Советуем прочитать  
«В парадных военных расчётах…»
Евгений СЕМИЧЕВ
07.05.2018
* * *

В парадных военных расчётах
Великая слава течёт.
В расчёт не берут желторотых.
Их скромная слава не в счёт.

Оркестров мажорное форте –
Бесстрашным солдатам страны.
А дети победного фронта
Стоят у обочин войны.

И с ними стоит моя мама,
И машет героям рукой.
Салютов небесная манна
Над Родиной плещет рекой!

За спинами граждан нарядных,
Ничуть не смущая их вид,
На ящике из-под снарядов
В слезах моя мама стоит.

Вот так всю войну простояла,
Поскольку росточком мала.
Снаряды она снаряжала
И верой в победу жила.

Не то моей маме обидно,
Что горьким был доблестный труд,
А что из-за роста не видно,
Как строем гвардейцы идут.

Несметные выпали беды
На долю геройской страны.
А дети священной Победы
Стоят у обочин войны.

В толпе ротозеев парадных,
Ничуть не смущая их вид,
На ящике из-под снарядов
Военное детство стоит.

г. Новокуйбышевск 
Самарская область
СЕЛО ЗАВОЖАНЬЕ
Валерий КАЗАКОВ
07.05.2018
СЕЛО ЗАВОЖАНЬЕ

Зима сорок второго года.
Чернеют редкие дома,
и одичало с небосвода
глядит голодная луна.
Там мама худенькой девчонкой,
забыв про игры и букварь,
вращает жернов
и в воронку
ссыпает детства календарь…
– Я сын! 
            Прошу, меня пустите! –
кричу я страшным тем годам. –
Я не нарушу ход событий,
лишь хлеб 
                   для мамы передам!..

Москва
МАТЬ ПАРТИЗАНА
Лариса ВАСИЛЬЕВА
07.05.2018
МАТЬ ПАРТИЗАНА

Там, говорят, дорога гиблая,
там ветру стыть, там выпям выть,
туда одна старуха хриплая
в ночи повадилась ходить.

Она сидит на белом камешке
среди нехоженых болот
и на ладони будто шанежки
на сковородочке печёт.

Там ей знакомы все извилины,
все камни, ветки и сучки,
к ней поворачивают филины
свои безумные зрачки.

Порою утренней, туманною,
когда кровавится восток,
перед могилой безымянною
она оставит узелок.

И побредёт. Мне повстречается
и скажет: «У сынка была.
Уж мне там славно отдыхается,
уж я там ела да пила.

Невестка добрая, опрятная,
внучок – головушка светла…
Да тяжела путя́ обратная,
поди, в последний раз была».

Москва
САНЬКА
Михаил РЕЗИНКИН
07.05.2018
САНЬКА

Я мог, но я не пошёл на таран.
Ты снова входишь чужим в мой дом
и к моей водке тянешься.
Санька, Санька,
ты ж передо мною – пацан
и пацаном останешься.
Ты не был асом. Это я был ас.
И хотя нас было двое, а их шестеро,
я мог войти в перекрёст
пулемётных трасс
и снять севшего на твой хвост
«мессера».
И тогда я приходил бы к тебе домой,
просто так, запросто, чтобы побеседовать,
пил бы твою водку…
Санька, Санька,
ну кто ты такой,
чтобы сорок лет меня преследовать?
Ты не был асом. Ты мог уйти,
но ты не сумел.
Это я был ас.
Но, в конце концов, сколько раз
можно старое переваривать?
Давай помолчим. Молчи, Санька.
Ведь ты же сгорел.
А я сейчас слишком пьяный,
чтобы с тобой разговаривать.

Оренбург
«Ночью во сне отступает город…»
Дмитрий МЕЛЬНИКОВ
07.05.2018
* * *

Ночью во сне отступает город,
гаснет электрический свет,
в комнату врываются призраки с фронта,
партизан берёт за грудки майора:
– Когда все это кончится? – Никогда, Гонта.
Обратной дороги нет.

Русским ледоколам – белое безмолвие, Гонта,
русским китобоям – самое сердце тьмы,
нам же с тобою выстрел или воронка,
здесь, посреди зимы,
нас умножат на ноль за эти камни в телегах,
наши кости растащит зверьё,
но мы все же приблизим нашу Победу,
пусть и не увидим её.

