Советуем прочитать  
ЗАВТРА ОНИ ПРИДУТ ЗА ТОБОЙ
Александр РОДЖЕРС
24.04.2015
Нет сомнения, что убийство Олеся Бузины – политическое. Даже нынешние киевские власти вынуждены признать это, скрывшись за формулировкой «связано с профессиональной деятельностью». Самое настоящее – политическое. Каких уже немало произошло на Украине в последнее время.
Мне довелось несколько раз встречаться с Олесем. Однажды – на дне рождения у киевского журналиста Александра Чаленко. Несмотря на свою славу эпатажного разоблачителя, Бузина был предельно скромен, даже застенчив, тихо пришёл, поздравил и так же скромно ушёл, стараясь не оттягивать на себя внимание гостей. В другой раз – на презентации его книги. У меня до сих пор дома лежит подписанный экземпляр. Олесь был известным архивистом, очень много читал, обладал огромными познаниями в области истории, легко проводил параллели между современными и давними (или не столь давними) событиями, умел убедительно доказывать свои утверждения.
Таких, как он – правдолюбов, правдоносцев, умело обосновывающих свою точку зрения, которых невозможно победить в открытой честной дискуссии, – нацисты ненавидят особо яростно. И дело не в каких-то выдающихся полемических способностях (хотя их у Олеся не отнять), а просто в том, что против фактов не поспоришь.
А когда нацисты не могут спорить (то есть, практически всегда, поскольку правды за ними никогда нет), они убивают. Кто-то, более радикальный, чувствуя опасность, вынужден был покинуть родину. Олесь, как более спокойный и умеренный, пытающийся понять обе стороны конфликта, остался. Оказалось, зря. Нацистам не нужны «пытающиеся понять». Им нужны только восторженные сторонники, а оппоненты или даже просто умеющие думать – враги, подлежащие уничтожению.
Олесь Бузина не был ни сепаратистом, ни революционером, ни подпольщиком. Он был сторонником единой Украины, противником конфронтаций и конфликтов, очень надеялся, что в его стране наступит мир. Когда понял, что не сможет влиять на редакционную политику издания, в котором работал, просто уволился, без скандалов и громких хлопаний дверью. Но увольнения вольнодумца нацистам было мало.
Когда большинство радикальных противников режима уехали, были убиты или брошены в тюрьмы, нацисты принялись за умеренных. Уверяю: когда зачистят умеренных, примутся за недостаточно лояльных собственных сторонников. Такова природа всех людоедских режимов.
Помните слова известного немецкого богослова и борца с фашизмом, узника Дахау Мартина Нимёллера? Когда пришли за коммунистами – многие делали вид, что их это не касается: я же не коммунист. Пришли за евреями – тоже отвернулись: я же не еврей. «Потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать», – такими словами заканчивается это стихотворение пастора-антифашиста.
На Украине как раз тот случай. Сначала убивали активистов Партии регионов, теперь – журналистов и писателей (скоро и книги примутся сжигать), потом возьмутся за профсоюзников и бизнесменов, а закончат… Нет, они никогда не заканчивают, их обычно останавливают, но часто слишком дорогой ценой.
Все попытки нацистского режима предъявлять кому-то претензии законным путём заканчиваются крахом. Они до сих пор, уже больше года, не смогли предъявить никаких внятных обвинений даже Януковичу – ни в коррупции, ни в хищениях, ни в злоупотреблении властью, поэтому не заморачиваются, а просто убивают. Ведь следствия и суда все равно не будет, а «международная общественность» молчаливо не заметит ещё одно убийство. И десять не заметит, и сто. Она, эта общественность, ведь фактически проигнорировала все предыдущие преступления киевского режима против человечности.
Если преступление совершается в интересах США, оно не считается преступлением – это основной постулат современной дипломатии и международной юриспруденции. Когда в Москве был расстрелян Борис Немцов, убийц нашли в течение суток. И все равно западные СМИ подняли сумасшедший вой: политическое убийство. «Забыв», что Немцов давно отошёл от активной политической деятельности и не оказывал на ситуацию в России и за её пределами никакого влияния. А на Украине убиты уже десятки журналистов, депутатов, юристов и общественных деятелей, непосредственно участвующих в политической жизни страны, имеющих армию сторонников и последователей, – но этого никто не замечает. «Какое жестокое самоубийство», в лучшем случае «посочувствуют» западные «правозащитники» и отвернутся, тем самым давая хунте понять, что ей все дозволено.
РАЗРЕШЕНО ВСЁ, ЧТО ЗАПРЕЩЕНО
Геннадий СТАРОСТЕНКО
22.04.2015
Пять лет назад Сергей Капица, долгие годы радовавший нас благородством души и прививавший интерес к научному познанию мира, выступил с обличениями главных пороков нашего необуржуинства: «Россию превращают в страну дураков… Телевидение занимается разложением сознания людей. На мой взгляд, это преступная организация, подчинённая антиобщественным интересам...»
За эти слова поручились бы миллионы неравнодушных сограждан, но и они не в силах изменить ситуацию. Тем, кто подваучерил и приаукционил рудники, заводы и земли в бывшей Стране Советов, именно такой желанной наша страна и представляется. Страной дураков – иной раз беспечных, иной раз встревоженных, но непременно распущенных. Развращённых до такой степени, что уже не имеют и малейшего представления об элементарных приличиях, поскольку извращения им стали ближе… и выбалтывают друг другу всё на свете – интимное, запретное, недолжное...
Учёный брал картину широко – в общем виде, он не упоминал передачку «Пусть говорят», оставив разбираться с частностями нам, телезрителям. А у нас, увы, призывать к ответу нынешних правопреемников Содома и Гоморры маловато духу. Неспешно ждём мессию, который изгонит осквернителей из храма. Или героя, который поразит Дракона. Или Иванушку на печи – чтобы по щучьему велению… – и под вечерний чаёк изум-ляемся, есть ли пределы безнравственности в стране дураков.
Во вторник 14 апреля в малаховской передаче «Пусть говорят» на Первом поведали очередное непотребство – о подмосковной учительнице, которая, испытывая паранормальное влечение к своему ученику, заказала киллерам его жесточайшее убиение. Свидетельством чему была приведена видеозапись. Всем здравомыслящим людям понятно, что показывать такое ни в прайм-тайм, ни когда-либо в иное время по ТВ недопустимо. Есть вещи, которые нельзя предавать широкой публичности в подобном формате, и разумно устроенные общества налагают нравственные и законодательные табу на подобные деяния. Зато неразумное, направляемое чьими-то субверсиями, с помощью такого рода шоу закладывает фугасы под собственное будущее, постепенно (не враз – и порой незаметно для глаза) коверкая сознание детей и молодёжи, превращая многих в циников, невротиков и моральных калек.
Мы ведь не оставляем ушедшего из жизни разлагаться у всех на виду. Точно так же общество изолирует человека, потерявшего рациональную связь с жизнью, – уж по крайней мере не предаёт всенародному глумлению, хотя желающие и находятся. Даже если человек готов был пойти на подобное преступление, оставаясь в здравом уме, сама его нравственная маргинальность и опасность гибельного резонанса в нетвёрдых тинейджерских душах налагают запрет на обращение к этим темам в «стиралках» вроде малаховской. Для России это представляет куда большую деструкцию, чем майданы в соседних странах.
Да ведь и ничего же пока не ясно. Где тайна следствия, где презумпция невиновности? Это же агрессивное вмешательство в следствие и предстоящее судопроизводство…
Авторы подобных телезатей и студийная их «подтанцовка», конечно же, торжественно проверещат, что были движимы самыми благородными побуждениями. И, в общем-то, нельзя в известной мере не отдавать им должное: они далеко не безнадёжны – и очень хорошо знают, что обсуждать можно не всё, что есть реальные табу, которые они никогда не преступят. Например, тему пропорционального нацпредставительства – либо подобные ей…
КОЛЛАПС НЕ НАСТУПИЛ
Игорь БОЙКОВ
20.04.2015
О несбывшихся надеждах кабинетных аналитиков

