются кладезем морали. Скорее наоборот. Именно они, как показывает история, громят и убивают во время Варфоломеевских и Хрустальных ночей, линчуют негров, пишут доносы на друзей-соседей… Именно они поддерживают и одобряют любую власть и радостно повторяют слова, услышанные по радио или от государственных пропагандистов».
Руколицые остервенели. К снисходительности не склонны. Именно эти вот проценты – 84 (86, 80, не важно) – им ненавистны. Ненавистные 86 (84, 80) эти вворачиваются в любые оскорбительные контексты: про «незнакомых с мозгом», про «женщин, ни разу в жизни не испытывавших оргазм», про «уродов и людей». Про элоев и морлоков. К ним – к 80 (84, 86) процентам – ненависть не просто легализована на всех уровнях (этическом, социальном, психологическом), она стала опознавательным знаком «для своих». На фоне этой ненависти к большинству ненависть «к режиму» ушла на второй план.
«Власть была буфером. Она и сейчас буфер. Дай народу свободные выборы, нынешнюю власть смоет волна бескомпромиссного народа. Покорением Крыма власть не отделается! Она отчитается за все нюансы. Жириновский будет казаться меньшим из всех зол. После падения СССР власть поворачивалась к Западу масками Гайдара и Чубайса, брала в свидетели Сахарова. Но это были только маски. Настало время отвернуться от Запада, показать им наше истинное лицо, отражение нашего зада, – провозглашает богемный литератор и телеведущий Виктор Ерофеев, стремящийся раз и навсегда избавиться от кошмарной обязанности мириться с этим народом, с его вкусами, а главное, с таким невыносимым литературным успехом своего гениального однофамильца. – Мы все упивались поэмой «Москва – Петушки». Нам нравилось пьяное быдло. Нам они казались святыми. Мы считали себя ниже них. Настало время этих святых… Интеллигенция наступает на старые грабли. Она обвиняет власть, а не народ. Но как обвинять народ? В чем? В том, что он народ? Просвещённый класс видит в народе объект истории, который оболванивают, а не субъект, который сам по себе феноменален. Мы думали: там шкатулка с драгоценностями. Так думать нам помогали самые лучшие в ХIХ: Достоевский и Толстой. Так думали почти все наши писатели, деревенщики, Солженицын… А там оказался гроб с гниющими потрохами. В 2014 году открыли гроб. Ударил запах!»
Эта новая ксенофобия тотальна, безоговорочна и обжалованию не подлежит (любимая цитата: «Если надо объяснять – то не надо объяснять»). Включается кнопкой. Проехал, к примеру, на машине по майской Москве, затормозил на переходе, а потом «глянул в зеркало, и с ужасом обнаружил, что к нему привязана колорадская лента… И что теперь со мной будет?» – ёрничает в своём фейсбуке осквернённый Александр Рыклин. «Да, справедливо, – отзывается на соседней ленте интеллектуал Кирилл Рогов. – Георгиевская ленточка – ничуть не символ победы. Георгиевская ленточка – символ попытки приватизации победы жуликами и ворами». Да что там символ – лучше послушаем золотой голос гуманитарных эфиров «Эха Москвы» Ксению Ларину, она лучше знает, «что самое главное». Она знает, что «всё, к чему прикасается государство, превращается в дерьмо. Что бы это ни было». А настрадавшаяся от агрессивного непонимания Вероника Долина, не сомневаясь в постановочном характере «Бессмертного полка», просто закрывает путь в свою душу «тем, кто вытащил наружу все свои семейные грязные наследственные портянки… К ним я не обращаюсь. Да, кстати. Я к ним никогда не обращалась. Я вообще слабо верю в их существование. Это фантомы. Ну многовато для 9 мая получилось…»
ШПИОН, ВЫЙДИ ВОН!
Артём СТОЦКИЙ
25.06.2015
Как министр-миллиардер Михаил Абызов спрятал семью в США, купил виллу в Италии и женил сына Даниэля

После бутылки сухого мне всегда хочется совершить какой-нибудь подвиг. Открыть нефтяное месторождение, пересмотреть итоги приватизации, раскрыть шпионскую сеть или организовать собачий флешмоб у «пятой колонны». К сожалению, на все это у меня остаётся очень мало времени. Надо уложиться в короткий промежуток между окончанием первой бутылки и началом второй. Как сказал бы Шерлок Холмс, дело на одну трубку, в моём случае бутылку. Будете смеяться, но совсем недавно мне это удалось. Подвиг был совершён в итальянской провинции Тоскана. На вилле министра «Открытого правительства» Михаила Абызова.
