Советуем прочитать  
ТОНКАЯ ПРОЗРАЧНАЯ ЛИНИЯ
Глеб БОБРОВ
27.01.2015
Очерк

В неглубокой яме свалены обломки двух гробов. Под толстым слоем грязи можно даже распознать цвета – зеленовато-жёлтый и насыщенно-синий. В перевернутой крышке жёлтого гроба лежит скомканная куртка военного хэбэ. И форма, и бязевая обивка крышки покрыта округлой белой крупой. Вникать, что это такое, категорически не хочется. Сверху на шею свинцовой тенью давят тучи. Непрестанно идёт моросящий дождь. Даже небесам тоскливо на этом пустыре. Мы по щиколотки в грязи стоим у ям. Впереди за пустырем видны руины измочаленной в хлам Новосветловки, а сзади – ограда Свято-Покровского храма. Мы – это миротворческая группа: луганские «афганцы», российские общественники и представители украинского «Офицерского корпуса». Плюс журналисты: корреспондентская группа Луганского информационного центра и тележурналисты «СТБ» от Украины. Миссия предельно проста – передать украинской стороне тела шести военнослужащих убитых в летних боях за Новосветловку.

«Передать» – звучит просто. Однако по логистике обеспечения это почти военная операция. Началось все ранним утром. Основную согласовательную работу проделали наши «афганцы» – Глава Луганского Союза ветеранов Афганистана Сергей Шонин, да его зам и верный соратник Виктор Муха. Сколько времени и сил потребовалось на взаимное согласование по обе стороны фронта – одному Богу известно, но сегодня мы с вооружённым комендантским эскортом уже выдвигаемся к блокпосту у города Счастье.
Некогда разделенная отбойником шикарная трасса изувечена воронками. Отбойник во многих местах закручен и порван взрывами. Машины постоянно перестраиваются с правой стороны на левую прямо по разжеванным в кашу газонам. Дорого покрыта равномерным слоем грязи. У блокпоста картина, как в Первую мировую: капониры, блиндажи, траншеи и ходы сообщения в полный рост. Везде покрошенные в щепу деревья, мусор и всепроникающая непролазная грязь. Над унылым военным пейзажем, под нескончаемым промозглым дождём стоят бойцы ополчения. Вышли. Обнялись с мужиками. По фронтовой традиции соприкоснулись плечами, словно на мгновение поддержав друг друга. Дальше двигаться нельзя: через километр-триста блокпост «укропов». Иначе здесь противника не называют. Мост, говорят, заминирован. И – да: «Машины отгоните за посадку – не дрочите корректировщиков с "той" стороны».
Пока загоняли транспорт, «афганцы» выставили из окна парламентерский флаг организации и поехали на ту сторону. Витя Муха со смехом рассказывал, что «айдаровцы» прошлый раз пообещали его посадить на пару дней «на подвал». Мол, «шибко борзый». Шутили или нет – никто не знает. Но он поехал. Через пятнадцать минут вернулись. Следом за бусиком «афганцев» пришла «Газелька» с бумажными прямоугольниками на стекле: «Груз 200». Это – первый этап нашей операции: встреча «труповозки» и представителей украинской общественной организации «Центр освобождения пленных "Офицерский корпус"». Вместе с ними несогласованно приехали и журналисты СТБ. Имеют право. Правда, мне сложно представить наших журналистов на территориях подконтрольных, например, батальону «Айдар».

Следующий пункт – Новосветловка. Именно там эксгумировано шесть тел одностороннего обмена. Назад возвращаемся в бусике, сидя прям на головах. В кабине «труповозки» ехать желающих не нашлось. Украинские телевизионщики Боря и Алексей напряжены и молчаливы, но работу свою делают чётко – прямо из залитых дождём окон снимают разрушения, останки военной техники и остовы уничтоженных украинской артиллерией объектов. Поглазеть им есть на что. Бывший стационарный пункт ГАИ ощерился из-под земли тремя осколками фундамента и рассыпался посередине трассы большой кучей дробленого кирпича. Две заправки – газовая и обычная – разметаны прямыми попаданиями и полностью выгорели. От танка остался только остов – перевернутая башня валяется поодаль, видимо, сдетонировал боекомплект. Это я уже видел в Афгане – узнаваемо. У башни и остатков брони пожухшие венки и выгоревшие фотографии.
Представитель «Офицерского Корпуса» Алла Борисенко изредка отмечает особо впечатляющие объекты. Телевизионщики воспринимают её указания, как безусловные команды. Сама немногословна, обстоятельна. В глазах невыразимая тоска.
На въезде в город народ оживился. Журналисты СТБ заметно поражены наличием жизни в Луганске. Остановки транспорта, многочисленные пешеходы, работающие магазины – всё это вызывает неподдельный интерес и удивление. Также гостей заметно впечатлили разрушения. При попытке снять с ходу недостроенную 27-этажку за зданием СБУ «поймавшую» за лето три прямых попадания, оператор заметил:
– Далеко, мне не достать…
– Ничего, ваши гаубицы нормально доставали, – влет парируют наши «афганцы».
Шутку почему-то не оценили.
Луганск проскочили с комендачами, и на Новосветловку пошли сами – блокпостов внутри ЛНР больше нет. Ехали молча. Уже на подъезде Алла вдруг открыла на своем телефоне фотографию маленькой девочки и показала нам. Очаровательная кроха, только-только начавшая держать головку. Печальные глаза матери на мгновение озарились внутренним теплом.
– Соломия. Шесть месяцев уже…
Тут уж не выдержал я.
– Тебе надо с дочерью сидеть, а не трупаки по всей стране таскать.
– А этим кто будет заниматься? – ровно ответила она.
– Дочь сейчас с родителями?
В ответ Алла грустно покачала головой:
– У меня дома в Киеве живёт семья беженцев с Луганска. У них двое детей. Ну, и моя – с ними.
Глаза подернуты траурной дымкой, вокруг тёмные круги и какая-то еле ощутимая печать неизбежности. Хотел спросить про мужа, да осёкся. Как потом выяснилось – правильно сделал.
АЛЕКСАНДР БОРИСОВ: «Я ОТКАЗАЛСЯ ИГРАТЬ В РУСОФОБСКОЙ ПЬЕСЕ УЛИЦКОЙ»
Татьяна МЕДВЕДЕВА
22.01.2015
Московский актёр Александр Борисов съездил на Донбасс, и мир в его душе перевернулся. Он уже не смог играть в пьесе Людмилы Улицкой «Русское варенье». В ответ руководство театрального центра «Вишневый сад» указало ему на дверь. В этом частном эпизоде, как в капле воды, отразилось главное противоречие нашей жизни – в Донецке и Луганске гибнут люди, а в России многие продолжают жить так, словно это их не касается. Разнятся и оценки событий. Одни выступают за единство Русского мира, другие критикуют Россию за «имперские амбиции».
С принципиальным актёром встретилась корреспондент «Культуры».