Знакомясь с высказываниями многочисленных отечественных публицистов и экспертов по украинской теме, сложно отделаться от ощущения, что значительная их часть по-прежнему пребывает во власти определённых иллюзий. Правда, за год войны число откровенных мечтателей значительно поубавилось и разговоры об одурманенном американскими спецслужбами братском народе раздаются всё реже, но, тем ни менее, нельзя не отметить: определённая часть российской общественности ещё надеется на возможность «разрядки» в отношениях между бандеровской Украиной и Россией в обозримом будущем.
Поводы для выражения подобных надежд изыскиваются разные. Разберём хотя бы некоторые, наиболее распространённые из них.
Так, с осени прошлого года не только федеральные телеканалы, но и политизированная часть Рунета откровенно уповала на некий катастрофический кризис украинской экономики, приход которого, по их мнению, должен был окончательно подорвать силы киевской хунты и парализовать волю украинского общества к продолжению войны на Донбассе.
Что ж, сейчас, по прошествии зимы, которую разнообразные политологи и экономисты рисовали для Украины в самых мрачных, почти апокалиптических тонах, можно сполна оценить обоснованность подобных прогнозов. Как мы видим, она оказалась практически нулевой. Экономический коллапс не наступил, зарплаты в «незалежной» худо-бедно выплачиваются, простой народ хоть и вынужден затянуть пояса, но всё же не голодает, правительство по-прежнему дееспособно, а украинская армия, получая всё новые пополнения в живой силе и технике, очевидным образом готовится к новому наступлению.
В том, что исход первой военной зимы при текущих раскладах будет для Украины приблизительно таким, серьёзных сомнений не возникало ещё в прошлом году. И дело здесь не только в податливости российской власти, готовой снабжать газом откровенного врага и заключать с ним бесконечные мирные соглашения. Многие отечественные аналитики готовность наших противников в Киеве и на Западе к продолжению вооружённой борьбы откровенно недооценили. Украинская хунта оказалась вполне способной к мобилизации не только в военной сфере, но и в организационной и в политической. Выбивать уступки на переговорах с неприятелем тоже надо уметь, слабой и морально надломленной власти такое не под силу.
Кроме того, наивно было надеяться на то, что Запад и, прежде всего, США, уже вложившие столько сил и средств в разжигание и канализацию конфликта, вдруг возьмут и остановятся на полпути, позволив уже переформатированной в их интересах Украине рассыпаться из-за нехватки нескольких миллиардов долларов. Суммы, требуемые для поддержания экономики бандеровского государства в сносном состоянии, по современным меркам весьма незначительны, и западным «партнёрам» нет никакого смысла их сейчас «зажимать». Главный приз в затеянной ими игре – пока ещё недоступное дележу «русское наследство» – того безусловно стоит. Именно поэтому Украине этой зимой не дали бы впасть в состояние разрухи даже в том случае, если бы Кремль на переговорах по газу занял предельно жёсткую и принципиальную позицию.
Другой долго муссируемой в российских СМИ темой являлась якобы неминуемая перспектива «третьего Майдана», который по мысли части наших политологов, должен был вспыхнуть в результате всё того же экономического кризиса и резкого падения уровня жизни.
О том, что такой поворот событий в современных украинских реалиях совершенно невероятен, думаю, должен понимать любой, мало-мальски осведомлённый с сутью украинской проблемой. Безусловно, причины, предопределившие победу мятежников год с лишним назад, были не только внешнего, но и внутреннего характера, и на это ни в коем случае нельзя закрывать глаза.
АНТИЕВРАЗИЙСКАЯ ИНФОРМАЦИОННАЯ КАМПАНИЯ: ГДЕ БУДЕТ ЛУКАШЕНКО 9-ГО МАЯ
Иван ЛИЗАН
20.04.2015
В СМИ вновь запущена антиевразийская информационная кампания. Под ударом традиционно оказался Александр Григорьевич Лукашенко. Повод для уничижительной критики президента Белоруссии – намерение Лукашенко провести 9 мая в Минске, где он как глава государства примет воинский парад, а не в Москве.
Обвиняющие Лукашенко в предательстве и попытках уклониться от празднования Великой Победы СМИ и эксперты забывают о том, что:

  1. В предыдущие годы глава Белоруссии раз за разом принимал парады в Минске, где они проходили без сучка и задоринки, какой-либо националистической истерии и русофобии. И никто этого не замечал.
  2. Для сохранения народного единства в республиках и России, а также воспитания и укрепления в разуме граждан размытого за 24 года после краха СССР культа Победы куда важнее провести как можно больше парадов и мероприятий в столицах союзных республик, а не просто «один на всех» масштабный парад в Москве.
  3. Лукашенко осудил президентов, которые отказались ехать в Москву под политическим давлением США.
  4. 7–8 мая президент Белоруссии будет в Москве, где поведёт встречи с коллегами по ЕАЭС и партнёрами по иным интеграционным структурам.
  5. Лукашенко не выступал ни с какими заявлениями против России, Евразийского союза или же Дня Победы.
  6. Так называемые «заигрывания» Белоруссии с ЕС, которые выражаются в намерении активизировать сотрудничество с Брюсселем в рамках обновлённого формата «Восточного партнёрства», – не более чем попытка улучшить скверные отношения с Европой на фоне развёртывания в Прибалтике баз НАТО и нарастания военной угрозы. Собственно, Россия также пытается наладить отношения с ЕС и охладить пыл США.
  7. Лукашенко – президент Белоруссии, а не России, он при этом не вассал Путина. Страны обладают равным суверенитетом и объёмом прав в рамках Евразийского союза. Потому глава РБ не обязан поступать так, как того хотели бы российские караул-патриоты.
Примечательно, что всю последнюю неделю в сети был отмечен традиционный информационный накат на символы Победы – георгиевские ленты. СМИ с упорством, достойным дятлов, вновь пишут о том, что их запретили в разных странах Союза чуть ли не по прямому – естественно, негласному – указанию глав республик. Подобные информационные атаки проводились и ранее.
Впрочем, есть ощущение, что по мере приближения к годовщине Победы парад, как и итоги договорённостей в Москве, попытаются вытеснить из информационного пространства активизацией боевых действий в Донбассе.
КРИВДА ПО-ПОЛЬСКИ
Олег ЗУЕВ
15.04.2015
В последние месяцы из уст польских политиков, в эфире и газетах звучат не до конца проверенные, а то и лживые высказывания в адрес России, тенденциозно трактуются многие страницы взаимоотношений между нашими странами. Год 70-летия Великой Победы начался с заявления министра иностранных дел Польши Г. Схетыны о том, что Освенцим (Аушвиц) якобы освободили украинцы. Депутат сейма Я. Зелиньский предложил установить День памяти жертв Августовской облавы лета 1945 года (так называемой «малой Катыни»). Словом, чего только в Польше не говорят.
Недавно по инициативе сопредседателя Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» Ольги Зиновьевой и Российского института стратегических исследований (РИСИ) прошёл круглый стол на тему «Польский вопрос в свете последних событий». Корреспондент «ЛГ» послушал, о чём шла речь.

