Русская поэзия начала - середины XX века | Сергей Есенин
Сергей Есенин
1895-1925
Сергей Александрович Есенин родился в крестьянской семье, в селе Константинове Рязанского уезда Рязанской губернии 21 сентября (3 октября н. с.) в 1985 году. С малых лет был отдан на воспитание зажиточному деду. Учился в сельской школе, затем − в церковно-учительской школе в Спас-Клепиках. Летом 1912 г. приехал в Москву, к отцу, работающему приказчиком у купца. Работал корректором в сытинской типографии. Вошел в Суриковский художественно-литературный кружок. Первые поэтические опыты пробуждаются рано. Некоторое время в юности Есенин сочинял, по собственному признанию, "только духовные стихи" и лишь по просьбе школьных товарищей решил "попробовать себя в стихах другого рода". Подготовленный летом 1912 г. сборник юношеских стихов "Больные думы" остался при жизни поэта неопубликованным. Начал печатать стихи в мелких московских журналах. В марте 1915 г. появился в Петрограде. Познакомился с Блоком, Городецким, Клюевым. Привлек к себе большое внимание. Издал первую книгу стихов "Радуница" (начало 1916 г.). В апреле 1916 г. призван в армию, служил в санитарном поезде. В пооктябрьские годы создал множество прекрасных произведений, став великим национальным поэтом. В 1918 г. в Петрограде выходит вторая книга стихов Есенина «Голубень», подтвердившая талант Есенин как самобытного поэта крестьянской России. Живая поэзия Есенина воплощает красоту мира во всех ее проявлениях. Есенину был присущ феноменальный дар тонко воспринимать едва ощутимые состояния и неуловимо ускользающие мгновения бытия природы. Поэт слышал и "звон надломленной осоки", и то, как "нежно охает ячменная солома, свисая с губ кивающих коров". Образами природы у Есенина пронизана и любовная лирика. Женские образы в его поэзии кажутся прямым порождением мира идеального и мечты и тем не менее обладают чертами соблазнительной земной, полнокровной жизни. Таково, например, стихотворение "Не бродить, не мять в кустах багряных..." (1916); неземная красота его героини созвучна лучшим образцам классической любовной лирики. Начиная с 1917 г. Путь Есенина становится все более противоречивым. Во вневременный, гармонически цельный мир есенинской Руси вторгается теперь история. Об этом говорят уже сами заглавия новых книг поэта: «Преображение» (1918), «Пугачев» (1922), «Песнь о великом походе» (1925), «Русь советская» (1925). И лирика, и образ лирического героя, и сам облик поэта резко меняются, приходит поэзия «бунта». Есенин принимает участие в двух сборниках «Скифы» (1917, второй помечен 1918 г.), выпущенных ориентирующейся на левых эсеров одноименной литературной группой, вдохновляемой идеологом мистического, мессианского социализма Р. В. Ивановым-Разумником. Есенин и Н. Клюев превозносятся им как поэты-пророки «России будущего». В стихах Есенина появляется мотив вызова старой патриархальной России (поэма «Инония», 1918). Есенин отказывается от Христа, проклинает Китеж и Радонеж как символы святой Руси и грозится «выщипать Богу бороду и «вылизать» на иконах «Лики мучеников и святых». В 1919 г. Есенин - один из создателей (вместе с А. Мариенгофом, В. Шершеневичем и Р. Ивневым) русского имажинизма, целью которого для него было не только «проведение в жизнь силы образа», но и отдаление от патриархальной России, от клюевского «избяного космоса» и сближение с урбанистическим миром, с полной морально-нравственной раскрепощенностью «цивилизованного» человека. Прельщала в имажинизме Есенина и возможность заявить о своем «европеизме», освободиться от сковывающего его амплуа «пастушеского» поэта. Есенин вступает в полосу своего продолжавшегося до последних дней богемного существования. Женившись в 1922 г. на знаменитой американской танцовщице Айседоре Дункан, он затем более года проводит с нею в турне по Европе и Америке. Последние годы жизни Есенин были отмечены трагическими противоречиями. Высвобождение из-под власти патриархальной Руси и сближение с цивилизованным миром не только не обогатило, но нанесло немало жесточайших ран самочувствию поэта. В 1924-25 гг. он создает такие шедевры, как книга стихов «Москва кабацкая» (1924), поэма «Черный человек» (1925). И все же в борьбе власти против "старой", исконной России с её прежде всего «пахотной идеологией» Есенин решительно встал на сторону последней. В его поэзии присутствует сочувствие разгромленному повстанческому крестьянскому движению, с одной стороны, и скрытое сопротивление, страх перед бездуховностью, перед насилием - с другой: «Сорокоуст», «Мир таинственный, мир мой древний...» (1921); то же самое в драматических поэмах «Пугачёв» и «Страна негодяев» (1922-23). Попытка поэта приглядеться к «новизне» послереволюционной деревни утешительных результатов не приносит («Возвращение на родину», 1924). На родине он только и видит что взметнувшуюся «колокольню без креста», в избе выброшенные с божничной полки сестрами-комсомолками иконы, вместо которых «на стенке календарный Ленин». Он так и уходит из жизни с поэтическим взором, более обращенным в свой внутренний мир, нежели во внешнюю действительность. Все настойчивее звучит в его поэзии тема приближающейся смерти. Жизнь Есенина трагически оборвалась в Ленинграде, в гостинице «Англетер» при невыясненных обстоятельствах в 1925 году. Похоронен поэт в Москве на Ваганьковском кладбище.    Свернуть...
Живой Есенин
Кинохроника с С.А. Есениным
Сортировать:
по популярности
1. Живой Есенин   Кинохроника с С.А. Есениным
2. Голос поэта  Сергей Есенин читает свои стихи
3. Сергей Есенин  Цикл передач
4. Сергей Есенин  Цикл передач
5. Татьяна Фёдоровна Есенина  Воспоминания матери С. Есенина
6. Дорогие мои! Хорошие!  Действующие лица: Татьяна Есенина, Екатерина Есенина, Светлана Есенина, Сергей Есенин, Надежда Вольпин, Наталья Шубникова-Гусева, Людмила Занковская, Анатолий Прокопенко, Эдуард Хлысталов, Виктор Кузнецов, Сергей Безруков
7. Музей Сергея Есенина в Москве  Полная экскурсия по музею
8. Сергей Есенин. 1925 - 2010  Документальный фильм о гибели Сергея Есенина
СТИХИ
СТИХИЯ ВЕТРА
Михаил ЛОБАНОВ