культура: Почему возникло такое решение – съездить на Донбасс?
Борисов: Сам я из Перми, но Украина – моя историческая родина. Свой род я знаю вплоть до Переяславской рады. Не все в нашей семье было гладко. Некоторые родственники пострадали во времена голодомора, кто-то был репрессирован. Но мы никогда не разделяли русских и украинцев. Украинец для нас – это как сибиряк или уралец. Человек со своим говором, с местными особенностями, но такой же русский. Конечно, для нас стало трагедией, когда распался Советский Союз, и украинцы «обособились» в отдельную нацию, пытались строить своё государство. Ничего не получилось – противоречия накапливались все эти годы и вылились в военные действия на юго-востоке Украины. Я поехал на Донбасс, чтобы поддержать людей, которые решили оставаться русскими, несмотря на то, что по ним стреляют из «градов». Мне нужно было посмотреть своими глазами, кто бомбит мирные кварталы, кто ведёт обстрелы, чтобы потом никто не говорил, что я жертва пропаганды. Я увидел страшные картины: разрушенные дома, беспомощных стариков, голодных детей… Я подал десять гривен одной женщине, она стала целовать мне руки. У меня был ком в горле…
культура: В каком качестве Вы были в Донецке?
Борисов: Я ездил как частное лицо, хотел разобраться, помочь. Никаких друзей и знакомых у меня там не было. Поехал наугад, по собственной инициативе, за свой счёт. Снял номер в гостинице, потом квартиру. Общался с людьми, участвовал в социологических опросах. Это была моя первая поездка. Потом приехал еще раз и показал свой моноспектакль «Облако в штанах», который изредка играю в музее Маяковского. Я удостоверился, что жители Донецка и Луганска хотят только одного – присоединения к России. Я вернулся в Москву и уже не мог оставаться прежним. Меня шокирует, что в столице люди живут, как ни в чём не бывало – развлекаются, веселятся. А в это время идёт геноцид русских. Так и хочется крикнуть: что вы празднуете? Разве не видите, что война уже пришла в наш дом? В Киеве у власти фашисты.
культура: Почему Вы отказались играть в пьесе Людмилы Улицкой?
Борисов: Когда я вернулся из Новороссии, мне попалось на глаза её интервью, всё наполненное неприкрытой воинствующей русофобией. Оно было напечатано в одном из западных изданий. Я прочитал, и у меня был шок – что себе позволяет говорить о нашей Родине эта писательница. В нашем театре я был занят в постановке её пьесы «Русское варенье», крошечная роль. Я попросил, чтобы меня вывели из этого спектакля. Объяснил, почему. В пьесе тоже всё наполнено фразами типа: «Русский человек любит притворяться полным дураком, будучи при этом полным идиотом» – ну что это? Моя просьба вызвала неадекватную реакцию. Меня обвинили в том, что я нарушил трудовую дисциплину, когда уезжал на Донбасс. Хотя я отпрашивался, писал заявление, брал отпуск, никого не подвёл. В итоге – попросили написать заявление по собственному желанию.
культура: Вы разговаривали с руководителем театра? Что он Вам сказал?
Борисов: Александр Михайлович Вилькин – очень хороший режиссёр и педагог. Человек либеральных взглядов. По многим вопросам у нас разные точки зрения. Но раньше мы ладили. Театр «Вишневый сад» базируется на русской классике. Это не «Гоголь-центр», не спектакли Константина Богомолова. Мне бы не хотелось сейчас всё сводить к своей персоне. Я хочу достучаться до людей, которые здесь, в Москве, погружены в какую-то карнавальную жизнь. Совсем рядом идёт война. А вы не хотите этого знать. И думаете, что вас это не коснётся. Это ошибка. Уже приезжая в Ростов, ты попадаешь в другую реальность – там ополченцы, беженцы из Новороссии. Там рассказывают истории о трагедии на Украине – одна страшнее другой. Гибнут люди. Разрываются семейные связи. Мать отказывается общаться с сыном, сестра не разговаривает с братом. Война сделала врагами родных людей. Русские убивают русских.
ОБВИНЯЮ. КТО ПРИДУМАЛ, ЧТО «МОСКАЛИ НЕ ЛЮДИ»
Роман НОСИКОВ
20.01.2015
Посмотрев на отклик читателей на колонку «У русских жизни нет. Значит, и убивать можно», почитав критику, я пришёл к неутешительному выводу, что разговор придётся продолжить. Потому что слишком много нашлось людей, которые не в состоянии осмыслить причинно-следственные связи между культурой и человеческим поведением.
Некоторые люди стали обвинять меня в ненависти. Они считают, что это очень нехорошо с моей стороны – их ненавидеть.
Они отчасти правы. Они не понимают только одного – как сильно, как глубоко, как жутко я их ненавижу. Как долго во мне росло это чувство.
Такое возникает ощущение, что некоторые люди пытаются по-тихому отползти от понимания некоторых вещей…
…Откуда же они взялись, такие своеобразные и ни на что не похожие?
Вы скажете, что с Украины, но вы не совсем правы.
Этих людей не забросили с Марса. Их тут, на нашей планете, в нашем и соседнем государствах нашей страны воспитали. Это продукт культуры.
То есть на теперешней Украине этой новой породы человечества на порядки больше (там это агитационный мейнстрим, несущийся который год из каждого утюга), но и у нас, как видите, есть. Потому, что культурное пространство-то общее. Разница только в том, что у нас воспитание людей в подобное в государственную политику так и не превратилось. Хотя попытки были. И даже иногда снова повторяются.
Я прошу обратить особое внимание на их новояз.
Там используются специфические слова для обозначения краеугольных для их мировоззрения явлений.
Донбабве и Луганда – презрительное обозначение Луганска и Донецка, пародирующее названия стран Африки, то есть подчеркивающее принадлежность данных человеческих сообществ к третьему миру – дикарям.
Колорад – приравнивающее к насекомому обозначение человека, чтящего подвиг предков в борьбе против фашизма в Великой Отечественной Войне.
Ну, и наиболее любопытный персонаж из всех:
Ватник – символ условного русского: вечно пьяного, вымазанного в дерьме, природного раба, беспричинно и немотивированно ненавидящего западные страны, зацикленного на том, что у него «деды воевали». Кстати, созданный экс-россиянином.
Ватник – это персонаж комикса, продукт вульгаризации некоей идеи, в результате попадания этой идеи в интеллектуально и культурно примитивную среду. Откуда эта идея взялась и в чём она?
Он же только финал, логическое окончание долгого и систематического процесса.
Меня тут как-то спросили: чего это я вцепился в режиссёра Звягинцева? Это же не он начал войну на Донбассе!
Верно! Не он. Он только (естественно, не специально) использован как оправдание её продолжения. Он только сделал всё от него зависящее, чтобы майдановским нацистам даже и в голову не пришло считать луганцев и дончан за людей.
Вам сочетание презрения к странам третьего мира, пренебрежения к памяти и урокам Войны, вульгаризации и диффамации русского народа – ничего не напоминает? Вы нигде таких людей не видели? Может быть, в телевизоре? Или на книжных прилавках?
Кто это всё начал? Кто дал все возможности части наших же людей стать скотами, зверьми и фашистами? Кто открыл в массовую культуру путь для инферно реабилитации фашизма?
Кто придумал, что Сталин хуже Гитлера?
Кто заставлял людей стыдиться русского имени? Кто рассказывал людям, что их народу в прошлом нечем гордиться? Кто говорил, что у русских нет и не должно быть будущего? Кто учил стыдиться цветов ордена Славы, рассказывая про одну винтовку на троих, про «трупами завалили», про заградотряды и изнасилованных немок? Кто слепил образ русского из телогрейки, водки и рабства?
Кто всё это сделал?
Кто издавал книги? Кто снимал фильмы? Кто писал публицистику? Кто произносил речи?
Кто под видом и брендом «открывания Правды» – лгал? Кто под видом и брендом «обличения пороков» – клеветал и оплевывал вместо того, чтобы критиковать, учить и вдохновлять? Вместо того чтобы врачевать?
Кто эта банда самозванцев?
Я, конечно же, говорю о поздне- и постсоветской интеллигенции – творческой и не очень. Это они создали всё то, что позволило превратить человека в «восторженного дикаря».
И ради чего?
Ради прибытка? Верю.
Ради того, чтобы выслужиться перед тем, кого вы считаете сильным за счёт тех, кого вы записали в слабые? Тоже верю.
Но не это главное.
Гордыня. Им хотелось возвыситься. Им хотелось белых одежд. Им хотелось венцов Цвета и Совести Нации. Им хотелось ореолов пророков. Судейских мантий.
Беда в том, что для этого нужны такие вещи, как реальный авторитет, сострадание, глубина, любовь, страсть к высокому, смирение. Переживание связи с миром, со страной, с народом. Умение и желание сохранить эту связь даже тогда, когда народ унижен или оступился.
А если всего этого нет, а есть только амбиции и жажда признания, то как же получить желаемое?
Надо не стесняться.
Надо выдумывать грехи окружающих, чтобы обличать, надо выдавать за пороки – достоинства, надо судить за добродетель, надо повышать планку требований там, где совершён подвиг, оригинальничать и высказывать радикальные идеи там, где требуется глубина и такт. Не умеешь врачевать – бей по больному и говори, что бичуешь пороки. Плюй в лицо и говори, что это юродствование. Мочись на могилы и говори, что это правосудие. Обвиняй первым, не давай опомниться. Переноси на всех то, что хотел бы сделать или уже сделал сам. Все – негодяи, все – блудники, все – воры, все – убийцы.
Не умеешь понимать – обвиняй. Не умеешь врачевать – бей. Не умеешь возвышать – унижай. Не умеешь ничего – суди.
«У РУССКИХ ЖИЗНИ НЕТ. ЗНАЧИТ, И УБИВАТЬ МОЖНО». К «ОСКАРУ» «ЛЕВИАФАНА»
Роман НОСИКОВ
16.01.2015
Фильм российского производства «Левиафан» сорвал банк и получил один из самых важных кинематографических призов этой планеты, а затем был включён в шорт-лист как бы самого важного. Есть основания полагать, что получит и «Оскара».
Основой для фильма, как все знают, послужила душераздирающая история американского бизнесмена-одиночки.
Весной 2008 года Звягинцеву рассказали историю американского сварщика Марвина Химейера, у которого местный цементный завод пытался отобрать дом, после чего он заперся в бульдозере, разрушил здание завода и ещё несколько сооружений, а затем покончил жизнь самоубийством. Звягинцев загорелся идеей снять фильм в США по этим событиям, но потом прочёл новеллу Генриха фон Клейста «Михаэль Кольхаас» со схожим сюжетом и решил, что имеет дело с вечным мотивом, а действие фильма следует перенести в современную Россию.
Вся Сеть засорена восторженными и яростными рецензиями, что как бы намекает нам, что, наверное, фильм – всё же Событие яркое и не оставляющее никого равнодушным. Либеральная общественность радостно хлопает в ладошки, как при виде удачной пакости. Патриотическая общественность в гневе.
Согласно патриотической части Сети, фильм – мягко говоря, русофобское дерьмо, от просмотра которого хочется сдохнуть, потому что фильм лишает зрителя вообще какой-либо надежды на существование счастья жить в России.
Клянут Министерство культуры и Фонд Кино. Ибо фильм получил государственную поддержку, хотя о том, что он будет из себя представлять, можно было догадаться ещё из списка консультантов:
(Нет, я не против, чтобы оппозиция снимала кино. Я против того, чтобы ей платили мои государственные деньги. Категорически).
Короче говоря, причин для возмущения много. Авторов фильма справедливо, на мой взгляд, упрекают в конъюнктурщине, в потакании западной русофобии, в желании выслужиться.
Всё это, по-моему, – чистая правда.
Но вот на чём хотелось бы настоять. Вот что хотелось бы донести до каждого. Вот что необходимо помнить, обсуждая данный «триумф русского кино»:
А почему Звягинцев вдруг получает мега-премии? Несколько лет не было премий – и вот нате. С чего это? Чем Звягинцев отличается от остальных любителей пощекотать западный афедрон?
ЕЩЁ НИКОМУ НЕ УДАВАЛОСЬ ДОГОВОРИТЬСЯ С НАЦИСТАМИ
Сергей ГЛАЗЬЕВ
15.01.2015
Игнорирование западными лидерами приглашения Нурсултана Назарбаева о проведении переговоров по урегулированию украинского кризиса подтверждает бесперспективность попыток договориться с нацистской хунтой в Киеве, которая продолжает ежедневные убийства жителей Донбасса посредством артобстрелов. Это не получается по следующим причинам.
Во-первых, нацистская хунта не самостоятельна. Она манипулируется спецслужбами США, причем не через поставленного ими в качестве главы украинского государства Порошенко, а непосредственно. То есть американцы управляют членами кабинета министров, которых назначают по своему усмотрению, Нацбанком Украины, из которого вывезли украинский золотой запас, и, разумеется силовыми структурами, включая СБУ и Минобороны, которые проводят карательную операцию под надзором американских спецов. Из этого следует, что без согласования с США Порошенко ничего выполнить не может. В том числе, принять личное участие в переговорах.
Во-вторых, американцам переговоры в Астане не нужны, как и любые другие, на которых Россия может без них о чём-то договориться с европейскими лидерами. США нужна война в Европе, которая, как они надеются, станет для них очередной «хорошей войной» – позволит усилиться в конкуренции с Китаем за счёт стягивания с Европы и России ресурсов, подчинения их своим интересам. Поэтому США не позволят своим марионеткам что-либо всерьёз обсуждать с Россией.
В-третьих, с нацистами ещё никому не удавалось договориться. Точнее, они никогда не выполняли своих договоренностей. Просто потому что они не считают партнёров за людей. Переговоры они используют для обмана, затягивания времени, выторговывания преимуществ – для чего угодно, но только не для того, чтобы договориться искренне и всерьёз. В силу самоубежденности в своем превосходстве они рассматривают партнёра по переговорам как низшее существо, в отношении которого они могут действовать как угодно.
В-четвёртых, тем более невозможно договориться с украинскими нацистами, которые всегда были искусственно выращенным продуктом врагов России и никогда не выражали интересов народа Украины. Сейчас они являются орудием в руках американцев и решают поставленную США задачу по провоцированию войны с Россией. Семь десятилетий лет назад они помогали немецким фашистам, выполняя самую грязную работу по расстрелам мирного населения, включая женщин и детей, а также по проведению этнических чисток и убийством сотен тысяч людей – от белорусской Хатыни до киевского Бабьего Яра. Столетие назад они помогали австрийцам в геноциде против русинов, которых десятками тысяч мучили и убивали в первом в мировой истории концлагере Таллергоф. И тогда, как и сейчас, украинских нацистов отличало несколько атипичных для национализма особенностей: крайне низкий уровень образованности, незнание истории и культуры собственной страны; параноидальная ненависть к русским и России, не имеющая логических объяснений; угодничество и готовность служить любым иноземным силам в войне против России.
Наконец, в-пятых, нельзя надеяться на взаимопонимание с оборотнем. Президенты постсоветских государств надеются найти с Порошенко общий язык, взаимопонимание по очевидному вопросу – прекращению массовых убийств собственного населения. Они видят в украинских руководителях себе подобных – советских людей, прошедших комсомольскую и партийную школы, понимающих смысл дружбы народов, интернационализма и просто добра. Но в данном случае – это не так и по указанным выше причинам добиться этого взаимопонимания невозможно. Украинский нацизм – это смертельное душевное заболевание, которое лечится не переговорами, а трибуналом и судом. За геноцид русских на Украине, военные преступления против граждан Украины, многочисленные акты садизма и вандализма против живых и памяти мёртвых людей. Против России, Малороссии, Русской православной церкви, против самого народа Украины.
УКРАИНЦЫ СТАЛИ ВРАГАМИ УКРАИНЫ
Никита ВОЛЧЕНКО
14.01.2015
На фоне массовой скорби по убитым в Париже исламскими террористами журналистам украинский политикум вновь проявил свое альтернативное мировосприятие – Яценюк решил увязать гибель французских сатириков с «террористической активностью» России (новостной топ «Яндекс-Украина»).
Неизвестно, как отреагировала аудитория немецкого общества на подобный кульбит украинского премьера, но вряд ли бурно, ведь его хозяевами являются США, в то время как Германии отдана на кормление более скромная фигура Кличко. Чужих вассалов в цивилизованной Европе не принято пороть. В России же стоит в очередной раз задуматься об адекватности нынешних властителей Киева, с которым приходится вести переговоры.
Тем более странно слова Яценюка звучат на фоне другой новости – заявления советника главы МВД Украины Геращенко о запуске сайта «Миротворец», где собраны данные о 9000 «террористов» в зоне АТО. Нардеп гордо заявил, что данные собирают из социальных сетей патриотичные украинцы и сочувствующие россияне, а по спискам сайта уже задержано 150 человек «террористов и пособников».
Имена французских террористов-исламистов широко известны уже всему миру. Но кто же эти донбасские террористы, о которых синхронно заявили Яценюк и Геращенко 8 января? Открываем сайт «Миротворец», и первое, что видим, – только что внесенная в базу данных «Карманец Юлия – Террорист. Боевик НВФ. Жена боевика». Заботливо собранные патриотами фото со странички «Одноклассников» террориста – боевик с автоматом, боевик с мужем, боевик с Дедом Морозом, любимые цветы боевика. Приведена ссылка на страничку «террориста». А там – стихи:
«На асфальте мины оставляют кляксы. Девочка Полина пишет из Славянска. «Здравствуй, дядя Путин! Ты ведь любишь деток. ... Ты ведь даже тигров выпустил из клеток. Мама говорила, ты – хороший дядя.
А у нас бомбежка прямо в детском саде. Обвалилась крыша прямо на игрушки, Потому что, дядя, в нас палят из пушки. Потому что, дядя, есть плохие дяди. Вы бы им сказали, очень строго глядя... Вы же самый главный, вы же самый, самый... И у вас две дочки, мне сказала мама. Вы бы приказали всем снарядам, минам, Чтоб не попадали в девочку Полину.
Мне еще бы – годик, я пошла бы в школу, Я пошла бы в школу, если б не осколок... Я бы написала вам ещё красивей. Я бы написала, как люблю Россию. Я и вас бы, дядя, сильно полюбила... Если б... не убило».