Леонид РЕШЕТНИКОВ, директор РИСИ:

– Мы видим, что в ходе кризиса на Украине Польша занимает активную позицию. И агрессивно нападает на информационном и дипломатическом поле. Вместе с тем мы должны помнить, что есть две Польши. У соседей немало людей, заинтересованных в развитии отношений с Россией. Они, правда, часто вынуждены молчать, когда польские власти раскручивают антироссийскую кампанию. Эта политика официальных лиц чётко вписывается в рамки русофобской линии Запада. Она направлена не только против нашего государства, но и против всего населения. Пытаются исказить и изменить историческую правду выгодными для себя мифами.

Ольга ЗИНОВЬЕВА, руководитель Международного научно-образовательного центра имени А.А. Зиновьева МГУ им. М.В. Ломоносова:
– Младозападные страны чувствуют себя обязанными перед Вашингтоном и ЕС. И, видимо, поэтому громче всех вопят, бранятся и угрожают России, демонстрируя бесконечными фальсификациями и неуёмной сервильностью, что во всём вокруг виновата Россия. Они рассчитывают, что за такую смелость в отношении нашей страны заслужат какие-то особые бонусы. И заслуживают, хотя получают не так щедро, как им хотелось бы. И тогда с ещё большей ретивостью стараются выслужиться перед США и Западом. Спокойно относиться к этому нельзя.
Налицо отсутствие морали и этики у западных новичков. «Школа демократии», точнее дипломатическое «ПТУ демократии», которую они прошли за два десятка лет, наталкивает на грустные размышления. Они не приобрели европейского лоска и не научились вести себя так, как положено на достойном уровне международного общения. А оно предполагает большую ответственность, трезвость в словах и поступках, продуманность решений, уважение суверенитета и объективную историческую память.
Можно прощать людей и страны за какие-то поступки. Но, прощая, надо помнить о пролитой крови и миллионах погибших людей. Мой муж Александр Александрович Зиновьев провоевал всю войну. В марте исполнилось 70 лет его полёта на штурм Глогау, за что он был представлен к ордену Красной Звезды. До тех пор, пока мы будем отстаивать Великую Победу и нашу державу, до тех пор, пока каждый из нас будет стоять на страже объективной истины, никакая вражья сила не победит. В информационной войне наши противники не сражаются за истину. Наоборот, зачастую делается всё возможное, чтобы её уничтожить. Александр Зиновьев писал: «Я буду защищать тебя, родившая меня эпоха!» То есть защищать наши главные ценности и правду.

Олег НАЗАРОВ, член Зиновьевского клуба, обозреватель «ЛГ», доцент МГУ им. М.В. Ломоносова:
– В марте Институт национальной памяти Польши разослал приглашение на конференцию «Аспекты советского присутствия в Восточной и Центральной Европе в 1945 году», предложив обсудить «преступления, совершённые советскими солдатами против гражданского населения». Есть все основания предполагать, что, делая акцент на этом, на конференции не вспомнят о шестистах тысячах красноармейцев, погибших при освобождении Польши. Сейчас польские власти уверяют, что на смену нацистской оккупации пришла советская, забывая, что если нацисты уничтожали поляков, то Красная армия завоевала им право на жизнь. Это сделали наши деды, а не американцы, англичане или Армия крайова. Последняя даже не смогла защитить польское население от бандеровцев – на Волыни и в Восточной Галиции. Поскольку свой провал кознями коварного Сталина и злобного НКВД не объяснить, поляки о нём молчат.
В длинном ряду антироссийских выпадов оказался протест посла Польши на мою статью «Большая тройка» и польский вопрос». Катажина Пелчински-Наленч потребовала «прекратить в будущем публикации такого рода материалов, которые не способствуют предметной и основанной на исторических фактах дискуссии». На её вопросы я дал развёрнутый ответ со ссылками на источники, задал ряд своих вопросов. Ответов нет. И это «предметная дискуссия»?..
ГЛАВНОЕ, НИ В ЧЁМ СЕБЕ НЕ ОТКАЗЫВАЙТЕ…
Андрей СОКОЛОВ
13.04.2015
Как государство за наш счёт поддержало оппозицию с её гейпропагандой