Живая клетка в природе − это чудо, неразрешимая до сих пор тайна, перед которой убого-примитивна любая синтетика с её блеском и новизной. Интуитивность образа у Есенина заключает в себе такую содержательность, в сравнении с которой плоскими, крайне элементарными были бы любые рационалистические рассуждения о тайне «земли глагола». Одно из главных свойств есенинского образа − жизненная конкретность, цельность. У Есенина образ возникает из органично-жизненных подробностей, из живой бытовой картины.
У Блока основой образа становится музыкальность стиха, призванная заворожить читателя, ввести его в русло лирического настроения. Музыка была для Блока началом, основой мирового бытия. Широко известны его слова: «Слушайте музыку революции». Эта музыка стала, говоря словами самого поэта, «сокрытым двигателем» его поэмы «Двенадцать».
Совершенно иная природа отражения революции в поэзии Есенина − непосредственно через трагедию чувства, внутренние противоречия личности самого поэта, через психологическую борьбу старого и нового в сознании. Драматизм усугублен тем, что в поэзии Есенина нашла обостреннейшее выражение не только личная судьба поэта. Пронзительность его лирики нельзя понять вне судьбы русской деревни, оказавшейся на историческом острие. Есенин не знал, что Блок называл «проклятием отвлеченности» (считая это своим недугом); социально-историческая глубина и конкретность противоречия поэзии Есенина проявляются в самой жизни чувства лирического героя. В известном значении поэзия Есенина – это история души поэта, тех внутренних, духовных процессов, которые происходят в нем и в которых преломляется общее, характерное для времени.