Приветливый тосканский пейзаж, состоящий из маков, кипарисов и виноградников, настраивал на приятные мысли об обеде, который ждал меня в доме Володи Соловьёва, того самого, с которым «Вечер» на канале РТР. Я всегда заворачиваю к нему по дороге из Венеции на юг – полюбоваться на коллекцию офортов и закусить на открытой веранде семью переменами блюд.
В этот раз на горячее подавали тушённые в вине бычьи хвосты с пюре, а сопровождало всю эту нежность кьянти классико из Руфино. Под конец я успокоил вкусовые рецепторы двумя рюмками лимончеллы с Капри (она самая хорошая) и, взяв у него почитать в такси журнал «Forbes», поехал в Масса-Мариттима. Этот милый городок знаменит своей церковью Сан-Франческо XIII века и древней сиенской крепостью.
С обложки журнала на меня смотрел министр «Открытого правительства» Михаил Абызов. Что-то мне в его взгляде не понравилось, после кьянти я обычно становлюсь подозрительным, и не зря. Ведь сам проект Экспертного совета при правительстве Российской Федерации, которое пафосно подаётся как «мозговой штаб» Белого дома, – это чушь несусветная, хотя бы потому, что экспертов в нём 366 человек. Сплошь уважаемые люди: академики, ректоры, предприниматели, общественники, журналисты и даже пианисты с дирижёрами. Вы представляете, какой гвалт они поднимут, если спросить у них совета по малейшему поводу?
А доверить этим творческим натурам секретный документ, определяющий будущее страны на годы вперёд? Да он тут же потеряет всякий смысл. Все они только и нужны, чтобы по команде баламутить воду в нужное время и в нужном месте. В этой мутной водичке потом кто-то третий хватает золотых рыбок и выводит их за рубеж.
Журнал сообщил мне, что господин министр в прошлом несколько лет работал на посту заместителя Анатолия Чубайса в РАО «ЕЭС», где отвечал за закупки. В результате сегодня его состояние, по версии «Forbes», оценивается в $1,25 млрд. Это каким же эффективным менеджером надо быть, чтобы нагреть на миллиард самого Чубайса?! И что они там покупали, кусок Солнца для отопления Сибири или, может, комплект из миллиарда эбонитовых палочек и котов для совместного трения с целью получения северного сияния? Жуть берёт и трепет охватывает, когда читаешь такое.
Пройдя закалку в энергетической отрасли, Михаил не растерялся и на государственной службе. Став министром, он сумел заработать в 2013 году 282 млн. руб., а в 2014 году – 222 млн. По миллиону за каждый рабочий день!
 
Двуствольное гражданство
Под этим впечатлением я и доехал до Масса-Мариттима, где прямо на центральной улице Гарибальди взбодрился в баре бокалом просекко и чашкой эспрессо. Кстати, заказывая за стойкой, платишь за них три евро, а сядешь за столик – уже пятёрку.
Все возможные вечерние развлечения в маленьком итальянском городке начинаются и заканчиваются в ресторане. Я на большее и не рассчитывал, поэтому, когда увидел идущего навстречу чемпиона мира и Олимпийских игр Олега Васильева с пузатой бутылкой красного, будто он не знает, что в оплетённые лозой бутылки обычно разливают туристическую кислятину, я обрадовался фигуристу сильнее, чем Папе Римскому.
Согревая своими задницами впалые ступеньки кафедрального собора, мы тянули вино и стрельнутую сигарету. Делать было нечего. Нужно было просто продержаться до вечера, а потом жить полноценным завтрашним днём. Дело в том, что Олег прилетел на свадьбу сына того самого Михаила Абызова, а поскольку приглашение было на двоих, то вы уже поняли, как я оказался там своим среди чужих и так далее.
На свою свадьбу Васильева позвал сам Даниэль. Парень, внесший скромный вклад в победы российского спорта, свои первые деньги заработал в Чикаго, где подрабатывал у Олега Кимовича ассистентом. Он снимал на видео тренировки фигуристов, а Васильев потом проводил по ним разбор полётов. Абызов-младший, можно сказать, держал свечку во время романа Васильева и с Таней Тотьмяниной, и с Марией Мухортовой.