Депутат Государственной Думы Евгений Фёдоров обратился в Генеральную прокуратуру с просьбой предоставить результаты рассмотрения его запроса относительно финансирования оппозиции из федерального бюджета. В частности, его интересует информация относительно выделения средств по линии Роспечати.
Речь идёт о расследовании «дела Маркво», гражданской жены Владимира Ашуркова, исполнительного директора созданного Алексеем Навальным Фонда борьбы с коррупцией. Александрина Маркво – руководитель фирмы, которая, по словам депутата, получила больше 100 миллионов рублей от мэрии Москвы и Роспечати на проведение действий, которые фактически были направлены на поддержку уличной компоненты пятой колонны. Это так называемое «дело о чтениях в парках».
Затем, по уверениям Е. Фёдорова, когда началось расследование, выяснилось: финансирование таких средств массовой информации, как «Дождь», «Слон» и других тоже шло по линии государства. «Поскольку многие из этих каналов занимают откровенно антигосударственную позицию, естественно, возникает странный вопрос: берут деньги из бюджета, которые собирают налогоплательщики, и выделяют их на действия, направленные против интересов налогоплательщиков и государства», – замечает депутат.
ЗАО «Бюро 17», учредителем которого является Александрина Маркво, давно выигрывает столичные тендеры. В частности, компания взялась за «организацию и проведение мероприятий, направленных на повышение престижа чтения в городских парках Москвы». Согласно информации с сайта «Букмаркет», был открыт ряд площадок, на которых выступали Виктор Шендерович и Борис Акунин, Дмитрий Быков и Ирина Хакамада, проходили чтения переписки Людмилы Улицкой и Михаила Ходорковского.
При этом директор по развитию «Бюро 17», руководитель проекта «Книги в парках» Ольга Возная рассказала, что списки выступавших агентство формировало по согласованию с правительством Москвы.
А в Санкт-Петербурге, под крышей государственной библиотеки имени В.В. Маяковского на Неве запущен и активно раскручивается проект «Открытая библиотека» и проводимые в его рамках «Диалоги», который курирует заместитель директора библиотеки Николай Солодников – о чём уже писало «Столетие». По словам заместителя директора, проект «призван создать первое негосударственное мультимедийное пространство, которое, по задумкам организаторов, должно стать местом «для диалога власти и общества, для общения и досуга».
Диалог и досуг – что может быть лучше! Но нет предела совершенству, поэтому Н. Солодников призывает «привести неформалов в формальные госучреждения». Когда в «Маяковке» начались «Диалоги», то пригласили, например, известного своими эпатажными заявлениями депутата ЗАКСа Виталия Милонова. «И вот пришли хипстеры, ЛГБТ-активисты, в общем, все те, у кого к нему действительно острые вопросы, – радует Н. Солодников. – Но библиотека – место культурное, тут и хамить стыдно, поэтому разговор получился хоть и острым, но очень культурным. Я не представляю другого места, где такое могло бы получиться».
Вышло действительно хорошо: где ещё по душам можно поговорить с активистами нетрадиционной сексуальной ориентации, как не в библиотеке…
«ТАНГЕЙЗЕР»: НЕ ДИАГНОЗ, А СИМПТОМ
Елена ЯМПОЛЬСКАЯ
10.04.2015
За минувшие две-три недели Отечество наше пережило культурную революцию. Странное слово «Тангейзер» сотрясает страну от Калининграда до Владивостока с эпицентром в Новосибирске. Фамилию Вагнер усвоили даже те, кому раньше за глаза хватало Меладзе. Фраза из новостных программ: «И об опере» – действует, как боевой клич, собирая народ к экранам. Известный прежде узким кругам режиссёр Кулябин по плотности упоминаний в СМИ не уступает Коломойскому.
Я принимала участие в целом ряде заседаний, советов и ток-шоу, посвящённых новосибирскому «Тангейзеру», а потом одумалась и завязала. «Спасибо, нет», – отвечаю теперь на звонки. Раздаваться они будут наверняка еще долго: не умея создавать события, журналисты упиваются всяким скандальчиком, как дворняга любимой костью.
Почему завязала? Жалко времени на игру в притворяшки, где по нарастающей (и, увы, со всех сторон) идёт приумножение разнообразных лукавств. Самое малоприятное в истории с «Тангейзером» – все всё понимают, однако и сами живут в системе допусков, и другим навязывают удобную мину.
Давайте делать вид, что у российского театра существуют какие-то свои особенные хвори, которые можно излечить локальными припарками. Главное – не обобщать. Потому что обобщение может вдруг вывести проблему на совершенно иной уровень, потревожить влиятельные мозоли.
Давайте верить, что «Тангейзер» – досадная случайность, уродливая диковина. Ведь если так, можно устраивать вокруг него искусствоведческие хороводы, до неразличимости замыливая суть вопроса.
Давайте примем за аксиому, будто Борис Мездрич – главный провокатор театральной России, новый «мистер Нет». Прочим – белым и пушистым – руководителям трупп за Бориса Михайловича просто неловко.
Давайте раз и навсегда приговорим, что против «Тангейзера» выступают охранители-мракобесы, способные только тащить и не пущать. По ночам им снятся реперткомы, Главлиты и цензурные уставы. Художник в их представлении – человек, вибрирующий перед начальственным кабинетом... Как легко и приятно бороться с такими оппонентами! Можно голосить а-ля торговка рыбой на одесском Привозе, допустимо нести ахинею типа: «Пусть православные граждане встретятся с театральными деятелями», «Если мне не нравится священник, я иду в другой храм». Путаница понятий, смешение белого с острым, душевная глухота прощаются, если визжишь ты за «свободу творчества».
Давайте прикинемся, будто талант режиссёра определяется «Золотой маской» – это позволит произвести Тимофея Кулябина в мэтры. Кто-то в запале даже сравнил его с Бродским: оба, мол, пострадали от государства. А что такого? Иосиф Александрович умер, ему всё равно, а нам приятно.
Попробую напоследок разгрести завалы этих лживых допущений. Начнём с того, что «Тангейзер» – не экспонат кунсткамеры, но рядовое явление. Мездрич пострадал практически безвинно: в том смысле, что подобными – и даже куда более хулиганскими аттракционами — охотно пробавляются наши ведущие сцены. Однако там должности худруков и директоров занимают «юпитеры», а Мездрич – несмотря на опыт – всё-таки застрял в категории «бык обыкновенный». То, что позволено более именитым коллегам, для него обернулось крахом карьеры. На эту несправедливость Мездрич и сам тонко намекнул в интервью: «История с «Тангейзером» – не частный случай. А вдруг завтра кому-то не понравится «Идеальный муж» у Табакова... Вот что тревожит». Так нарушитель на бюджетной иномарочке, зависая возле поста ДПС в ожидании протокола, подкалывает инспектора: «Ваша удача, товарищ постовой, что вы именно меня тормознули. Вон «мерин» с крутыми номерами пронёсся – не меньше двухсот в час. Мог бы сбить и не заметить...»
НЕ НАШИ ГЕРОИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ
Александр КОНДРАШОВ
10.04.2015
Сейчас молодые люди мечтают много зарабатывать, не важно в какой профессии, «желательно в Газпроме» – так по опросам получается. И это большой прогресс в сравнении с 90-ми, когда грезили о валютной проституции и о бандитских бригадах.
А кем мечтали стать юноши 60-х, в том числе дети крестьян и рабочих? Физиками-ядерщиками, лётчиками, космонавтами, поэтами, кинорежиссёрами, геологами, первооткрывателями – таковы были приоритеты, «навязанные» в том числе радио и ТВ. И эти мечты у многих сбывались. Валютных спекулянтов и фарцовщиков тогда было крайне мало, их презирали. И сажали. Теперь, как гордо поведал продюсер Александр Цекало вечернему Урганту, они стали олигархами, министрами. И, добавим от себя, презирают всех этих «ядерщиков-первооткрывателей-поэтов», которым за всю жизнь не заработать столько, сколько бывшие фарцовщики получают в месяц. А когда заикнёшься о прогрессивной шкале налогообложения, которая во всех цивилизованных странах работает на смягчение социальной вражды, то машут руками: мы ещё не дозрели – психология фарцовщика даёт о себе знать.
Сериал «Фарца», который, по словам создателей, «куда более дерзкая история», чем «Оттепель» и «Стиляги», и вправду с какой-то особой дерзостью и, я бы добавил, цинизмом расправляется со временем романтиков и бессребреников.
Сценаристы «Фарцы» (Юлия Идлис, Александры Котт и Цекало) тоже фарцовщики, они спекулируют светлыми 60-ми, какими они были изображены в прозрачных, счастливых, чистых кинофильмах: «Я шагаю по Москве» Георгия Данелии и «Мне двадцать лет» («Застава Ильича») Марлена Хуциева. Скопированы узнаваемые сцены, даже персонажи. Главный герой «Фарцы» похож на молодого писателя-комсомольца (замечательного Алексея Локтева у Данелии), приехавшего в Москву со строек Сибири, его друзья – на других героев этих картин, искренних, добрых, бескорыстных работяг и студентов, которых играли молодые Никита Михалков, Евгений Стеблов, Николай Губенко и Станислав Любшин. Но этого мало, в сериале мелькают известные писатели 60-х – Василий Аксёнов, Михаил Светлов, Геннадий Шпаликов. Есть и Юрий Гагарин! И даже главный редактор легендарного журнала «Юность», правда, это не Борис Полевой и не Валентин Катаев, а некая богемная дама, преподающая начинающим писателям премудрости литературного мастерства в постели, – не всем, а только талантливым.
«Фарца», стартовав на пролетарской заставе Ильича, очень быстро шагает в грязные подворотни и скверы, где ради денег обманывают, предают, продают. Один из друзей проигрался в карты, и, чтобы спасти его, «писатель» оборачивается стилягой и делягой-фарцовщиком, торгует «досками» и «костями», входит в контакт с проститутками и уголовниками, играет в карты по-крупному, для чего ворует общак. Его ловят, судят и… оправдывают, так как он дал согласие на сотрудничество с КГБ. «Кровавая гэбня» здесь особенно коварна – беспощадно вербует и бандитов, и людей искусства. Лишь один хороший человек в сериале – милиционер в исполнении канадского гражданина Алексея Серебрякова, но он бессилен против союза КГБ с криминалом. О, страшные нравы тоталитарного совка!
Вот такой взгляд из 2015 года на обожаемые даже нашими либералами 60-е, такой патриотический подарок сделал Первый канал зрителям в честь своего двадцатилетия. 1 апреля 1995 года родилось ОАО «ОРТ», и рулить на первой кнопке вместо убитого Листьева стали известные «фарцовщики» Березовский и Патаркацишвили. Стоит ли с этой годовщиной поздравлять?
ЧТО ТАКОЕ СВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО И ПОЧЕМУ ХУДОЖНИКАМ НЕ ДАЮТ ИЗДЕВАТЬСЯ НАД ВЕРУЮЩИМИ
Дмитрий ЛЕКУХ
10.04.2015
Вот только где зайдет речь о том, что «культурное» сообщество задевает права верующих, как сообщество тут же встает в позу. «Мы живём в светском государстве».
Типа заткнитесь, господа православные, мусульмане, иудеи и прочие буддисты с католиками.
Государство у нас – «светское».
А, следовательно, ваш номер – последний.
Триста сорок пятый.
И любой «художник» и «режиссёр» в этом государстве имеет право делать с чувствами и правами верующих вообще всё что угодно, именно потому, что оно, это государство, простите, «светское».
…Я тут, собственно говоря, только одну вещь хочу сказать. Я её уже и раньше говорил. Но, поскольку «культурное сообщество» у нас большей частью не только бескультурное (а какому культурному человеку может даже в голову прийти, что прибитые к брусчатке яйца «художника» или пляски в Храме «певиц» есть не пошлое непотребство, а, напротив, великое произведение искусства?!), но ещё и безграмотное, вынужден вновь повторяться.
Ребята.
Слово «светское» – это вовсе не синоним слова «атеистическое» и, уж тем более, не синоним слова «постмодернистское».
«Светское» – всего лишь означает отделение «кесарева» от «божьего».
Т.е. государство у нас «светское» только потому, что оно не «теократическое».
Вот и всё.
А если попросту, то в светском государстве права гражданина не зависят от его вероисповедания, ежели оно наличествует. Но ежели оного не наличествует, ежели гражданин в Бога не верует, то это отнюдь не означает, что у него внезапно образуются какие-то «особенные права». Равно как «свобода совести» вовсе не означает наделения какими-то особыми полномочиями человека совсем бессовестного.
Как бы ему этого ни хотелось.
Вот.
Такие, простите, дела.
ПРАВО НЕ ЗНАТЬ
Александр БОБРОВ
10.04.2015
Все современники издевались над любимой резолюцией Аракчеева: «Что я знаю, то знаю, а чего не знаю, того и знать не хочу». Даже Гоголь о ней в письме к Анненкову, как о недалёкости государственного мужа, упоминал, а сегодня дубовая фраза приложима ко многим СМИ, особенно к авторским программам на ТВ. Вообще для кого они, для какой цели? Для пиара и самоутверждения ведущего, чья позиция нам и без того ясна, или всё-таки для разговора с обществом, для прояснения истины? Вот по субботам на ТВЦ выходит якобы общественно-политическое ток-шоу «Право знать!». Это, как сказано в анонсе, «флагманский проект канала, в котором сталкиваются различные точки зрения на самый актуальный вопрос недели. Герой программы – человек, который знает о проблеме больше всех. Ему предстоит отвечать на вопросы «зубастых» журналистов – главных редакторов ведущих российских СМИ. Их задача – выведать у героя всё, о чём зрители хотят и имеют право знать».
В минувшую субботу флагман получил не совместимую с жизнью пробоину и должен затонуть. Ведущий программы – писатель и журналист Сергей Минаев духарился перед запуском: «Это зажигательно, это злободневно, это остро!» И вот автор «Духлесса» изменил заявленной сути и скатился до вялого междусобойчика. К нему в гости (так он всегда назойливо и нетактично подчёркивает – «ко мне»!) пришёл режиссёр Павел Лунгин – автор провального, вызвавшего море критики в разных СМИ сериала «Родина», и встал напротив вальяжного капитана Минаева. А где ж «зубастые» журналисты в студии, где разные точки зрения и нелицеприятные споры? Их нет и в помине: состоялся приятельский (что тоже навязчиво подчёркивалось) разговор, внушение без всякого сопротивления точек зрения ведущего и режиссёра, наполненное комплиментами, оправданиями, недалёкими штампами. Лунгин: «Мы в процессе… Не знаю чего. Общество потребления всё диктует. Нет яркого врага, как во Вторую мировую (ой, Отечественную, это я как историк оговариваюсь), и мы его ищем рядом. Важно понять, что общество, воспитанное советской идеологией, привыкло к простым решениям». И прочее в том же занудном духе. Про советское воспитание не раз повторил. Проснись, народный артист России, с этой идеологией четверть века как расстались в Кремле, расплевались на ТВ, закрепили безыдейность в Конституции. Хватит сваливать и лгать – поколения без неё выросли! Или он просто русское мировоззрение имеет в виду, которое на дух не приемлет?
Лунгин уверяет: «Понятие патриотизм стало более сложным» (чем у Пушкина?), цитирует навязшее нелермонтовское «Прощай немытая Россия…», уверяет, что патриотизм – это прежде всего любовь к семье (?) и поиск недостатков: «Вот Салтыков-Щедрин…» – «Прямо с языка снял», – подхватывает Минаев. Ведущий спрашивает: «Кто сегодня положительный герой?» – «Тот, кто сомневается, мучается, ищет. Вот как Духлесс, к которому ты руку приложил». Стыдно слушать просто…
В заключение самодовольный Минаев, почему-то сломавший формат программы, как выражаются ремесленники от СМИ, сделал чудовищно нескромный вывод: «У нас состоялся интересный разговор». С чего он это взял? Или это телевизионная аракчеевщина: «Чего я знаю, то знаю…» А для нас, скучающих зрителей, «Право не знать».
НОВЫЙ НАТИСК
Александр БОБРОВ
07.04.2015
7 спасённых столиц. К 70-летию взятия Кёнигсберга
— В результате Кёнигсбергской операции основные силы восточно-прусской группировки немцев были разгромлены
— В плен были взяты 93 853 немецких военнослужащих, около 42 тысяч убиты
— Захвачено более 2000 орудий, более 1652 минометов, 128 самолетов
— Завершение штурма отмечено салютом высшей категории
— В Москве 324 орудия совершили 24 артиллерийских залпа
— Была учреждена медаль «За взятие Кёнигсберга»
— 98 воинских частей получили название «Кёнигсбергские»
 