И Гонта глядит в голубые глаза майора,
скалясь, как серый волк,
и они уходят по коридору
прямо в Бессмертный полк.

Москва
ПОБЕДИТЕЛЬ
Виктор КИРЮШИ
07.05.2018
ПОБЕДИТЕЛЬ

Грязь месил,
В медсанбате срывал бинты,
Стали руки темней свинца…
Я не знаю,
Не знаю совсем, кто ты, –
Ни фамилии, ни лица.

Ведь Россия-мать велика собой,
У неё не счесть сыновей.
А случится бой: там солдат – любой.
Все одной семьи и кровей.

Тополя цвели, пели кочеты,
Но пришёл июнь ледяной.
Сколько холмиков по обочинам
У тебя, солдат, за спиной!

От Москвы лежал в десяти верстах –
Всё равно своё наверстал!
Позади война, впереди рейхстаг.
Вся земля тебе – пьедестал.

Москва
ДЕНЬ ПОБЕДЫ
Леонид ШЕВЧЕНКО
07.05.2018
ДЕНЬ ПОБЕДЫ

…День Победы: синева,
над головою ангел-мститель,
любая женщина – вдова,
любой мужчина – истребитель.
Я видел Гитлера во сне,
ну а потом пришла Победа.
«Купи мороженого мне
плодово-ягодного, деда…»
Но дед не смотрит на меня,
ему давно пора обратно,
он превращается в туман
и говорит: «Молчи,болван».
Троллейбус, почта, магазин.
На рынке клетка с попугаем.
Идём по городу, скользим
и пропадаем, пропадаем.
Повсюду флаги и сирень,
в моей руке воздушный шарик,
тяжёлый шарик, красный шарик.
И я кричу: «Купи, купи
(и просыпаюсь) – 
плодово-ягодного, деда…»
Над городом салют. Победа.

Волгоград
ПАРАД ПОБЕДЫ
Людмила ФИЛАТОВА
07.05.2018
ПАРАД  ПОБЕДЫ

Огляжу деда Колю, сдувая пылинки,
чёрный кортик со львами в руках подержу…
Мама скажет: «Не дед у тебя, а картинка!»
Улыбнусь, и в ответ ничего не скажу.

Выйдем вместе на площадь, и средь ветеранов
зашагает мой дед, заблестят ордена.
И умолкнут его наболевшие раны,
и сама распрямится на марше спина.

Будет дедушка мой всех красивей и выше.
Все медали до блеска начищены мной.
Я окликну его, только он не услышит
голос мой за походной военной трубой…

Калуга
ПРАЗДНИК ПОБЕДЫ
Сергей ЩЕРБАКОВ
07.05.2018
ПРАЗДНИК ПОБЕДЫ

Праздник Победы. Наглажены брюки.
Взрослые пьют за Победу до дна.
К деду пристали настырные внуки:
– Дед, расскажи про свои ордена! 

Он не любил разговоров об этом,
Так же, как старых траншей за рекой.
– Дедушка, милый, вот стану поэтом…
– Ладно, послушайте, случай такой.

Тесно в землянке от нашего брата,
Курим по кругу, обычай таков.
Вдруг приказал лейтенант виновато:
– Связь перебита, пойдёт Щербаков.

Я попрощался. Идти под обстрелом.
Трое уже не вернулись назад.
Провод тяну да молюсь неумело –
Пусть не убьют, и не надо наград!

Мне повезло, отозвался наш зуммер,
Вроде и фриц не тревожит ничем.
Вдруг началось. Я упал, но не умер.
– Дедушка, милый, так плакать зачем?

Что было дальше? По-русски упрямо
Всё же дополз мой израненный дед –
Вместо землянки глубокая яма,
Нет лейтенанта, товарищей нет.

И никогда ничего не поправить.
Разбередили стаканом вина
Вечную боль или вечную память…
Дед, расскажи про свои ордена!

г. Мытищи
Московская область
«Артиллеристы, Сталин дал приказ!»
Юрий ЩЕРБАКОВ
07.05.2018
* * *

«Артиллеристы, Сталин дал приказ!» – 
Хрипел отец за чаркою до пота.
Пел, как умел, фальшивя всякий раз,
Он, командир зенитного расчёта.

И некому помочь и подтянуть
Ему в застольной песенной кручине – 
Его расчёт земной окончил путь
Под Сталинградом и в днепровской стыни.