Такая вот террористка... Этих строк и фото вполне достаточно, чтобы стать угрозой новой украинской государственности.
Ждём дружного хора российских и международных правозащитников, критикующих объявление террористами тысяч людей без суда и следствия, по данным из их социальных сетей. Тем более, по словам Геращенко, по этим спискам уже начались аресты, этими данными заинтересовались ЦРУ, ФБР, европейские контрразведки, по ним сделано мобильное приложение для украинских патриотов, охотящихся на врагов Майдана.
А как расправляются силовики и батальоны националистов с инакомыслящими и просто неугодными в современной Украине – широко известно даже в не замечающей ничего Европе.
Первые же страницы этой базы данных врагов новой украинской государственности с ходу опровергают и широко тиражируемые киевской пропагандой заявления, что борется она в Донбассе с путинскими наймитами, чеченскими головорезами и конными дивизиями ГРУ.
Девять из десяти врагов режима вслед за Юлией Карманец – коренные украинцы. Макеевка, Донецк, Кривой Рог, Луганск и т.д. Далее по списку – картина такая же. Одесситы, крымчане, но преимущественно – коренные донбассовцы. Объявленные вне закона новой властью. Объекты настоящей охоты со стороны части своих соотечественников.
Почему же так произошло?
Украинская модель национального сознания в постсоветском периоде строилась на простой полярной схеме – украиноязычный Запад страны против русскоязычного Востока. Малочисленная, сельская, но всегда политически отмобилизованная Волынь и Галичина против многомиллионного промышленно-городского Донбасса, Харькова, Одессы. Большого, но идеологически нейтрального – экономического гиганта, но политического карлика.
Двадцать лет независимости Украина довольно успешно балансировала между ценностными установками этих полюсов, являясь примером мультикультурного билингвального общества. Но многолетняя работа части украинских элит и их зарубежных кураторов по выстраиванию линии «Украина не Россия» привела к яркому эффекту в 2014 году – относительно монолитный пророссийский Юго-Восток страны после евромайдана претерпел внутренний раскол.
«С УКРАИНОЙ СЕЙЧАС ПРОИСХОДИТ ЧТО-ТО ПЛОХОЕ…»
Лев ЗОЛОТКО
10.01.2015
«Незалежная» в новом году: хроника событий и пессимистические прогнозы