Новый натиск
Показательный марш натовских войск по зависимым теперь от США странам, бряцание оружием близ наших границ снова доказали геополитическую гениальность Сталина и Екатерины Великой, которые с помощью Жукова и Рокоссовского, Потёмкина и Ушакова отвоевали для России два фланговых плацдарма безопасности и отпора Западу – Калининград и Крым.
Вообще-то для многих стало неожиданностью, что именно Германия возглавила «санкционную» агрессию против России. Вроде Горбачёв – «лучший немец», и Путина бундестаг слушал на своём языке, а тут вдруг, именно в преддверии 70-летия нашей Победы над германским фашизмом, Меркель пошла в яростную атаку и снова затвердила с трибуны: «Йя-йя!». Да-да, мол, санкции – поддержка «заокеанского партнёра»! Но чему тут удивляться, вопрошает Владимир Шульгин, профессор исторического факультета Балтийского федерального университета имени Иммануила Канта. Немцы давно уже стремятся снять с себя ответственность за развязывание двух мировых войн. И ведут соответствующую работу по всем направлениям. В результате калининградские студенты-гуманитарии, охваченные «проектами», финансируемыми Берлином, уже поговаривают, что «нам постыдно называться калининградцами, надо бы опять стать кёнигсбержцами. Подобное произносилось и во время работы недавней большой конференции российских филологов-германистов в Балтийском федеральном университете им. И. Канта. Мероприятием командовали немцы, кстати, запретившие синхронный перевод своих докладов на русский язык. То есть они подчёркивали, что уже чувствуют себя «на своей земле». Но устроители конференции даже «не заметили» этой явной демонстрации, потому что кормятся от двух маток – бюджетно-российской и западной. Забыв подвиг отцов-победителей, они повторяют: «Калининград – это европейский город». Примерно так же, как в Киеве скандируют: «Украина – це Европа». А кто эти города освобождал от коричневой чумы и восстанавливал?
Во многих энциклопедиях говорится, что единственным исключением из семи медалей за взятие и освобождение европейских столиц стала медаль «За взятие Кёнигсберга», который, мол, не был столицей. Во-первых, он был столицей Восточной Пруссии (до сих пор любой мюнхенец скажет с гордостью, что он из столицы Баварии!), а, во-вторых, Сталин знал, что Калининград станет столицей важнейшей прибалтийской области, даже не предполагая, что те, кто сменит его у кормила власти, умудрятся сделать этот регион анклавом, отрезать от массива России так, что на поезде одно время проехать нельзя было без визы через две границы.
 