Поглядывая сквозь тёмное донышко бутылки на закат, я понимал, что никогда не смогу разобраться в этом сложном мире чистогана и большой политики. Вот как российские спецслужбы могли допустить Михаила Абызова на такой высокий пост? Ведь он же не русский, в смысле американец. Лучшей своей половиной Абызов принадлежит США, гражданами которых являются его любимая жена Катя Сиротенко, сыновья Даниэль и Никита, дочка Зоя. Как он лично может жёстко противостоять санкциям, угрозам НАТО и прочей повестке сегодняшнего грозового дня, когда часть его близких живёт в Чикаго, другая – в 350-метровой квартире в Лондоне, а Даниэль – в Тоскане на личной огромной вилле за $4 млн., в пяти километрах от ступенек, где я сейчас сижу.
ЛИТВА ПРЕТЕНДУЕТ НА КАЛИНИНГРАД?
Владислав ШВЕД
25.06.2015
Обострение отношений с Москвой может дорого стоить Вильнюсу

В последнее время тема Украины отодвинула на задний план освещение происков других недругов России. Между тем взять, к примеру, Литву. Эту маленькую прибалтийскую страну Соединенные Штаты Америки пытаются сделать своим основным партнёром, наравне с Украиной, в нарастающем противостоянии с Россией.
Полагаю, нет смысла напоминать об истерических заявлениях президента Литвы Дали Грибаускайте по поводу российской угрозы и российского терроризма. Напомню лишь, что тактика Литвы в 1990-1991 г. оказала серьёзное влияние на процесс распада СССР.
Сегодня Штаты намерены реанимировать литовский опыт противостояния Кремлю, применительно к современным условиям. В роли американского рупора на этот раз выступил не пресловутый профессор Джин Шарп, а профессор Института мировой политики в Вашингтоне Дж. Майкл Уоллер. Этот ветеран информационной войны против России недавно дал интервью литовскому новостному порталу «Delfi. lt» под названием «Литва должна так раздразнить Россию, чтобы она начала защищаться».
В нём Уоллер уверяет, что для Путина Литва, оказывается, является «костью в горле»! И предлагает несколько приёмов, как досадить российским дипломатам и так «раздразнить Россию», чтобы она от информационных атак на западный мир перешла к обороне.
По словам профессора, Литва, являясь непостоянным членом Совета Безопасности ООН, может инициировать множество резолюций о положении прав человека в России, праве самоопределения народов, экологической безопасности и многом другом. Например, поддержать бурятов в борьбе за экологическую безопасность озера Байкал. Заодно поднять вопрос о самоопределении Республики Бурятии в ООН, который могут поддержать ряд стран Центральной Азии.
Россия, хотя и имеет в Совете Безопасности право вето на любые резолюции, будет вынуждена защищаться, а мир обратит внимание на проблемные вопросы в стране.
Помимо этого, Уоллер предлагает подвергнуть сомнению правовой статус Калининградской области, как законной части РФ. Для Литвы эта тема не нова.
Небезызвестный Витаутас Ландсбергис, будучи председателем Верховного Совета Литвы, ещё в начале 1990-х годов предлагал некоторым польским политикам инициировать эту тему на государственном уровне. Те отказались. Тем не менее, в августе 1995 г. Ландсбергису удалось организовать круглый стол под названием «Потсдам и Литва».
Выступающие на нём излагали «аргументы», в силу которых Россия якобы потеряла право на Калининградскую область, или «Малую Литву» в литовской интерпретации. Материалы «круглого стола» были оформлены в виде книги «Potsdamas ir Кaraliauсiaus kraštas» («Потсдам и Кёнигсбергский край»). Книга была издана на литовском, немецком и русском языках тиражом 2000 экз. и разослана соответствующим зарубежным адресатам.
С тех пор прошло около 20 лет, но тема Калининградской области в Литве не умирает. В сентябре 2014 г. 32¬-летний единомышленник и однопартиец Ландсбергиса, доктор социальных наук и аналитик Центра исследования Восточной Европы Лауринас Касчюнас сделал «сенсационное» заявление.
Якобы в соответствии с Потсдамскими договорённостями срок владения Россией Калининградской областью истёк ещё в 1995 г. Эти утверждения Касчюнаса являются банальным вымыслом. Для этого достаточно обратиться к документам Потсдамской конференции, из которых следует – лидеры США и Великобритания Ф. Рузвельт и У. Черчилль с главой СССР И. Сталиным по поводу «Кёнигсбергского края» никаких соглашений не заключали и никаких условий и сроков не оговаривали.
В завершение своего заявления Касчюнас озвучил тезис о том, что в условиях, когда Россия присоединила Крым, страны – участницы Потсдамской конференции могли бы поставить вопрос о возвращении Германии Калининградской области, но Клайпедский край оставить за Литвой.