Никакого замирения на землях Украины не ожидают ни ополченцы, ни киевские власти. «Минские соглашения» шелестят страницами где-то вдали, выпускают пар никого ни к чему не обязывающими фразами, которые произносят персоны без полномочий... Есть явственное ощущение, что все тянут время, хотя люди на Донбассе по-прежнему гибнут, и вообще внутри «украинского котла» идёт очевидный возгрев, который того и гляди в любую минуту даст выхлоп.
В праздничные дни в фокус снова попала Одесса. В ночь на 4 января в город вошли на военных грузовиках вооруженные подразделения в сопровождении более десяти бронированных автомобилей. На перекрестках оккупированного города дежурят автоматчики. Власти называют это «профилактическими антитеррористическими мероприятиями». По словам главы ГУ МВД по Одесской области И. Катеринчука, в ходе этой операции военные вместе с милицией будут «останавливать и проверять подозрительных лиц, производить досмотр личных вещей».
«Военные» снова принялись производить в городе «зачистки»: схвачены десятки лиц, якобы настроенных антирежимно.
Одесситы пишут в соцсетях: становится понятным, почему сюда нагнали не то нацгвардейцев, не то наёмников; в порт прибудут канадские корабли с нелетальной техникой для АТО, а чтобы «чого нэ вийшло», военных и прислали охранять эти грузы.
Правда, есть вероятность, что Чёрное море замерзнёт при нынешних морозах, и их посудины могут быть раздавлены льдами. Или вообще не смогут стать под разгрузку. Или вот такая запись в соцсетях: «Одесса осталась одна против этого дикарья, обложенная со всех сторон, задавленная, заполненная быдлоподобными стадами варваров, уголовной гопотой и истеричными залётными... К сожалению, то, чем славится наша красавица – своим стратегическим положением и многим другим, сейчас повернулось против нее самой. Одесса – слишком лакомый кусочек для этого Ига и расположена слишком далеко от возможных союзников».
Просачивается также информация, что введённые в город силы будут также задействованы для принудительной, 4-й волны мобилизации в ряды Вооружённых сил Украины.
Вот краткая ретроспектива одесских событий: 3 января на станции Одесса-Пересыпь произошёл взрыв, который привёл к разливу нефтепродуктов; 30 декабря украинские правоохранители заявили о предотвращении теракта в Одессе. Они обнаружили подозрительный автомобиль, в котором впоследствии нашли боеприпасы и даже беспилотный летательный аппарат; 27 декабря взрыв на одной из улиц города привёл к гибели одного человека. Погибшим оказался мужчина, который сам переносил взрывчатку; 23 декабря в Одессе бросили взрывчатку в машину Совета общественной безопасности, который собирает помощь для украинских силовиков, участвующих в «спецоперации», никто не пострадал; в ночь на 10 декабря прогремел взрыв в офисном здании того же Совета; 3 декабря на ул. Малой Арнаутской неизвестные взорвали магазин украинской символики «Патриот»...
Одесса стала по-настоящему горячей точкой на карте Украины. По мнению проживающего в Севастополе известного блогера и военного публициста colonelcassad (Б. Рожин), «продолжающиеся взрывы в городах Юго-Востока и ввод войск хунты в Одессу показывают, что параллельно с войной на Донбассе вяло, но целеустремленно раскручивается вооружённое подполье. Разумеется, какая-то часть этой подпольной деятельности может являться провокациями и оперативной работой СБУ и её американских кураторов, но вполне очевидно, что полностью сепаратистское и антифашистское движение в городах Юго-Востока не подавлено и оно служит питательной почвой для подпольщиков. Ценность этих акций пока скорее информационно-пропагандистская, нежели военная, но любое подполье всегда начинает с того, что заявляет о себе, а реальная эффективность наступает несколько позднее. Наши партизаны действуют в условиях поддерживающего их деятельность населения».
ОТВЕТ НЕБЫДЛУ
Роман НОСИКОВ
29.12.2014
К нам с открытым письмом обратился писатель по фамилии Никонов. Он не быдло. Для того, чтобы задать тон, я хочу привести цитату. Орфография и стилистика небыдла сохранены.
«Здравствуй, быдло...
Что, неожиданное обращение? Ну, да. Ты больше привыкло, чтобы тебя называли не в среднем роде, а в мужском – «народ». В этом слове тебе чудится нечто возвышенное и патетическое, хотя по сути это одно и тоже. Но как только особь начинает соотносить себя с какой-то группой, она сразу теряет индивидуальность и оскотинивается, даже не усредняясь, а равняясь на худшего в группе, ибо караван всегда идёт со скоростью самого медленного верблюда. Об этом ещё Лебон в своё время писал, рассуждая о толпе. А народ – это самая большая толпа, предельная группа. И ниже упасть уже некуда.
Так что, глупое, вынь изо рта пивную соску с надписью «Балтика» на колечке, собери глаза в кучку и попытайся сосредоточиться на том, что я тебе скажу.
Ты наверняка заметило, что в последнее время цены несколько выросли. Я наблюдал за твоей реакцией. Ты бегало по обменным пунктам и магазинам бытовой техники и лихорадочно пыталось спасти то немногое, что оказалось способно заработать. Мне не было тебя жалко. Потому что в одном из комментариев в интернете ты написало: «Ничего, прокормимся со своих огородов, мы привычные. Главное, что мы не уступили, и Крым всё-таки наш». Прочтя это утробное, как чесночная отрыжка, признание, я понял, что задача моя будет нелёгкой, но я постараюсь.
Для начала я покажу тебе зеркало. Сунь туда свою волосатую морду…»

…Мы могли бы проигнорировать это одиночное обращение. Нас ведь мало волнуют проблемы отдельных небыдл. Но, кажется, у них начался прямо какой-то сезон обращений к нам.
Вот обращается к нам некто Татьяна Щербина, тоже писатель:
«Над изречением, висевшем на каждом заборе, “Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить”, моё поколение издевалось, а напрасно. В конце 2014 года вдруг стало ясно, что это правда. Лежит он на Красной площади и магически руководит государством. Страна управляется магией, как Мордор, и око Саурона тут было бы к месту, зря отменили... Патриотично поддерживать (и финансировать, как в случае с Марин Ле Пен) ультраправые партии в Европе и ультраправых и ультралевых в России... Сечин, Кургинян, Проханов, Прилепин, Гиркин – герои сегодняшней РФ».
А вот кто-то Арина Холина, тоже писатель:
«У нас всё перевернулось. Ещё в годы СССР люмпены решили, что они самые важные. Срать себе в сапоги и затем надевать – вот культурные координаты общества. Люмпены травили интеллигентов и подшучивали над ними в анекдотах. И в общем, дальше ничего не изменилось...»
Одним словом, обращение массовое. А значит, это уже по нашей части.
Чтобы написать ответ небыдлу, я решил его как-то персонифицировать.
Конечно, очень хороши оказались писатели Холина и Щербина, но я всё-таки выбрал писателя Никонова, он фактурнее.
Итак, давайте посмотрим в это лицо. Вот что хотелось бы ему ответить.
«Здравствуй, небыдло.
Я рад, что ты, наконец, решило со мной поговорить о том, что тебя беспокоит.
Тебя беспокоит мой холодильник. Тебя беспокоит моя морда. Тебя беспокоит наш Крым. Тебя беспокоят мои сапоги. Тебе бы хотелось, чтобы я одумался и стал соотносить себя только со своей мордой, а никак не с согражданами и страной.
Я понял и учёл твои пожелания.
А теперь я тебе кое-что скажу.
Да, я знаю, что мне будет трудно. Я знаю, что мой холодильник пострадает. Я знаю, что я, может быть, не смогу провести отпуск в Турции или Чехии. Я знаю, что не смогу купить новую машину в этом году, как планировал. Я знаю даже, что в Москве будут волнения. И, может быть, будут теракты.
Но я считаю, что всё это стоит того дела, что было сделано. Крымнаш – это не просто салют и развевающиеся флаги. Это огромное количество людей, которых моё государство вытащило из ада и избавило от унижения и угнетения. И поэтому и Донбасснаш тоже неизбежен. И Одессанаша. И Киевнаш.
И значит – неизбежны и санкции, и давление, и угрозы, и шантаж, и падение уровня потребления.
Но это стоит того. Потому, что это цена человеческого поступка – спасения себе подобных. Это цена человечности.
И вот теперь мы переходим к тому, что меня беспокоит в тебе.
Во-первых, меня беспокоит, что тебе не нужна и не важна человечность.
А во-вторых, в трудный момент ты ссышься.
Потому что никак иначе я твои философствования обо мне оценить не могу.
Это только тебе кажется, что ты оцениваешь меня и высказываешь обо мне суждения. На самом деле ты оповещаешь мир, что ты боишься, ты в панике, тебя пугает моя нечуткость, ты мокрый и плохо пахнешь.
Успокойся. Возьми себя в руки.
Есть и хорошие новости для тебя. В Свердловске начали производить свой хамон.
Хочешь хамону?»
РУБЛЁМ РУСОФОБИЮ НЕ ПЕРЕШИБЁШЬ
Владимир ЛИНДЕРМАН
29.12.2014
Владимир Линдерман: экономические контакты сами по себе не сближают народы