Не трижды ли сержанта обошла
По кругу поведённой смертной чашей
Судьба – хозяйка бражного стола,
Где вместе за столом и наши, и не наши…

Отец, прости, что в прежние года
Я не болел твоей заветной болью.
Казалось мне, что это навсегда – 
Твой слёзный хрип в негаснущем застолье.

Наверно, время делает мудрей,
Вдруг возвращая главный смысл понятьям.
«Из сотен тысяч батарей
За слёзы наших матерей,
За нашу Родину! Огонь!»
Ты слышишь, батя?

Астрахань
«Когда на братскую могилу…»
Николай ДМИТРИЕВ
07.05.2018
* * *

Когда на братскую могилу
Я приношу свою тоску,
Я думаю: а мы смогли бы
Вот так погибнуть за Москву?

Уже навек во тьме кромешной
Уткнуться в снеговую шаль?
Сорокалетней, многогрешной,
Угрюмой жизни – тоже жаль.

Смогли б, наверно. Но не скрою,
Что в бой ушли б с большой тоской:
Известно ль было тем героям
О куцей памяти людской?

И что Москву к ногам положат
Не трёхнедельным удальцам –
Бандитам, стриженным под ёжик,
Своим ворюгам и дельцам.

И всем самоновейшим  ваням,
И тем, кто кормится при них,
Кто подплывает к изваяньям
С собачьих свадебок своих.

Стоят, косясь не без опаски,
С иноплемённою душой.
Им те высоты – остров Пасхи
С культурой странной и чужой.  

Московская область
ХОЛОДА
Владимир ПАВЛИНОВ
07.05.2018
ХОЛОДА

Маме

К печи поленья поднеси,
оладьи замеси.
Трещат морозы на Руси,
морозы на Руси.

Безмолвен лес, безлюден сад,
и в поле ни следа –
такие холода стоят,
такие холода!

Ах, мама! Ты едва жива.
Постой, ты вся в снегу.
Оставь тяжёлые дрова,
давай я помогу.

Зачем ты всё  –  сама, сама?
Не стой на холоду…
Какая долгая зима 
в сорок втором году!

Не тает иней по углам,
а ночь – над головой.
Мука – с картошкой пополам,
над полем – волчий вой.

Дымятся снежные холмы,
и ночи нет конца.
Эвакуированы мы,
и нет у нас отца.

Так страшно дует из окна,
и пруд промёрз до дна.
Так вот какая ты, война!..
Что говорить? Война.

Забыл я дом арбатский наш,
тепло и тишину.
Я брал  двухцветный карандаш.
Я рисовал войну.

Шли танки красные вперёд.
Под ливнем красных стрел
вниз падал чёрный самолёт
и чёрный танк горел…

Лютее, снежнее зимы
не будет никогда.
Эвакуированы мы
из жизни навсегда.

Метёт, а небо так черно,
что кажется: сейчас
на нас обвалится оно –
да и придавит нас.

Москва
«Дым над осенью…»
Михаил СОПИН
07.05.2018
* * *

Дым над осенью,
Резкий и синий.
Едкой гарью
Октябрь напоён.
Дым. И дождь
По военной России,
Проникающий в сердце моё.
Дождь:
По горьким солдатским усмешкам,
По глазам,
По стальному стволу.
Догорают избы головешки.
А над полем – кувшин на колу...
Кони. Кони.
Блестят, как тюлени.
Где-то справа машины гудят.
Прикрываю руками колени,
Меж лопаток –
Мурашки дождя.
Я не знаю, зачем,
Но запомню:
Что-то слышно
В недальней пальбе.
Что-то думают мокрые кони
О своей
И о нашей судьбе.
Начинается новая эра,
Отсекая дороги назад.
Я рождаюсь вот здесь,
В сорок первом –
Мёртвым сверстникам
Глядя в глаза.

Вологда
БОЛЬШАК
Валентин УСТИНОВ
07.05.2018
БОЛЬШАК

Всю ночь мы уходили большаком.
Горел июль.
Навстречу шла пехота.
Дымились паром Мстинские болота.
Дымил большак растоптанным песком…

Всю ночь мы уходили в тишину –
мальчишки и девчонки из детдома.
И слушали огромную войну.
И путали её с протяжным громом.

Мы только начинали жить тогда.
И первые мои воспоминанья:
в помятый чайник бьющая вода
на маленьком разъезде без названья.