Это рассуждения не учёного, а человека, неадекватно оценивающего действительность. Не буду говорить о Калининградской области. Здесь всё предельно ясно. Эта область стала платой Германии за ущерб, понесённый СССР в войне. А вот с Клайпедским краем ситуация крайне сомнительна. Известно, что пребывание этого края в составе Литвы не подтверждено никакими документами. Вхождение его в состав Литвы был жестом доброй воли Советского Союза и лично И. Сталина. Именно по его указанию в 1945 г. к Литовской ССР была присоединена территория так называемого Мемельланда, который восемь столетий являлся неотъемлемой частью германской Пруссии.
Напомню, что эта территория лишь с января 1923 г. по март 1939 г. находилась в составе Литовской Республики.
«Обретение» Литвой Клайпедского края в 1923 г. заслуживает отдельного рассказа, так как оно явно свидетельствует о «двойных стандартах», постоянно применяемых литовской стороной при оценке исторических событий.
ПОП НА ТЕЛЕГЕ
Сергей ШАРГУНОВ
23.06.2015
Сергей Шаргунов о том, как его обманула Ксения Собчак

За столом сидит молодой послушник из Брянской области. Костистый, с золотистой бородкой. Напевный голос и твёрдый лёд в глазах.
– Нынче грибо-ов… Зашёл я в лес. Вдруг медведь. Большо-ой, бурый. И ко мне направляется. Понял я, что крышка, ну и запел изо всех сил, себя, значит, отпеваю: «Со святыми упокой»… А он от меня наутёк…
Послушнику Евгению двадцать два. Значит, родился в 93-м. А как будто не отсюда, несколько веков перелистнул ветер.
Такой человек для кого-то – лох и мракобес. А для кого-то – а ну-ка скажем, чтоб выбесить хорошенько: светлый ангел Святой Руси.
Недавно на ТВ был у меня разговор с К. Собчак. Она, как известно, нацепила бороду и оделась в облачение, всякая часть которого с определенной молитвой надевается священником в алтаре – подризник, епитрахиль, поручи, пояс. Её спрашивают:
– А зачем?
А в ответ возбужденно-сочный оскал:
– Попы!
«Толстые попы навесили на себя золото…» Да уж, как не поржать… Хотя уже было: прям с теми же предъявами наряжались в этих самых, а их самих штыком да пулей…
Пошёл я на эфир не для того, чтобы требовать собеседницу к ответу: иски, следствие, судилище, пресса, правозащитники, сочувствие прогрессивного человечества – всё это, кажется, было бы для нее желанно. И само обсуждение делает ненужную рекламу дурацкой выходке. Захотелось спросить простенькое:
– С другими верами-то как? Кипа и капота? Чалма и чапан? Стебёмся выборочно?
Собеседница трогательно ускользала, но после очередного повторения вопроса с пионерским звоном в голосе, дала клятву: во всех одеяниях побываю! буду ходить по разным конфессиям! и каждый раз наряжаться в их одежду! смотрите журнал «Сноб»! там спецпроект!..
И вот смотрю я журнал «Сноб», и вижу, что обманут. Попом нарядилась. А больше никем.
Выходит, одна мишень – вера русского большинства.
– Не большинства! Не большинства! – слышится заводное, и трепещет высунутый язык. – Только три процента! Только три процента!
– А вот и большинства! – выдыхаю (а сам думаю: если меньшинства – то значит, эти миллионы людей унижать можно?).
Большинства, потому, что наш человек, пускай он от Церкви совсем далёк, с особым чувством относится к тому месту, где крестят и отпевают.
Кое-что вызывает у нашего человека особые чувства. То, что иногда с трибунным придыханием называют «сакральным» или смущённым бормотком можно назвать «святое». Церковь, сохранившая себя со времен старой России. И война, и победа, тоже от страны, которой нет. Вот эти две опоры, потому что в пустоте нельзя… И вроде может возникнуть ещё что-то – национальная солидарность – та, что отчасти проявилась в крымских опьянявших событиях и донбасских оглушающе-кошмарных. Шествие с портретами близких – про то же, про живую самоорганизацию. Захожу в подъезд, а там кто-то наклеил чёрно-белую фотографию молодца в орденах, на, смотрите, и надпись зелёным фломастером: «Мой прадед Иван Васильевич Филиппов. От Ельни до Берлина. Люблю. Скучаю». И никто не сорвёт, не припишет ничего хулиганского, висит портрет уже больше месяца возле лифта…
Верить, не верить, посещать храм или нет – вольному воля… А Православие есть. Для одних – вера и смысл, для вторых – согревающая тайна, для третьих – традиция, неотделимая от уклада жизни. Вот Бунин Иван Алексеевич, даром, что маловер, переживая «окаянные дни», с женой своей Верой Николаевной Муромцевой вечерами ходил «к заутрене».