* * *
 
Советское наступление на Кёнигсберг велось по двум направлениям: через Гумбиннен на Кёнигсберг и из района Нарева в сторону Балтийского моря: 26 января войска 2-го Белорусского фронта, выйдя севернее Эльбинга к Балтийскому побережью, отсекли значительную часть группы армий «Север» от основных немецких сил на западе. Отразив настойчивые попытки немцев восстановить прибрежный коридор, Красная Армия приступила к расчленению и ликвидации отрезанных в Восточной Пруссии немецких войск. Эта задача возлагалась на 3-й Белорусский и 1-й Прибалтийский фронты. Туманным днём 10 февраля к югу от Кёнигсберга началась ликвидация 19 хейльсбергских дивизий. Бои в этом насыщенном оборонительными сооружениями районе приняли жестокий и затяжной характер. Система фортификаций Восточной Пруссии имела невероятную плотность бетонных сооружений: до 10–12 дотов на квадратный километр. В зимне-весеннем Хейльсбергском сражении практически отсутствовал манёвр. Немцы, которым некуда было отступать, дрались до конца. Армию активно поддерживало местное население – потому и медаль за взятие, а не освобождение! Ополченцы составляли четвертую часть от общего состава оборонявших данный регион войск. Фронтальные кровопролитные бои длились полтора месяца. В это время погиб и командующий 3-м Белорусским фронтом генерал Черняховский.
Наконец, 29 марта остатки отчаянно дравшихся в Хейльсбергском котле немецких войск не выдержали натиска и капитулировали. В ходе этих сражений немцы потеряли 220 тыс. чел. убитыми и 60 тыс. пленными. Части Красной Армии начали стягиваться к Кёнигсбергу, штурм которого начался 6 апреля, а 9 апреля в 21.30 комендант города генерал Лаш подписал приказ о прекращении огня – Кёнигсберг пал. Наступила тишина, только горели ещё здания и дымились развалины «неприступной» крепости. Было убито 42 тысячи и взято в плен около 92 тысяч солдат и офицеров, в том числе 4 генерала. В тот же день Москва салютовала героям штурма Кенигсберга.
Вообще битва за Восточную Пруссию стала самым кровавым сражением кампании 1945 года. Потери Красной Армии в этой операции превысили 580 тыс. чел. (из них 127 тыс. убитыми). Потери немцев только в Хейльсбергском котле, Кёнигсберге и на Земландском полуострове составили около 500 тыс. чел. (из них примерно 300 тыс. убитыми – в 2,5 раза больше, чем у нас!). Следует отметить: всякие сванидзе и пивоваровы продолжают гнусную песню про то, «что Сталин и Жуков солдат не жалели», что «трупами завалили врага». А вот характерные воспоминания Николая Казанцева, ветерана: «В начале 1945 года я стал командиром минометной роты. Это случилось в Восточной Пруссии. Тогда в войсках на передовой происходила интересная штука – люди, которые непосредственно воевали всю войну, и по годам были старше, отправлялись в тыл, их стремились как-то приберечь для будущего. И нашего командира роты, намного меня старше, также решили направить в распоряжение штаба...». А ивановский поэт Владимир Жуков вспоминал, что его, автора всего нескольких публикаций в армейской газете, сняли с передовой, послали на курсы «Выстрел» под Москвой, ныне уничтоженные. Это развенчивает рассуждения о слепом и поголовном швырянии в огонь войны – напротив, думали о кадрах, об опытных ветеранах и молодых талантах. О будущем державы!
ВНУКИ АРБАТА ПРОСНУЛИСЬ
Шамир ИСРАЭЛЬ
07.04.2015
Культуркампф – война культур, или, лучше, идеологическая борьба разгорелась в России вовсю. Тут тебе и арьергардные бои вокруг новосибирского спектакля «Тангейзер», и схватки, связанные с фильмом «Левиафан», и споры об Украине. Министр культуры Мединский, не самый популярный министр в этой сложной отрасли, находится под ударом, и критики яростно требуют его головы. Кошку бьют, а невестке наветки дают – спорят о кино, но имеют в виду Путина и его преобразования.
Критики – люди девяностых, преемники прорабов перестройки и детей Арбата. В страшные годы России, когда рухнули искусство, наука, сельское хозяйство, промышленность и армия, они устроились и прочно, надёжно обосновались, приватизировав столичную иерархию искусств. Они получили свои места из рук Ельцина и Яковлева. Жизнь России пошла дальше, но они никуда не делись – как и прежде, они постоянно прописаны на телеэкране, они умеют получать гранты, знают, где достать миллионы на свои проекты, как выбить субсидии, как распилить бюджет. Сейчас они активизировались.
Если бы мамонт оттаял и пошёл по улицам Москвы – он бы удивил не больше, чем вручение кинопремий «Ника» в этом году. Первые премии достались фильму «Трудно быть богом», снятому покойным Алексеем Германом много лет назад. Критик справедливо назвал его «апофеозом интеллигентской чернухи». Этот фильм – по любимой книжке юношества – смотреть невозможно, не говоря уж о присуждении премий. Несмотря на огромную раскрутку, он оправданно провалился в прокате. Десять миллионов наших с вами долларов вкачали в этот проект, а на-гора он выдал только один миллион с хвостиком. Не в деньгах счастье, но все же обидно. Художественная ценность фильма стремится к нулю, если не выражается в отрицательных величинах.
Вышедший на экраны после 14 лет работы и через два года после смерти режиссёра фильм вошёл в десятку самых провальных российских лент, что доказывает наличие вкуса у русского кинозрителя. Визуально – на экране не видно ничего, кроме грязи и экскрементов. Его идея – интеллигенты это супермены неземного происхождения, а прочие – быдло и ватники. Трудно быть богом, но никакого другого бога нет.
Жюри «Ники» колебалось между «Трудно быть богом» и «Левиафаном». Что лучше покажет российскому зрителю и гражданину, как его презирают мастера культуры? Выбор жюри пал на фильм Германа, но и «Левиафану» достались кое-какие награды. Фильм номинального главы «Ники» талантливого Андрея Кончаловского не снискал премий. Зато особый приз «Ники» достался Лии Ахеджаковой – «За честь и достоинство». Не знаю, какой творческий подвиг Ахеджаковой полюбился жюри «Ники». Её призыв расстреливать депутатов всенародно избранного парламента России в 1993 году? Её кликушество на Болотной? Её поддержка Ходорковского? Её ненависть к коммунистам? Её пылкая любовь к фашистскому режиму в Киеве? Не случайно ей вручала премию вдова Бориса Ельцина, ликвидировавшего Советский Союз в сговоре с Киевом.
Не случайно КиноСоюз (так называется либеральный осколок Союза Кинематографистов России) встал на сторону Киева в его конфликте с Москвой. На его сайте – возмущение деятелей искусства тем, что Крым им дорого обходится, недовольство Путиным, который нерачительно распоряжается народными деньгами. Если бы рачительно – они бы не увидели копейки бюджетных денег. Но дело нешуточное.
Итальянский философ Антонио Грамши создал теорию культурной гегемонии, по которой именно в культуре определяется господство идей в обществе. Культурная гегемония, захваченная перестроечным «Огоньком», так и осталась в их руках. Вот послужной список типичного победителя из девяностых: Медаль «Защитнику Свободной России» 1992 г., «Почётная грамота» МИД Латвии «За содействие независимости Латвийского Государства» 2006 г., Офицер Ордена «Трёх звёзд» Латвия 2009 г., Лауреат Первой Премии Посла Польши в РФ 2010 г. То есть – человек не испытывает дискомфорта, даже гордится тем, что русских в Риге лишили гражданских прав, что НАТО обосновалось на польской земле. Не удивительно, что такие люди возмущены смещением новосибирского директора театра оперы и балета Бориса Мездрича («Тангейзер») и требуют головы министра культуры Мединского – если уж нельзя получить голову Путина, который, по их мнению, мало что решает.
Приход Путина к власти воспринимается в перспективе времени как революция. Покойный русский философ Александр Зиновьев считал, что Путин – это «третий ГКЧП», победивший после двух неудач, в 1991 и в 1993. (Он был в восторге от ГКЧП и Путина). Но путинская революция была слишком уж бархатной. Бывшие комсомольцы, пресловутая «семья», раздербанившие Россию, остались на своих местах, в своих банках и во главе своих компаний. Путин обещал их не трогать – и их не тронули. Приватизацию не отменили. Ельцинскую гвардию разбавили силовиками, но те не поняли, что культура и идеология не менее важны, чем кантемировская дивизия.
КАК ЕВРОПА ГИТЛЕРА ГРОМИЛА: ФРАНЦИЯ
Александр СИТНИКОВ
06.04.2015
В Париже считают, что без участия президента Олланда в московских торжествах праздник Победы будет обесценен