«Торговля сближает народы... где хорошо торгуют, там не воюют...» – эта «истина» уже миллион раз доказала свою несостоятельность, но люди в неё по-прежнему верят. И не только доверчивые массы, но и политические лидеры.
Читаю мемуары Густава Хильгера, проработавшего советником германского посольства в Москве все 1920-30-е годы, вплоть до дня немецкого вторжения в СССР. Отличные были экономические отношения между Советским Союзом и Германией, и до прихода национал-социалистов к власти, да и при них тоже. Тонны, проценты, кубометры... Советская индустриализация была бы невозможна без немецких поставок, немецкая промышленность сдулась бы без советских заказов – взаимная выгода налицо. С Италией торговля тоже шла бойко. Однако это не предотвратило войну.
Или вот – современная Латвия. Газ – российский, грузы в портах – российские, вагоны и фуры ездят из России и в Россию, в дышащую на ладан латвийскую промышленность инвестируют граждане РФ, виды на жительство покупают почти исключительно граждане РФ, самый денежный турист – российский, рыбоконсервная промышленность выживает только за счёт российского рынка и т.п. И что, народы стали братьями? Ничуть. Наоборот, растёт накал антироссийской пропаганды и тратятся бешеные (по латвийским меркам) деньги на закупку на Западе всякого-разного стреляющего железа для отражения «российской агрессии»...
Наитеснейшие экономические контакты сами по себе не сближают народы. Пора это признать.
Конечно, я думаю об Украине. Российская политика по «привязыванию» к себе Украины строилась исключительно на финансовых схемах, которые должны были обеспечить лояльность украинцев. Тогда как украинские националисты и их западные кураторы, вероятно, тоже не пренебрегая схемами, ставку сделали на перевоспитание, переделку людей. Выражаясь старомодно по-советски – на идеологическую работу. Сейчас в ходу термин «информационная война», но «идеологическая работа» в данном случае – точнее, потому что речь идёт не о сиюминутных реакциях на то или иное событие, а о формировании устойчивого мировоззрения, которым человек руководствуется всю жизнь.
Это мировоззрение можно кратко описать формулой «Украина – не Россия». Его суть: надо «вычистить» Россию, русскость – из политики, истории, культуры, языка, психики, чтобы недо-Украина превратилась в «настоящую Украину». Произвести дерусификацию всех сфер жизни.
Националисты победили в войне мировоззрений, а как могло быть иначе, если Россия на эту войну попросту не явилась? И сейчас жители Донбасса и русские добровольцы платят кровью за эту неявку.
Экономическими методами нельзя победить воинствующий национализм. Будут украинцы жить хуже – им объяснят, что в этом виновата Россия. Будут жить лучше – им скажут, что чудо произошло благодаря несгибаемости украинской нации перед москальским диктатом. Националистическое мировоззрение формирует у детей школьный учитель, а самого учителя формирует преподаватель вуза. Конечно, с подачи государства и при активном содействии СМИ, литературы, мифотворчества под видом «науки» и т.п. Газ, нефть и прочие тонны-кубометры тут не при чём.
Очень скоро та же проблема встанет в полный рост в Казахстане и Белоруссии. Оба «батьки», скорее, сдерживают рост националистических настроений, не дают им выплеснуться в радикальных формах, но они же отчасти и используют эти настроения в своих политических интересах. И я не вижу стремления России помешать росту национализма даже в странах-союзницах. Опять, как и в случае с Януковичем, в ход идут схемы, рассчитанные на то, что Лукашенко и Назарбаев будут править вечно и с ними как-то удастся столковаться. А вузы и школы, между тем, производят конвейерным способом юных националистов, которые убеждены, что «Казахстан – не Россия» и «Белоруссия – не Россия». И те же «батьки», хоть сами и не болеют русофобией, будут вынуждены следовать за модным трендом.
Что может сделать Россия?
РАССКАЗ: НА ПОДХВАТЕ
Николай ДОРОШЕНКО
26.12.2014
В райбольнице, где Татьяна работала медсестрой, все только и говорили о том, что раз уж в городе на главных зданиях вместо российских стали появляться донецкие флаги, то, в отличие от Крыма, Донбасс без войны в Россию не возвратится.
И дома Татьяна у своего сына Славика выпытывала:
– А что там у вас на работе говорят?
– Мам, не сходи с ума, – отвечал ей Славик неохотно, хотя сам пристывал к телевизору, когда сообщались новости из Москвы или Киева.
На всякий случай строго-настрого приказала она Славику, чтоб по пути из поликлиники, где он работал ренгенологом, нигде не задерживался.
– Иначе я буду переживать…
Но Славик всё свободное время и раньше, и теперь просиживал за компьютером в своей постной комнатке, где кроме бордового дивана, столика, стульчика, узкого платяного шкафа и цветастой вазы на шкафу, к двадцатипятилетию от поликлиники ему подаренной, ничего и не было.
До недавнего времени ютился здесь в белом пластмассовом стаканчике ещё и кактусик, но – усох и был выброшен в мусорное ведро.
– Мне запретил поливать, мол, заливаю я, а сам его уморил, – жаловалась Татьяна своей сестре Людмиле, когда та заходила к ним. Потому что ни на что не жаловаться уже не могла.
Людмила же, привыкшая её, безмужнюю, всегда и во всем наставлять, переводила разговор на другое:
– А вот у меня, в отличие от тебя, голова болит не о том. Да Славику твоему уже под тридцать! И, значит, кактус его должен был усохнуть по девке какой-нибудь, а не по другим причинам. Слу-у-ушай, а не ренген ли влияет на него, а? Ну, вот скажи, почему ты не хочешь, чтобы Славик халат свой белый выкинул и пошёл к моему Сашку в фирму работать? Зарплата была бы – не сравнить! Ну, мать ты ему или не мать?
А Татьяне от таких её разговоров становилось обидно. Не потому, что у Славика, всё-таки выученного ею, простою медсестрой, на врача-ренгенолога, теперь зарплата была не как у шофёра какого-нибудь, а потому что и сам Славик сказал ей однажды: «Мам, если я кому-то завидую, то только сиротам… Ну, дай ты мне своим умом пожить!»
Но и страдала Татьяна, когда иногда издали видела, как её Славик, почти двухметровый, сунув по два своих пальца, потому что больше не помещалось, в карманы тесных джинсов и, растопырив локти, как пойманная за жабры щука, глядел на хлопцев, сплошь вроде бы более мелких, но бойких и в камуфляжах своих да с автоматами – будто железных.
И словно не предупреждала, а скрытно утешала его:
– Ты не вздумай к этим воякам даже и близко подходить… А то потом на тебя покажут, ты ж и самый виноватый окажешься…
А вскоре и стрельба началась уже ежедневная. И Славик с работы приходил всё позже, и за ужином с обычной своей неохотой рассказывал:
– Даже и к нам в поликлинику сегодня с улицы притаскивали раненых… Так что я чуть ли не за хирурга... Ну, резать, конечно, не резал, а легко раненых обрабатывал… Один хлопчик годиков двух, не больше… Мать его, как кролика, на коленях своих держала в коридоре, а я бинты накладывал… Но не сильно его задело… Так, легонечко…
И ковырялся вилкою в тарелке, на котлету не глядя.
А она ему даже и рассказывать не стала про то, как накануне в скверике увидела в траве чью-то руку вместе новеньким, от блузки женской, рукавом – оторванную и, видимо, при эвакуации трупа не найденную.
Бывало, что кто-то попадался ей на глаза распластанным на тротуаре и она, как медсестра весь обморочный, но живой люд суровейше утешала: «Счас пульс пощупаю, мож, он живой!», бывало, кровища на асфальте попадалась свежая, а бывало, уже бурая, без дождей ссохшаяся, так что быстро стала Татьяна привычной ко многому, но – руку эту в траве увидела, и в глазах, даже у нее, у медсестры со стажем, помутнело.
НА ВОЙНЕ ОБЪЕКТИВНОСТИ НЕТ
Евдокия ШЕРЕМЕТЬЕВА
26.12.2014
Евдокия Шереметьева об эмоциях от посещения Донбасса