Но разве нет среди духовенства черствых циников, фарисеев, бездушных мздоимцев из фильма «Левиафан»? А нескончаемые скандалы и разоблачения, судя по которым, Церковь составляют развратные животные и одновременно зверские фанатики? Как же вечный герой храбрых статей и освободительных блогов: поп на мерседесе?
Всяких хватает.
У Христа, если помните, из двенадцати выбранных им апостолов один оказался Иудой. Церковь состоит из людей. Бывают и плохие люди. В основном в русской Церкви – люди достойные. Таков мой личный опыт, с детства и по сию пору наблюдающего несметное множество разнообразных духовных лиц…
ДЕРЖАВА-ПОБЕДИТЕЛЬ… ПОД АРЕСТОМ?
Юрий БОЛДЫРЕВ
20.06.2015

Юрий Болдырев о позоре из-за игры властей в поддавки со скупщиками краденного

Всех поздравляю: доигрались. Спустя всего полтора месяца после празднования 70-летия Великой Победы (и к очередной 74-й годовщине начала Великой Отечественной) имущество Российской Федерации ‒ суверенной державы, члена Совета безопасности ООН, второй по ракетно-ядерному потенциалу в мире ‒ банально арестовывается.
Начало в минувший вторник положено Бельгией ‒ по иску бандитов и скупщиков краденного (моя качественная оценка) ‒ «акционеров ЮКОСа». И каков же ответ суверенной державы? Пока всерьёз ‒ никакого. Лишь невнятные заявления Министерства юстиции, что, мол, решение «может быть оспорено».
Ответ, как у страуса, норовящего спрятать голову в песок. Мол, если я не вижу, если по моему первому ТВ-каналу это не показывают и об этом не рассказывают, то, вроде как, и опасности нет, вроде как, ничего не происходит и ничто не угрожает.
А если угрожает? Тогда что? Тогда не иначе, как всё это ‒ подлые происки Запада. И потому что? Ясно: теснее сплотимся вокруг родной власти, подразумевая, что именно она защищает и в очередной раз защитит нас от этих самых происков. Это, если можно так выразиться, стандартная и усердно пропагандируемая версия. А что на самом деле?
В недавнем интервью в «Литературной газете» мне был задан вопрос: не пора ли, наконец, к юбилею ‒ 20-летию «кредитно-залоговых аукционов» ‒ ренационализировать всё то, что было тогда бессовестно отобрано у страны и народа? Что на это ответить?
Если жить без памяти и какого-то системного миропонимания, то варианта ответа два.
Первый: да как же это можно? Ведь права собственности ‒ нерушимы и святы. И у нынешних «добросовестных» владельцев (а собственность, как минимум, на бумаге, с тех пор многократно поменяла своих хозяев) категорически нельзя ничего отнимать. Тем более, что и срок исковой давности у нас предусмотрительно установлен… три года, значит, всё ‒ проехали… Да и «эффективность» экономики, если всё время у кого-то что-то отнимать, точно не вырастет, а лишь упадёт… Знакомы эти все аргументы?
Второй вариант: разумеется, всё вернуть народу ‒ и с тем начать жить по-новому, справедливо.
И за какой же из двух вариантов ответа я?
А я полагаю, что не за ту ниточку тянем, не с этого надо начинать.
А с чего?
С чёткого прояснения, как минимум, для себя, что же это было?
Если заблуждения, ошибки, недоработки, нечёткость законодательства и его пробелы, если это было «несправедливо, но законно» ‒ то какой разговор? Вроде как, мы тогда ещё только «учились» демократии и рыночной экономике. И никто не виноват. И никаких претензий к тем, кто, что называется, «кто смел, тот и съел», а также к их пособникам. И никаких уроков и прививок на будущее.
И разговор совсем другой, если чётко и однозначно признать и закрепить это юридически, что все залогово-кредитные аукционы ‒ сделки притворные и ничтожные, осуществленные организованной преступной группировкой при власти по предварительному сговору, и никакого срока давности по преступлениям против государства подобного масштаба быть не может.