Там, над холмом, на семь ветров страны
расправив сучьев крепкие суставы,
вздымался дуб, от грозной вышины
укрыв собой обозы и составы.

Внезапный свист.
И вмиг (как смерть нага!)
земля распалась в рыжем смерче взрыва.
И рядом в небе, вздыбленная криво,
качалась вехой конская нога.

Состав чадил.
Треща, пылали брёвна.
По щепьям дуба густо лился сок.
Наш воспитатель Ксения Петровна
пыталась встать – и падала в песок.

Она шептала – пот катился градом –
прерывисто, клокочуще дыша:
– Не ждите… Уходите… Эти рядом…
Веди их, слышишь?!
Ты теперь большак…–

Потом умолкла.
Помню только ком
песка в ладони – бурый, тёплый, клейкий…
Потом мы шли июльским большаком
в прожжённых, взрослых, жарких телогрейках…

Тогда большак шёл только на восток.
Над ним дождём осколки моросили.
Концом пути казался нам исток.
Но мы уже узнали: мы – Россия.

У эшелонов клянчили погоны,
выспрашивая взрослых о войне.
Рвались назад – влезая под вагоны,
мотаясь бесприютно по стране.

На полустанках с голодухи пухли,
тая в глазах горячечную боль, – 
и чёрные угрюмые старухи,
жалея, забирали нас с собой.

По большаку –
в разбитые деревни,
где что ни дом – то щели да беда,
где что ни сад – то чёрные деревья,
где что ни стол – то жмых да лебеда.

Мы вместе с ними осенью вставали
и, взяв мешки, корзины, туески, 
шли по жнивью. 
                        И молча собирали
опавшие при жатве колоски.

Опорки расползались на ногах.
Терпели всё, друг друга убеждая,
что каждый новый колос урожая –
ещё обойма в сторону врага…

И час настал: большак повёл на запад.
И снова я себя запомнил там –
на полустанке,
где взрывчатки запах
не весь истлел, растёкшись по кустам.

Увидел дуб, расколотый ударом,
когда швыряли «юнкерсы» громы.
И замер я. 
              И понял, что недаром
его с Отчизной сравнивали мы.

Ещё обломленные ветки слиться
с землёю не успели до конца –
янтарный сок,
целебная живица,
врачуя, заслезилась по рубцам.

И в час, когда растаявшие снеги
рванулись ввысь, туманы зазмеив,
вокруг рубцов проклюнулись побеги,
погибший дуб собою заменив.

И меж дубков, познавших боль и сталь,
я ощутил себя частицей силы –
той, что зовётся испокон – Россией…
И предо мною жизнь раскрыла даль.

Москва
«Село, в котором я родился…»
Олег ЧУПРОВ
07.05.2018
* * *

Село, в котором я родился,
Дом с покосившимся крыльцом…
Я вспоминаю, как гордился
С войны
Вернувшимся отцом!
Ну, у кого ещё похожий,
На все на сто
                   дворов окрест,
Был вот такой –
Обитый кожей
Никелированный протез?!
Теперь пригрезится –  
Сквозь муку, –
Как я не раз отца просил
Снять
Металлическую руку:
Перед ребятами форсил!
И он снимал. Глядел в окошко.
Блестели тускло ордена.
И, будто мёрзлая картошка,
Катилась по небу луна…
Потом – отцовская могила.
И скудный хлеб
Тех трудных лет.
И тихо мама говорила:
«Учись, сынок!
Ученье – свет…»
Но, пережив и с ней разлуку,
Увижу вновь, как станет мать
Ту –
     словно бы живую! –
                                  руку
К груди иссохшей
Прижимать…

Санкт-Петербург
1 ... 2 ... 3 ... 4 ... 5 ... 6 ... 7 ... 8 ... 9 ... 10 ... 11 ... 12 ... 13 ... 14 ... 15 ... 16 ... 17 ... 18 ... 19 ... 20 ... 21 ... 22 ... 23 ... 24 ... 25 ... 26 ... 27 ... 28 ... 29 ... 30 ... 31 ... 32 ... 33 ... 34 ... 35 ... 36 ... 37 ... 38 ... 39 ... 40 ... 41 ... 42 ... 43 ... 44 ... 45 ... 46 ... 47 ... 48 ... 49 ... 50 ... 51 ... 52 ... 53 ... 54 ... 55 ... 56 ... 57 ... 58 ... 59 ... 60 ... 61 ... 62 ... 63