Долго думала, какие слова написать, подобрать.
Как описать увиденное, прочувствованное.
Как?
Мне пишут – ты на все смотришь через призму эмоций, поэтому необъективна.
Отвечу: невозможно приехать туда, и смотреть не через призму эмоций. Любые точки зрения – они всегда необъективны. Потому что её, объективности, просто нет. Тем более – на войне.
Есть только люди, которые смотрят.
А ещё есть нелюди. У которых нет эмоций, зато есть масса инстинктов.
Для меня слово война, всегда было чем-то далеким. Ну, то есть, не хочу сказать, что это понимала. Но только теперь знаю, что это была лишь абстракция в голове.
Конечно, переживала за сербов, когда их бомбили. Конечно после просмотра видео, фотографий страдала.
Но само слово «в-о-й-н-а» в первую очередь ассоциировалась с Великой Отечественной. Рассказы бабушек, родных и, конечно, книги. Никогда не забуду, как меня впечатлил Маресьев. Прочитала повесть на одном дыхании, не прерываясь. Где-то часа в 4 ночи меня обнаружила мама, прячущуюся на кухне с фонариком. Невозможно было оторваться. Но ты читал, а потом жил дальше. А вот теперь, не могу жить дальше. Потому что война не где-то далеко в Африке. А здесь.

Война и город
Ощущение города совершенно иное.
Это прямо в воздухе висит, когда ты в него въезжаешь.
И дело не в том, что все наводнено военными.
И ты видишь танки на заправках, а на автобусных остановках молодых ребят с автоматами.
И вовсе дело не в том, что город стоит покалеченный.
И как в Апокалипсисе вокруг ходят люди с продуктами, мимо разбитых домов, изрешеченных магазинов и разваленных детских садов. А мимо руин женщины гуляют с детьми в колясках.
Дело просто в самих людях. И самих ощущениях. В воздухе висит что-то непередаваемое, от чего ты понимаешь – Война. И не надо ничего объяснять.
Все находятся в постоянном осознании того что происходит.
Война – не боевые действия, иссеченные дороги от снарядов.
Война – люди. Люди, простые люди, живущие в аду.
Это не абстрактные данные в новостях «погибло столько-то, взято в плен столько-то, пострадало столько-то».
Мы так часто слышим эти фразы, что они остаются где-то далеко. Пустые формальности, за которые мы прячемся, чтобы не знать правду. Чтобы она не секла и не резала нас.
Война – история каждого человека. Каждого человека, конкретного. И каждую историю невозможно слушать. Сердце разрывается на тысячи кусков.
Можно ли его склеить?
Город чинят, по мере возможностей восстанавливают.
Женя постоянно показывает на те или иные здания в центре. Какие-то уже восстановили, какие-то так и стоят все в дырах.
– Видишь? По этому магазину ударили с воздуха. Сам видел. Я тогда залез на крышу - только там ловилась связь. И увидел, в какую сторону, где и куда стреляли с воздуха. А потом прочитал в интернете, что это кондиционеры взорвались. Дуня, понимаешь? Сам видел! А они мне доказывают – все не очевидно, неясно, вы на эмоциях были, вы не специалист.
У Жени уже нет работы, взрослая дочь давно живёт со своей семьёй и ребенком в Киеве. А он занимается тем, что развозит гуманитарную помощь. Своими силами, за свои деньги, в места, где идут боевые действия. Именно он был в Первомайске и увидел катастрофу города, который уже полгода в осаде. Ездит всегда вместе с женой.
– Жень, а зачем вместе? Опасно же...
– Если умрём, то вместе.
Неразлучно. Они и ночью на границе встречали нас вместе.
– Мы одно целое.
– А ещё знаешь, Дуня, сразу понимаешь, кто есть кто. Все отсеялись, как шелуха. А некоторые, с кем и виделся всего-то раза, оказались настоящими людьми. Людьми с большой буквы.
Слушаешь Женю, и понимаешь – нас тоже окружает тысячи людей. Мы думаем они друзья. Мы видим их каждый день. Но мы не можем знать, кто из них и когда вставит нож в спину. А кто всё бросит и поможет, даже если у вас разные взгляды.
– У меня был знакомый один. Денег в свое время занял. Вступил в нацгвардию. Позвонил тут, и говорит «Жди, приеду отдавать долг. С автоматом».
Сижу, и мысленно вычисляю, кто бы из моих друзей бы меня сдал, кто бы нашёл оправдание своей мерзости. Думаю, думаю и не верю.
– Жень, ну не может быть. Вы же дружили! Как такое может быть!
– И не такое может быть.
И, боже, как хочется все время сказать, что это не очевидно, это эмоции, это необъективность.
– Сейчас хоть нет проблем со связью. Когда бомбили Луганск, по счастью, у меня на крыше дома ловилась связь хоть иногда. Залезал на свой страх и риск. И всё видел. Как полыхали дома, как у соседей снаряды в огород падали. А ещё знаешь что? В городе было несколько всего точек, где ловилась связь. Люди туда съезжались. И знаешь что? Туда украинцы лупили из снарядов.
– Женя, ну не может быть! Это случайно же!
Смеётся.
ДОБРОЕ НОВОГОДНЕЕ БРАТСТВО
Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ
24.12.2014
«Голубые огоньки» ХХ века

В наше время, наверное, такое название не прижилось бы, слишком много появилось лишних ассоциаций: «Голубой огонёк». Идея «Огонька» напоминала праздничную сцену фильма «Карнавальная ночь», который к тому времени стал гвоздём новогодней телепрограммы. Гости разместились за столиками, ведущие остроумны и обаятельны, один за другим перед ними выступают любимцы публики – певцы, танцоры, юмористы. Выигрышная режиссёрская схема, идеальная для скромных возможностей тогдашнего телевидения, – честь изобретения принадлежит Алексею Габриловичу. А название пришло не сразу: с весны 1962-го перепробовали несколько вариантов: «Телевизионное кафе», «На огонёк», «На голубой огонёк». Праздничные телеконцерты бывали и раньше, но впервые телезрители встречали Новый год с классическим «Голубым огоньком» 31 декабря 1962 года. При Брежневе добавилась традиция телевизионного новогоднего обращения одного из руководителей страны: в этой роли в разные годы выступали сам Леонид Ильич, Косыгин и Подгорный. Но эта официальная десятиминутка шла отдельно, в канву праздничного застолья вожди не вмешивались.
В строгом контексте советского телевизионного стиля новогодняя ночь была по-настоящему волшебной, неординарной. Это были из ряда вон выходящие эфиры – и в этом причина их острой популярности. Видео¬магнитофонов не было, сетевых видеоархивов – тем более, поэтому нужно было ловить момент. Вот Лемешев исполняет новую новогоднюю песню Пахмутовой «Снегурочка». Поёт взволнованно, как будто у него дыхание перехватывает от нежности – неповторимый, сразу узнаваемый нашенский соловей. В обыкновенном концерте его бы просто объявили, не забыв о звании народного артиста СССР, а в «Огоньке» всё начинается с шутливого разговора. Лемешева встречают женщины советского телеэкрана – знаменитые дикторы 60-х. Он удивляется: «А я вас всех знаю!»
А вот с Новым годом поздравляет нас олимпийский чемпион по вольной борьбе Александр Иваницкий. Этот стройный тяжеловес за всю жизнь ни одного очка (!) не проиграл иностранным атлетам! И – его вызывает на борцовский поединок телевизионный богатырь Виктор Балашов. После короткой схватки объявляется ничья, и немного смущённый чемпион произносит поздравления. Балашов – официальный голос державы, но в новогоднюю ночь в нём просыпалось лукавство.
24 декабря одному из лучших – Виктору Ивановичу Балашову – исполняется девяносто лет. Помним и любим его, диктора, актёра, фронтовика! Здоровья вам, Виктор Иванович, и новых встреч с нами – быть может, не только в воспоминаниях о старых добрых временах.
Самый благородный голос советского телевидения звучал не только в программе «Время», но и в авторских передачах о Великой Отечественной: «Победители», «Клуб фронтовых друзей». А в «Огоньках» он веселился, озоровал и умело преподносил вереницу волшебниц «Голубого огонька» во главе с Валентиной Леонтьевой.
В прямом эфире сочинял первые стихи Нового года Роберт Рождественский. Провозглашал тосты за женщин Расул Гамзатов. Улыбались молодым певицам молодые, но уже легендарные космонавты начиная с Юрия Гагарина. А Трус, Балбес и Бывалый норовили выпить лишку, подначивая музыкантов Эдди Рознера. На одном из огоньков участники играли в операторов – и Бабаджанян наводил камеру на Магомаева, когда певец-азербайджанец пел песню композитора-армянина. Искусство выше национальных предрассудков – в те времена это считалось прописной истиной. Кто знал тогда, что в 1987-м едва ли не всех нас потянет в сторону одичания?
Неизменно звучал в «Огоньках» чистый фольклорный голос России – без саксофонов, под балалайки и баяны. Тогда не принято было коверкать интонацию на американский лад. Накануне 1964-го Тамара Стрелкова спела «Ой, снег-снежок», а подхватили её песню шутники, очень серьёзные частушечники Павел Рудаков и Станислав Лавров. На тот же мотив они дали жару: «Эх, снег-снежок, белая метелица. Пишем-пишем, а Госплан не мычит, не телится». Иногда в прямом эфире случалось непредвиденное: как в любом хорошем застолье. Ведущий ещё что-то говорит – а уже звучит песня. И певец Горовец, покачиваясь, под гром хлопушек начинает исполнять фривольную «Дилайлу», которую на всякий случай объявил как «мальтийскую народную». Пожалуй, в тот вечер гости «Огонька» пили не только бутафорское шампанское. Певцы в те годы на концертах неизменно пели вживую, но в телеревю без фонограммы не обойтись.
В конце 70-х шеф телевидения С.Г. Лапин создавал телевидение «для людей и про людей». За столиками новогоднего «Огонька» стало больше передовиков производства. Строители, колхозники, токари, чабаны – разнообразная публика. Да, причёсанные, да, с заученными тостами, но как они искренне смущались. И страна видела в телевизионном зеркале себя, а не гламурное зазеркалье. Вольнодумцев это раздражало – что ж, в наше время они, вероятно, удовлетворены. У нас ведь нынче как? Артисты и продюсеры извиваются у микрофонов и они же улыбаются друг другу за столиками. И – чтоб духу рабочего не было! В 1990 году, помимо пролетариата, из новогодних концертов практически изгнали классику и хореографию. А мусорные шлягеры вскоре уничтожили и саму форму «Огонька».
МАЛАЙЗИЙСКИЙ «БОИНГ» СБИЛ УКРАИНСКИЙ ЛЁТЧИК – КАПИТАН ВОЛОШИН
Владимир СУНГОРКИН, Дмитрий СТЕШИН, Николай ВАРСЕГОВ
23.12.2014
В «деле малайзийского Боинга» появился «секретный свидетель», чьи показания снимают все обвинения с ополчения и России. И объясняют загадочное поведение западных экспертов