Почему это важно, почему начинать надо именно с этого? Да потому, что, в противном случае, даже если и просто добиться возврата украденного истинному законному владельцу ‒ народу и государству, то сколько раз будете возвращать, столько раз у вас снова это всё и отнимут. И всегда безнаказанно.
Если подобное не пресекать, то оно не останется в прошлом, но будет продолжаться. И яркий пример тому ‒ происходящее сейчас, как раз к 20-летию кредитно-залоговых аукционов.
А именно: Россию, как виновную (не власть, а всех нас) «поставили на счётчик». А теперь ещё и начали арестовывать имущество. И всё в связи с тем, что на один и тот же этот самый «ЮКОС» нас грабят уже… дважды.

ОНИ ПОМОГАЛИ ГИТЛЕРУ
Игорь МИХАЙЛОВ
18.06.2015
Рано утром 11 ноября 1918 года в Компьенском лесу во Франции, в вагоне главнокомандующего войск Антанты, маршала Фердинанда Фоша был подписан акт о капитуляции Германской империи (Второго рейха). После завершения Первой мировой войны и подписания Версальского договора в 1919 году, по которому германский агрессор был наказан и были наложены огромные контрибуции. С этого периода начался 20-летний путь Германии ко Второй мировой войне.
Но главным раздражителем и опасностью в Европе рассматривалась Россия, где в 1917 году победили большевики, которые поставили цель – создание социалистического государства. На Западе многие политики после неудач военных операций и интервенций против советской власти пришли к выводу, что необходимо путём большой войны уничтожить ненавистных врагов капитализма. Командующий американскими войсками в Германии генерал Г. Аллен записал в своём дневнике 15 января 1920 года: «Германия является государством наиболее способным успешно отразить большевизм. Расширение Германии за счёт России на длительное время отвлекло бы немцев на восток и уменьшило бы тем самым напряжённость в их отношениях с Западной Европой».
Выйдя на мировую арену после Первой мировой войны, Соединённые Штаты пристально следили за ситуацией в Европе и особенно в Германии. В начале 20-х годов американский дипломат Трумэн-Смит, помощник военного атташе в Берлине обратил внимание на быстро завоевавшего симпатии немецких бюргеров, переехавшего из Австрии , молодого политика Адольфа Гитлера. Он, возглавив в 1921 году немецкую национал-социалистическую партию (НСДАП), часто выступал на митингах в различных городах Германии. Дипломат посоветовал побывать на выступлениях Гитлера приехавшему из США знакомому, выпускнику Гарварда и успешному бизнесмену Эрнсту Ганфштенглю. Тот, приехав в Мюнхен, стал часто бывать на митингах и дискуссиях, в которых принимал участие Гитлер. Вскоре они познакомились и американец, чьи предки жили в Баварии, занял место в ближнем круге будущего фюрера. В свою очередь он также представлял интерес для Гитлера, который искал связи с влиятельными кругами Германии. Ганфштенгль обладал такими связями, причём не только в Баварии, но и за океаном, в США. Он установил их ещё в университете, где учился с отпрысками аристократических семей, представителей американской элиты. Одним из них был будущий президент США Франклином Д. Рузвельтом.
В 1923 году Гитлер совместно с генералом Людендорфом, героем минувшей войны, совершил первую попытку захвата власти, организовав «Пивной путч». Но замысел не удался. После провала, он скрывался в доме Ганфштенгля в мюнхенском пригороде Уффинг. Когда полиция пришла с ордером на его арест, Гитлер в панике попытался застрелиться из револьвера. Но Хелен, жена Ганфштенгля, оказавшись рядом, успела выбить оружие из его рук. Кто знает, как развивалась бы история 20-го века, если бы самоубийство Гитлера состоялось в 1923 году, а не в 1945 году…
Выйдя из тюрьмы Ландсберг, где он просидел девять месяцев вместо пяти лет, Гитлер на деньги Ганфштенгля сумел издать свою книгу «Майн кампф», после выхода которой он превратился в политическую фигуру государственного масштаба. В ней он, в частности, изложил развёрнутую программу возрождения германской империи, заявил о необходимости новой войны для расширения жизненного пространства. В частности он написал в «Майн кампф»: «Когда мы (национал-социалисты – И.М.) говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию… Это гигантское восточное государство неизбежно обречено на гибель. К этому созрели все предпосылки». Свои амбиции и планы Гитлер связал с будущим Германии.