СЛОВО О ЕСЕНИНЕ
Юрий ПРОКУШЕВ

В 1814 году в «Вестнике Европы» за подписью «Александр Н. к. ш. п.» впервые было напечатано стихотворение Пушкина – «К другу стихотворцу». Ровно через сто лет, в 1914 году, в журнале "Мирок" за подписью "Аристон" было впервые напечатано стихотворение Есенина «Берёза». Эти сто лет в русской поэзии по праву могут быть названы эпохой Пушкина. Могучий, всеобъемлющий пушкинский гений оказал решающее влияние на стремительный взлет поэзии XIX века.
Лермонтов, Некрасов, Кольцов, Никитин, Тютчев, Майков, Фет... Всем своим творчеством, жизнью и прежде всего своими новаторскими, глубоко национальными произведениями именно Пушкин проложил для них главные вехи на пути к высотам русской и мировой поэзии. Конечно, каждый из этой блистательной плеяды был рожден своим временем, каждый был самобытен и талантлив, и вместе с тем каждый, несмотря на свои личные художественные пристрастия, испытал на себе, на своем творчестве огромное воздействие Пушкина, каждый стремился к вершинам «нагой» пушкинской простоты.
В конце XIX и особенно в начале XX века многим казалось, что знамя реалистической поэзии поблекло. Нашлись даже «теоретики», «доказывающие», что реализм себя исчерпал. Иные горячие головы призывали сбросить с «парохода современности» Пушкина, Толстого, Достоевского... 
«ДУША ГРУСТИТ О НЕБЕСАХ…»
Анатолий БАЙБОРОДИН

Трагедия   поэта  Сергея Есенина


Господь даровал ему душу нежную, а рязанская деревня – с рекой Окой, белесыми осенними лугами и желтоватыми берёзовыми гривами – влилась в душу полевой славянской песней, похожей на птичий пересвист-перезвон, когда рассветная синева ласково и тихо коснётся неба, и в тающем  сумраке  холодно и призрачно оживут косматые ивы у реки, копны сена, косые прясла поскотины,   огородные тыны, амбары, избы, когда петух расплескивая ночь, оглашено пропоет зарю и ответно промычит корова и уж озорной пастух зазывно постучит в калитку...


* * *

Славили Есенина все, кому не лень и кому было выгодно. Лишь теперь немного, приутихли, когда инославные вновь соблазнили народ, полонили и на русское песенное слово вышел запрет. А ещё недавно вопили славушку поэту: и порочный малый, стихоплёт, с крылом волос, как с чёлкой конской, укрывшей бесноватый глаз; и женственный  певец с косичкой и серьгою в ухе; и раздобревший и лукавый пустобай; и хулиган-жиган из подворотни; и с жирными перстнями душегубец-вор; а с ними и барыги,  и правители, иноверцам продавшие Русь. Все они славили рязанского поэта, и, размазывая по лицу мутные, хмельные слезы, мусолили  «хулиганские» стихи. Но славушка от них, что ославушка, будто и не славили, – изгалялись над бедной деревенщиной, заблудшей в каменной чащобе. От таких похвала, что хула.
И сквозь блудливую хвалу слышно, – ветер гудит на одичавшем русском поле, и деревенская старушка в «старомодном ветхом шушуне» – страдалица Россия – христарадничает, просит милостыню на церковной паперти. А в деревне гиблой воет древний пёс, и сквозь вой, сквозь гул и посвист ветра слышно – вроде, с могилок сельских, заросших дурнопьяною травой, –  Есенин плачет, слезно молит:
Чтоб за все за грехи мои тяжкие,
За  неверие в благодать
Положили меня в русской рубашке
Под иконами умирать...