Этот человек пришёл в редакцию «Комсомолки» сам. Мы проверили его документы – он не актёр и не подставное лицо. Реальные данные свидетеля мы пока не можем раскрыть – у нашего собеседника на Украине остались родственники и он боится мести и шантажа. Судя по тому, что нам рассказал Александр (назовём его так), – опасения реальны. Мы приводим стенограмму нашего разговора практически без купюр.

ШТУРМОВИК ВЕРНУЛСЯ БЕЗ РАКЕТ
– Где вы находились 17 июля 2014 года, в день, когда был сбит малайзийский «Боинг»?
– Я был на территории Украины, в городе Днепропетровске, посёлок Авиаторское. Это обычный аэропорт. Там в это время базировались истребители и вертолёты. Самолёты регулярно летали, бомбили, штурмовики Су-25 бомбили Донецк, Луганск. Это продолжалось длительное время.
– Самолёты летали каждый день?
– Ежедневно.
– Почему вы предположили, что эти самолёты могли иметь отношение к гибели «Боинга»?
– Несколько причин. Из восьми самолётов, которые базировались, только два с ракетами «воздух – воздух». Они были подвешены.
– Зачем? Шли какие-то авиационные сражения в воздухе?
Нет, на самолёты были подвешены ракеты для прикрытия самих себя в воздухе. На всякий случай. В основном были на подвеске боеприпасы для работы по земле. НУРСы, бомбы.
– Расскажите про 17 июля.
– Регулярно летали самолёты. С утра целый день летали. Во второй половине дня, примерно за час до сбития «Боинга», были подняты в воздух три штурмовика. Конкретно время не помню. Из самолётов один был оснащён такими ракетами. Это был Су-25.
– Вы лично это видели?
– Да.
– Где у вас точка наблюдения была?
– На территории. Конкретно не скажу.
– Вы имели возможность смотреть конкретно, что подвешивается к пилонам самолёта? Вы могли перепутать ракеты «воздух – воздух» и «воздух – земля»?
– Нет, перепутать не мог. Они различаются размерами, оперением, окраской. С головкой наведения. Опознать её очень легко. В общем, по истечении небольшого времени, вернулся только один самолёт, два были сбиты. Где-то на востоке Украины, мне так сказали. Вернулся один самолёт, на котором были подвешены эти ракеты.
– Он вернулся уже без ракет?
– Без ракет. Лётчик этот был очень напуган.
– Вы знакомы с этим летчиком, видели его?
– Да.
– А можете сказать, как его звали?
– Волошин фамилия.
– Он один в самолёте был?
– Да. Самолёт рассчитан на одного человека.
– Имя его не знаете?
– Владислав вроде бы. Не скажу точно. Капитан.
– Капитан Волошин вернулся. Дальше?
– Вернулся с пустым боекомплектом.
– Ракет не было?
– Да.