В 20-30-е годы прошлого века страна находилась в тисках жёстких обязательств перед странами- победительницами. Нация была унижена и находилась в тяжёлых экономических условиях. По условиям Версальского договора страна обязана была выплачивать победителям астрономические репарации в размере 269 миллиардов золотых марок. Это равнялось эквиваленту почти в 100 тысяч тонн золота. Позже сумма репараций была снижена до 132 миллиардов золотых марок. Но чтобы их получить, необходимо было инвестировать капитал в экономику Германии. В 1924 году по инициативе американского вице-президента Дауэса заработала система государственных инвестиций. По этому плану в страну было направлено 1,5 миллиарда долларов от Великобритании и 2,5 миллиарда долларов от США. Большой интерес к инвестициям в германскую промышленность возник и у многих заокеанских магнатов. Так, американские промышленные корпорации и банки скупили активы многих ключевых немецких компаний. К примеру, принадлежащая семейству Рокфеллеров «Стандарт ойл», получила контроль над германской химической корпорацией «И.Г. Фарбениндустри», которая финансировала избирательную компанию А. Гитлера в 1930 году. Американская компания телефонной связи «ИТТ» приобрела 40 процентов телефонных сетей страны. Над компанией «Опель», самым крупным производителем автомобилей в Германии в тот период, с 1929 года осуществляет контроль американская корпорация «Дженерал моторс», принадлежащая семейству Дюпона. Именно на заводах «Опеля» для немецкой армии производились известные грузовики «Blitz», обеспечившие стратегию «блицкрига». Осенью 1930 года в Америке побывал глава немецкого Рейхсбанка Ялмар Шахт. Помимо официальных переговоров он в приватных беседах сообщил представителям американской политической и финансовой элиты, о возможных сценариях прихода к власти А. Гитлера и его планах борьбы с коммунистической угрозой. Вскоре атташе посольства США в Берлине Д. Гордон сообщил в дипломатической депеше госсекретарю Г. Стимсону: «Гитлер получил значительную финансовую поддержку от определённых кругов промышленников. Как раз сегодня до меня дошёл слух из источника, обычно хорошо информированного, что представленные здесь различные финансовые круги весьма активно действуют в том же направлении». 12 ноября 1932 года самые известные представители банковских и промышленных кругов страны обратились с письмом к рейхспрезиденту Гинденбургу с требованием назначить Гитлера рейхсканцлером. Среди подписавших его были: Крупп, Шахт, Тиссен…
КТО ПОБЕЖДАЕТ В ТЕЛЕВОЙНЕ ЗА ДОНБАСС?
Валерий ПАНОВ
18.06.2015
Пришло время оценить показываемое нам о гражданской войне на Украине по главным российским ТВ-каналам

Идёт братоубийственная война на наших западных границах. Около миллиона беженцев уже нашли приют в России, почти 300 тыс. попросили политического убежища. Потому и такой трепет в наших сердцах, и боль в душе, и желание быть в курсе тех кровавых событий, которые уже более года показывают изнутри российские телеканалы, откликаясь на нашу тревогу.
Вечная память тем тележурналистам, которые пали на полях сражений в Новороссии. Честь и хвала тем, кто каждодневно ведёт репортажи из зоны внутриукраинских сражений, артиллерийско-миномётный гром которых не смолкает даже во время так называемых перемирий.
Но, думается, пришло время осмыслить, оценить показанное и показываемое нам по главным российским ТВ- каналам. Итак, что мы видим сегодня?
Честно говоря, то же самое, что и месяц, и два, и полгода тому назад, и более… Да, это надо знать, видеть и помнить: разбитые жилые дома, школы, больницы, детские садики, воронки от украинских снарядов, и жертвы, жертвы, жертвы – бойцы, старики, женщины, дети. И похороны. И плач.
И полная безысходность. И на этом мертвящем фоне – беспристрастные, если не сказать равнодушные, наблюдатели от ОБСЕ. От таких телекадров можно надолго впасть в ступор. Но ведь Донбасс – жив. Он стоит, борется, созидает.
Невольно напрашиваются сравнения с кинохроникой Великой Отечественной войны, где даже в самый трудный период, когда «немец» уже почти дошёл до Москвы, на киноэкранах страны красноармейцы стройными рядами, с винтовками наперевес прямо с Красной площади уходили на бой с супостатом. Бой смертный и кровавый, но при виде блестящей щетины штыков верилось в близкую победу. Эта вера поднималась с новой силой после кинокадров, где грозная «тридцатьчетвёрка», взметая гусеницами подмосковный снег, устремлялась на врага. И пусть на экране был один-единственный танк, казалось, за ним движется целая армада – и Красная армия вот-вот станет у ворот Берлина. Собственно, так и произошло. И привели сюда бойцов-освободителей Европы вера и надежда. Они и сегодня передаются нам, когда просматриваем киноленты тех грозовых лет.