«Свободная Пресса» уже рассказывала о польском вкладе в победу над нацизмом. Разгромленная в считанные дни Польша в своей интерпретации Второй мировой войны акцентирует внимание на сражениях польских армий. А о подвиге советских солдат-освободителей предпочитает молчать. Аналогичную позицию занимают и французы. Более того, парижские СМИ иронизируют по поводу предстоящих торжественных мероприятий в Москве. Известное парижское издание Lorientlejour в статье «День Победы без западных союзников» пишет, что Кремль «может рассчитывать на лидера Китая Си Цзиньпин и Ким Чен Ына из Северной Кореи. Также ожидается приезд премьер-министров Греции, Южной Африки, Монголии, Вьетнама и Кубы. А вот президент Франции Франсуа Олланд заявил, что не будет присутствовать на церемонии». Мол, серьёзные политики, представляющие союзников по антигитлеровской коалиции, в Москву не поедут. Тем самым политическая значимость этого события будет обесценена.
В этой связи вспомним, как Франция воевала с гитлеровской Германией.

Фальшивая война
Франция и Великобритания 3 сентября 1939 года в ответ на немецкое нападение на Польшу объявили Германии войну, получившую с легкой руки французского журналиста Ролана Доржелеса название «сидячая или странная». В США её называли еще Phoney War – фальшивая война. Вместо выполнения союзнического долга франко-английская объединенная армия заняла позиции на линии Мажино, которая считалась неприступной. К примеру, орудийные казематы являли собой укрепления с толщиной бетонных стен и потолка порядка четырех метров.
Между тем, на западной границе Германии в сентябре 1939 года преимущество франко-английской коалиции было подавляющим. Так, 3300 самолётам французских ВВС немцы могли противопоставить 1186 машин Люфтваффе. Плюс к этому Англия выделила союзнице ещё 1500 самых современных истребителей и бомбардировщиков – в том числе «Спитфайры», «Харрикейны». Такая же ситуация была и на земле. По данным историка Джеффри Гундсбурга, специализирующего по этой тематике, Франция поставила под ружьё на своих границах 61 дивизию и 1 бригаду. Англия направила во Францию ещё четыре дивизии. Тогда как немцы располагали на этом участке всего лишь 43 дивизиями, большинство из которых являлись резервными и ландверными. Такие данные привёл генерал-майор Вермахта Б. Мюллер-Гиллебранд в своей книге «Сухопутная армия Германии, 1939–1945 г.».
Впрочем, Гитлер не очень-то опасался наступления коалиции. Ещё 22 августа 1939 года в своей речи, посвящённой предстоящей кампании в Польше, фюрер заявил, что «Чемберлен и Даладье едва ли решатся вступить в войну, поскольку рисковать будут многим, а выиграть смогут мало». Это предсказание о бездействии французов и англичан сбылось.