«САМОЛЁТ НЕ ТОТ»
– Скажите, Александр, самолет вернулся с задания, вы пока не знаете о гибели «Боинга», но вас почему-то удивило отсутствие ракет «воздух – воздух». Почему?
– Эти ракеты «воздух – воздух» не входят в боекомплект основной.
Их подвешивают по отдельной команде. Как правило, самолёты с этими ракетами старались не выпускать в воздух. Потому что эту ракету нельзя часто просто так с собой перемещать в воздухе.
Всего возможны две такие ракеты на этом самолёте. Никогда они раньше не применялись. Они были списаны до этого. Но буквально накануне, за неделю до этого случая (гибели «Боинга». – Ред.), использование этих ракет было в срочном порядке продлено. И они поставились опять на вооружение. Они не использовались долгие годы.
– Почему?
– Ресурс вышел у них. Года старые, ещё советского производства. Но вот по срочной команде у них ресурс был продлён.
– И в этот день их повесили на самолёт?
– Они все время стояли с этими ракетами.
– Но не летали?
– Старались поменьше их в воздух пускать – каждый полёт снижает ресурс. Но в этот день самолёт полетел.
– И вернулся он без них?
– Да. Зная немножко этого лётчика... (вполне возможно, когда сбили два этих самолёта у него на глазах), у него была просто испуганная реакция, неадекватная. Мог от испуга или в целях мести запустить ракеты в «Боинг». Может, он принял его за какой-то иной боевой самолёт.
– Эти ракеты с самонаводящимися головками?
– Да.
– Когда он их нажал, они стали искать цель?
– Нет. Летчик сам фиксирует цель. Потом запускает ракету, и она уже летит на цель.
– Эти ракеты лётчик мог применить по наземным целям?
– Это бессмысленно.
– Что вам ещё запомнилось в этот день? Что говорил лётчик?
– Фраза была им сказана, когда его из самолёта вывели: «Самолёт не тот». И вечерняя фраза была, вопрос одного летчика к нему, к этому же, к Волошину: «Что там с самолётом?» На что тот ответил: «Самолёт оказался в ненужное время и в ненужном месте».
ДЬЯВОЛ ВСЕГДА ВЫСТАВЛЯЕТ СЧЁТ
Дмитрий АЛИМКИН
22.12.2014
16 декабря на заседании Совета безопасности республики в Минске Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил о том, что насторожен позицией российских властей в отношении республики и хочет выяснить, какие цели они преследуют в действительности. А вот в отношениях с Западом, напротив, – намечается идиллия. В Нью-Йорке недавно прошёл Белорусский инвестиционный форум. Белорусскую делегацию возглавил премьер-министр, а от американцев главным был заместитель помощника госсекретаря. И хотя дипломатический протокол был нарушен, многие эксперты и журналисты назвали данное мероприятие весьма успешным для Белоруссии. В связи с резким потеплением отношений белорусского режима с Западом, вспоминается сразу несколько исторических аналогий и, в первую очередь, история послевоенной Югославии.
В 1945 году значительную часть территории Югославии освободили партизаны-коммунисты под руководством Иосипа Броза по кличке «Тито», притом без помощи советских войск. Отчасти по этой причине, отчасти из-за неслабых амбиций югославского тёзки, отношения со Сталиным довольно быстро испортились. После провала попытки создания Балканской федерации в составе Югославии, Болгарии и Албании (а в перспективе, возможно, и других соцстран) в 1948 году между Югославией и СССР произошёл разрыв.
В 1950 году в Югославии случилась засуха, и югославское правительство обратилось за помощью к США. После принятия Конгрессом США «Закона о чрезвычайной помощи Югославии», из фондов плана Маршалла Югославии было выделено 50 млн. долларов. Великобританией был предоставлен кредит на сумму 3 млн. фунтов стерлингов. В 1951 году США, Великобритания и Франция открыли программу безвозмездной помощи Югославии для покрытия дефицита платёжного баланса. В Белграде были открыты экономические миссии этих государств. Кредиты также предоставила Западная Германия. Всемирный банк в 1951 году предоставил Югославии кредит в 28 млн. долларов.
По соглашению между США и Югославией от 14 ноября 1951 года, американцы поставляли югославам военное снаряжение и материалы. Со своей стороны Югославия приняла на себя обязательства использовать американскую военную помощь для выполнения оборонительных функции на Балканах в интересах Запада. США открыли для Югославии свой рынок, правда, на не совсем хороших условиях. Однако Югославия успешно уклонялась от включения в систему НАТО.
В 1951-1952 годах с Югославией были заключены новые или возобновлены старые торговые договоры и финансовые соглашения США, Англией, Францией, Западной Германией, Италией, Австрией, Бельгией, Швецией, Грецией. До середины 1955 года общая сумма экономической помощи составила 598,5 млн. долларов. Помимо того, за счёт американской помощи было построено 37 новых военных заводов, и получено огромное количество разнообразного вооружения.
Однако после смерти Сталина и конфликта с Италией с передачей Триеста Тито напомнил своим западным друзьям, что ухаживания не должны заходить слишком далеко. Дипломатические отношения с СССР были восстановлены. Но опять же – на некотором расстоянии. Югославия не подписала Варшавский договор, а в СЭВ заняла позицию наблюдателя. Ничего не напоминает?
Прилавки югославских магазинов ломились от импортных товаров, правда, при этом присутствовали инфляция и безработица. Граждане Югославии могли без особых проблем выезжать за границу, и частенько уезжали на заработки. В СССР порядок выезда в Югославию был аналогичным выезду в капстраны. В Чехословакии в 80-е я сам видел формулировку «товары, импортированные из несоциалистических стран и из Югославии». Вот такая была своеобразная соцстрана.
После съезда правящей партии в 1965 году начались новые экономические эксперименты по скрещиванию социализма с капитализмом. Особых успехов они не принесли, но за счёт западной помощи население не ощущало плачевного состояния экономики.
Новая конституция 1974 года предоставила входящим в федерацию республикам самостоятельно выходить на внешний рынок, в результате чего задолженность начала расти как снежный ком. Процесс пошёл. В 1976 году долг составлял 7,9 млрд. долларов, в 1978 году его сумма увеличилась до 14 млрд. долларов, а к концу 1980 года долг составил 20 млрд. долларов. К тому времени попытки обуздать практику заимствований стали рассматриваться как посягательство на полномочия республик.
После смерти Тито в 1980 году внешний долг Югославии уже никто даже не мог точно назвать. К 1983 году страна стала банкротом. Только за один 1983 год даже по официальным данным цены выросли на треть, безработица достигла 14%, а вывоз капитала за все кризисные годы составил около 12 млрд. долларов (не теперешних). К концу 80-х экономическая ситуация стала катастрофической. Только за декабрь 1989 года инфляция составила 2800%. Зарплату возили грузовиками. Чем всё закончилось – известно. Кровавой баней.
НОВОРОССИЯ-ЛЮБО!
Александр ПРОХАНОВ, Николай КОЗИЦЫН
15.12.2014
Беседуют главный редактор «Завтра» и атаман Всевеликого Войска Донского Николай Козицын

Александр ПРОХАНОВ: Николай Иванович, мы повидались с тобой не в ресторане и не на светском приёме. Повидались на передовой.
Николай КОЗИЦЫН: А мы с вами только на войнах и встречаемся, Александр Андреевич. Вы от меня далеко не отошли. Или я от вас.
Война эта у меня уже пятая. Приднестровье, Абхазия. Ингушско-осетинский конфликт, Чечня и первая, и вторая. Я тогда от Совета Безопасности занимался пленными. Довелось прийти и сюда. Я же родом с этих мест: родился на Донбассе – в Донецкой области, город Дзержинск. Я – донской казак, а Донбасс – Область Войска Донского. Так что это – моя земля. И пришли мы сюда, чтобы защитить Россию. Потому что от границы до меня – 30 километров. Я казак, люблю все народы, а хочу быть казаком. Когда приходят тяжёлые времена, вспоминают о казаках. Мне на других войнах было проще. Мы же привыкли воспринимать, что Украина – это свои, родственные люди. А когда начинаем разбираться, кто тут за армией стоит… А кто такой украинец? Кто стоял у края государства. Мы и сегодня стоим у края – у границы России. Россия для нас превыше всего. Для меня никогда не стоял национальный вопрос. Всегда говорю, что Россия – это сплав российской короны, и каждый народ – бриллиант в этой короне. Мы всегда были, есть и будем защитниками России со всеми её сильными, красивыми, одарёнными, может быть, и глупыми, кто не понимает, людьми. Но будем воевать за всех.
Александр ПРОХАНОВ: Как ты в эту кампанию вошёл?
Николай КОЗИЦЫН: Мы видели, как националисты карту свою разыгрывали – потихоньку, потихоньку. Предвидели, что как будет. Ну а исторически это – Область Войска Донского. У меня была юридическая база – на территории Восточного Донбасса было четыре округа: Луганский, Донской, Донецкий и Харьковский.
Только поначалу было у меня недопонимание, почему они это делают. А сейчас ясно-понятно, что Донбасс – кладовая мировых запасов: уголь, золото, уран.. Вот почему они всё это делали – они уничтожали менталитет. В Киеве оголтелая пропаганда началась против России, Донбасса, националисты зашли сюда, начали «Беркут» палить. А «Беркут» был практически из ребят юго-восточных регионов. И мы поняли, что ждать беды. И на основании тех подразделений, которые были, я уже начал немного организовывать, формочку надевать камуфляжную… И когда укры попёрли, мы были готовы, у нас были сформированы подразделения: хутора, станицы, округа. Когда я 3 мая вошёл в Донбасс, сразу организовал первый гарнизон – у меня было 250 человек. Ну, и пошло.
Александр ПРОХАНОВ: Казак формируется не только на пашне, а на войне. И эта война, как, наверное, и приднестровская, является этапом формирования казачества в его новой фазе.
Николай КОЗИЦЫН: Нельзя с вами не согласиться. Казаки – не только хлебопашцы, не только работающие у станка, за рычагами тракторов. Сейчас их мужество и дух проявляются – дух отцов, дедов. Иногда задумываюсь: такие бои страшные были, и мы выходили победителями. Нас 700-800 человек выступало против трёх-пяти тысяч. И вспоминаются исторические Азовские сидения, когда пять тысяч против двухсот пятидесяти тысяч турок выступали. Кто им помогал? Покров Матери Божией, которая нас хранит, Отец наш Небесный. Мы – православные, мы право славим. Казаки – воинство Христово. Без бога – ни до порога. Молебны устраиваем и по праздникам, и перед боем. Святые отцы приезжают к нам. Привозили на позиции икону Матери Божией, привозили список Казанской Божией Матери. Не крещённых крестим, проводим обряды. Свадьбы играем. Молодые ребята женятся – всё по православным канонам.
А воинство у нас какое? Когда я пришёл, ко мне люди – толпами. Я: поднимите руку, кто служил в армии. С сотни 7-8 человек – из шахтёров Донбасса. Сколько сержантского состава? Один из семи. Сколько офицеров? В ноль! Офицеров у меня не было. Я создал здесь школу снайперов, гранатомётчиков, пулемётчиков. Мы закрыли небо! ПЗРК, тяжёлые пулемёты, Зушки у нас, танки, БТРы. Я в спецназе ГРУ служил, из всего стреляю, всё вожу, всё решаю, у меня нет нерешаемых проблем. И мы учим молодых всему тому, чему старшее поколение учило нас. Советская школа – кто бы как ни мудрил и как бы к ней ни относился – самая мощная школа была. Самое мощное образование, люди жили с пониманием завтрашнего дня. И сегодня мы работаем, чтобы завтра наше было счастливым. Нам интересы России ближе всего.
1 ... 2 ... 3 ... 4 ... 5 ... 6 ... 7 ... 8 ... 9 ... 10 ... 11 ... 12 ... 13 ... 14 ... 15 ... 16 ... 17 ... 18 ... 19 ... 20 ... 21 ... 22 ... 23 ... 24 ... 25 ... 26 ... 27 ... 28 ... 29 ... 30 ... 31 ... 32 ... 33 ... 34 ... 35 ... 36 ... 37 ... 38 ... 39 ... 40 ... 41 ... 42 ... 43 ... 44 ... 45