И вот Дебальцевский «котёл», десятки единиц «трофейной» (советской) боевой техники, брошенной украинскими войсками, а где триумф многотрудной победы? Где показанное во всю ширину общероссийского экрана торжество справедливости? Кто нам хотя бы раз прямо сказал, что от полного разгрома армию укропатриотов во второй раз спасли только Минские соглашения? Но о победе, героях и подвигах российское ТВ говорит торопливо, скороговоркой, показывает мельком, мимоходом, а всё больше повествует об ужасах войны, разрушенной инфраструктуре городов и сёл и немного – о гуманитарных конвоях, название которых на телевидении сокращено до неприличия и звучит как «гумконвои».
А у меня вопрос: зачем везут столько стройматериалов, если завтра, при очередном обстреле, всё опять будет разбито украинской крупнокалиберной артиллерией, агрессивные действия которой представители ОБСЕ часто не замечают в упор, заученно повторяя: «Стреляли…».
Немудрено, что на Западе ссылок на наше телевидение почти нет. У СNN поучились бы, что ли? Там дается «картинка» в сопровождении комментария. «Картинка» – преимущественно фон, главную смысловую нагрузку несёт текст. У нас нередко – наоборот.
В одном из новостных блоков на днях вижу, как корреспондент (вместе с телеоператором, естественно) тёмной ночью пробирается на условный передний край, где по позициям ополченцев «работает» вражеский снайпер. Представителей этого одного из федеральных каналов сопровождает группа донецких бойцов. Обстановка напряженная. К счастью, стрельбы не было, никто не пострадал. Но к чему была эта журналистская бравада? Зачем надо было подставлять под возможный удар не только себя и товарища, но и группу сопровождения, которая буквально головой отвечала за безопасность журналистов?
В России, к сожалению, на военных корреспондентов нынче не учат, но жизнь сурово подсказывает: это надо делать – одного героизма мало, нужны ещё и знания, и умения, и навыки, чтобы понять происходящее, оценить его, точно донести до телезрителей. Кстати, в конце прошлого года спросил одного из руководителей Донецкой народной республики, почему у них нет централизованного командования, удары наносятся разрозненными силами и т.д. Конечно, вряд ли каким-то образом мог повлиять на ситуацию этот разговор, но позже, у Дебальцево, донецкие и луганские боевые подразделения действовали уже согласованно. Безусловно, эту проблему видели многие профессионалы, однако наше ТВ молчало. Видимо, не замечало того, что, как говорится, лежит на поверхности.
Мне, как бывшему военному корреспонденту, кроме того режут ухо непрофессионализмы типа «120-й миномёт». Извините, коллеги, но нет ни 120-х, ни 130-х, ни т.п. миномётов. Есть миномёт калибра 120 мм с дальностью стрельбы, заметьте, от 5000 до 9000 метров (в зависимости от вида мины). А это значит, что грубо нарушены Минские соглашения об отводе от линии соприкосновения оружия калибром крупнее 100 мм, что в этом случае - весь Донецк может быть накрыт миномётным огнём.
Вроде бы, мелочь, но весьма красноречивая для нынешней «мирной» ситуации, наглядно иллюстрирующая пренебрежительное отношение украинской стороны к договоренностям на высшем уровне, в формате «нормандской четвёрки». И это только несколько примеров из огромной массы им подобных.
Кстати, на фронты Великой Отечественной тоже в большинстве своём отправлялись сугубо штатские корреспонденты, но они старались как можно быстрее освоить науку побеждать. В их материалах досадных «проколов» в больших количествах не наблюдалось.
1 ... 2 ... 3 ... 4 ... 5 ... 6 ... 7 ... 8 ... 9 ... 10 ... 11 ... 12 ... 13 ... 14 ... 15 ... 16 ... 17 ... 18 ... 19 ... 20 ... 21 ... 22 ... 23 ... 24 ... 25 ... 26 ... 27 ... 28 ... 29 ... 30 ... 31 ... 32 ... 33 ... 34 ... 35 ... 36 ... 37 ... 38 ... 39 ... 40 ... 41 ... 42 ... 43 ... 44 ... 45 ... 46 ... 47 ... 48