Первое и последнее наступление

Последующие события и впрямь показали пассивность союзников Польши. 7 сентября французская армия предприняла Саарское наступление, и силами 11 дивизий захватили 20 брошенных немецких деревень, продвинувшись на небольшом участке вглубь Германии на 8 км. Однако уже 12 сентября главнокомандующий французской армией Морис Гамели приказал своим солдатам не подходить к немецким частям ближе, чем на один километр. Вслед за этим Париж сообщил Варшаве, что активные действия начнутся после 17 сентября, когда завершатся подготовительные и мобилизационные мероприятия. Затем наступление перенесли на 20 сентября, при этом французы вернулись в казармы линии Мажино. Потом Даладье вообще пересмотрел свои обещания, аргументируя это тем, что Варшава фактически разгромлена. «Они были ошеломлены быстротой и яростной силой германского натиска (в Польше)», – именно так Черчилль объяснил истинные мотивы французов.
УШЛЫЕ РЕБЯТА–2, ИЛИ ТАНЦЫ СО СТАЛИНЫМ
Александр КОНДРАШОВ
01.04.2015
Отклик на первые восемь серий «Орлова и Александров» я завершил так: «Досматривать эту спекулятивную наглую халтуру не буду. И никому не рекомендую». Некоторые читатели расстроились из-за того, что вторая половина сериала останется, так сказать, без присмотра, а там есть что прокомментировать. Посему пришлось досмотреть сериал и убедиться в том, что в последних сериях кроме унылых мелодраматических сцен есть-таки невиданные концептуальные перлы. Как же! Сталин запел: «С одесского кичмана сбежали два уркана». И сплясал.
В сериале только два безоговорочно положительных персонажа – выдающийся оператор Владимир Соломонович Нильсен и председатель «Союзкино», большевик с дореволюционным стажем Борис Захарович Шумяцкий (в 1930 году с партийной работы «бросили на искусство»). Он – интеллигентнейший, заботящийся о молодых талантах, образованный, чуткий, свободномыслящий человек («Мастера и Маргариту» читал!). Арест Шумяцкого производит на Александрова и Пырьева страшное впечатление, они думают, как можно помочь несчастному, едут к Эйзенштейну. Под тревожную музыку (иногда она подозрительно похожа на саундтрек «Однажды в Америке») Сергей Михайлович говорит, что он «написал Сталину письмо в защиту Шумяцкого»… Ложь, ложь, ложь. Эйзенштейн (как и многие кинематографисты тогда) презирал Бориса Захаровича за вопиющую необразованность и некомпетентность и не скрывал этого. За 7 лет правления «наркома кино» не вышел ни один фильм Эйзенштейна. Его «Бежин луг» закрыл именно Шумяцкий.
В сериале он предупреждает о возможном аресте Нильсена, у которого тоже солидное революционное прошлое (до работы в кино он успел вступить в компартию Германии, поруководить комсомолом в Москве и даже побывать в ссылке), он сообщает, что у одного из их арестованных друзей обнаружен архив Троцкого. Говорят они, как опытные заговорщики. Сталина оба явно ненавидят. Впрочем, его ненавидят в сериале все, но такие, как Александров и Орлова, – тайно, они могут вести двойную игру, терпеть унижения, а такие, как Нильсен, – нет.
Раз есть положительные герои, то должен быть и отрицательный, он плетёт интриги и хочет всех положительных извести. Кто же это? На эту роль сценаристы утвердили Лаврентия Берию. Начиная с «Весёлых ребят» он ставит палки в колёса нарождавшемуся советскому кинематографу, попутно пытаясь овладеть Орловой, у него это не получается – он мстит.
В сериале мы видим, что во время одного из концертов Любови Петровне некто преподнёс букет чёрных роз с отравленными шипами, она укололась, слегла и почти умирала. Сталин в бешенстве требует от Берии, чтобы тот нашёл противоядие, понимая, что Орлову хочет убрать именно он. Берия находит противоядие, а того сотрудника, что преподнёс цветы, НКВД безжалостно уничтожает.
Тоже ложь, наглая ложь.
На самом деле «розовое отравление» произошло не до войны, как в фильме, а в 1952 году, и не где-то на Урале, а на Западной Украине. Видимо, бандеровцы хотели убить знаменитую русскую артистку. Сталин действительно был обеспокоен, Орлову срочно привезли в Москву, лечили лучшие врачи, сделали множество переливаний крови и вылечили. Так что Берия тут ни при чём.
Большую часть сериала по замыслу сценаристов сотрудники НКВД-ГПУ вмешиваются в кинопроцесс, но во главе «органов» тогда стояли Ягода, а потом Ежов. Берия же, до того работавший на Кавказе, возглавил НКВД только в ноябре 1938 года. При нём была остановлена ежовщина, освобождены сотни тысяч арестованных. То, что говорится с хрущёвских времён о Берии, не совсем правда или совсем неправда. На Берию свалили все преступления того периода. А ведь именно Хрущёв был первым секретарём МГК и вместе с Ежовым усердствовал в Москве в 1937 году, но в фильме их нет.
Есть вездесущий монстр Берия, который никогда не стал бы подбивать клинья к Орловой, зная отношение к ней Сталина. Однако и Сталин не волочился за «Любочкой», генсек был ею увлечён как актрисой. Если бы он хотел, как теперь говорят, «отношений» с нею, то не делал бы это так топорно и глупо, при всех приглашая её уединиться то в кремлёвском дворце, то на даче. И не был в 30-х годах он так стар и противен, каким его играет актёр. Говорят, что у Сталина были увлечения (называют фамилии нескольких оперных певиц), но историки достоверно подтвердить это не могут. А создателям сериала компрометировать Орлову и выставить Сталина старым сладострастником можно и нужно!
УШЛЫЕ РЕБЯТА, ИЛИ ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ИСТОРИИ ЛЮБВИ
Александр КОНДРАШОВ
01.04.2015
В последние годы на нашем ТВ произошли перемены, которые не заметить нельзя, и предсказать их последствия – тоже. Оставим в стороне информационно-политическое вещание, которое сейчас на подъёме, – оно существует по законам политической жизни и отвечает на поставленные государством задачи. В условиях холодной войны, которую против России ведут за рубежом и некоторые СМИ внутри страны, это естественно и необходимо: государство обязано защищаться и защищать своих граждан. Удивительно то, как эти перемены восприняты телезрителями, – оказывается, они давно ждали нормальной российской государственной пропаганды.
А всё остальное ТВ? Оно жило и живёт по законам рынка. Рынок сам всё управит? Известно, как он управил в экономике, и что было бы, если государство не стало вмешиваться в дела большого бизнеса. Ну а на телевидении как? Что оно пропагандирует? К чему пришло развлекательное ТВ? Какие изменения произошли с его творцами, что стало со зрителем? Философы и социологи, наверное, когда-нибудь напишут диссертации на эти темы. Попытаемся помочь им, рассмотрев свежий пример, – сериал «Орлова и Александров» на Первом канале.

Многих людей, особенно имеющих отношение к искусству, он до крайности возмутил. Для старшего поколения Любовь Петровна Орлова и Григорий Васильевич Александров, а также многие другие персонажи фильма – важная часть жизни. Взаимоотношения между героями – сложные, романтические, драматические – требуют внимательного, бережного отношения и заслуживают адекватного великой эпохе воссоздания. Но эпоху эту свели в шутку. Глупую шутку. Актёры почти никто ни внешне, ни внутренне не похожи на изображаемых исторических персонажей, многое, если не всё, в их биографиях переврано.
Олеся Судзиловская – актриса с отличными данными, но какое отношение она имеет к Орловой? Она с самого начала как будто играет Анюту из «Весёлых ребят», прислугу, капризную субретку, а не героиню.
Трудно представить более непохожего на Александрова актёра, чем Анатолий Белый. С чего создатели взяли, что Григорий Васильевич служил в цирке акробатом? Чтобы показать, как он угодливо кувыркается перед Сталиным и Горьким? А что в этом фильме с париками, почему они такие куцые?
Как тут выглядит Эйзенштейн? Кажется, что кучерявый мелким бесом, вертлявый, толстенький Виталий Хаев играет не гениального русского режиссёра-первооткрывателя, а местечкового ловчилу, вовремя примкнувшего к большевикам, которого партия бросила со снабжения высшего командного состава на кинематограф.
В фильме сцены съёмки «Броненосца «Потёмкина» присутствуют как пошлейший фарс. После того как обиженный Александров предложил Эйзенштейну самому прыгать в холодную воду вместо отказавшихся актёров, игравших офицеров, Сергей Михайлович говорит ему с одесским прищуром: «Гриша, ты прекрасно знаешь, евреев на флот не принимали». Между тем Эйзенштейн имел не только буйную шевелюру (в молодости) и могучий темперамент (всегда), но и совсем «не одесское» происхождение. Сын действительного статского советника и внук купца первой гильдии, он, кстати, в армии служил, весной 1917-го поступил в школу прапорщиков... Но главное, что удручило: съёмки легендарного фильма представлены как затея мелкотравчатых прохиндеев.
В сериале есть и Владимир Иванович Немирович-Данченко. Здесь он – похотливый старик, домогающийся Орловой. Стыдно и больно было смотреть. На самом деле в Любочку был влюблён сын основателя МХАТа Михаил, и отказала она ему, а не великому сподвижнику Стани¬славского.
В одной из серий мы слышим диалог бывшей жены Александрова с Орловой: «Что, актрисулька, под режиссёра легла? Передком карьеру делаешь?» – и перечисляет тех, под кого «актрисулька ложилась». Орлова, попивая винцо, как прожжённая куртизанка, цинично и честно признаётся во всём, кроме одного: «Под Немировича – не-а!»
Придумали сценаристы зачем-то (потом понятно стало – зачем) коварного грузина из ГПУ, который во время съёмок «Весёлых ребят» в Гаграх стучит на группу и провоцирует пьяного Эрдмана на исполнение антисталинских басен. Но на самом деле было не совсем так. Злосчастные басни исполнял не Эрдман, а Качалов, и не в Гаграх, а на правительственном приёме. И почему красавец, любимец женщин Николай Робертович Эрдман в сериале так плюгав и зануден?
1 ... 2 ... 3 ... 4 ... 5 ... 6 ... 7 ... 8 ... 9 ... 10 ... 11 ... 12 ... 13 ... 14 ... 15 ... 16 ... 17 ... 18 ... 19 ... 20 ... 21 ... 22 ... 23 ... 24 ... 25 ... 26 ... 27 ... 28 ... 29 ... 30 ... 31 ... 32 ... 33 ... 34 ... 35 ... 36 ... 37 ... 38 ... 39 ... 40 ... 41 ... 42 ... 43 ... 44 ... 45 ... 46