Русская поэзия начала - середины XX века | Георгий Адамович
Георгий Адамович
1892–1972
Георгий Викторович Адамович ‒ поэт и литературный критик. Родился 4 апреля 1892 года в Москве, в семье военного. Учился на историко-филологическом факультете Петербургского университета. Писать стихи начал будучи студентом. В 1916 году в издательстве «Гиперборей» вышел его первый сборник стихов «Облака». Еще в университетские годы вошёл в литературный мир Петербурга, сблизился с Гумилевым, Ахматовой, Мандельштамом, Г. Ивановым. Вскоре после революции стал членом созданного акмеистами «Цеха поэтов», участвовал в одноимённом альманахе. В 1922 году опубликовал второй сборник стихов «Чистилище», открывавшийся посвящением «памяти Андрея Шенье», что намекало на судьбу расстрелянного Гумилева (и в некоторой степени напоминало о Блоке, которого тоже иногда называли «русский Шенье»). Книга укрепила за поэтом репутацию одного из лучших мастеров, продолжавших традиции «петербургской поэтики». Камерная лирика Адамовича была сосредоточена на мотивах одиночества, тоски, обреченности; в поэтике он придерживался акмеистической ориентации. В 1923 году эмигрировал. Поэзия Адамовича 20-30-х оказала значительное воздействие на молодых поэтов русского зарубежья. Он пытался объединить символическую устремлённость в запредельное с акмеистической «тяжестью» слов. В 1939 году в серии «Русские поэты» вышел третий сборник Адамовича «На Западе», который критики считали лучшим из написанного им в стихах. В 1967 году вышел четвёртый и последний сборник стихов «Единство», свидетельствовавший об исключительной строгости автора к себе. В эмиграции Адамович вскоре стал ведущим литературным критиком. Писал о новых книгах, вышедших в России и в эмиграции, о маститых и начинающих, о русских и французских классиках, о новинках французской, а позже и англоязычной беллетристики. Скончался в Ницце 21 февраля 1972 года.   
Фотоальбом
Георгий Адамович
Георгий Адамович
Справа налево: Г. Адамович, З. Гиппиус, Н. Оцуп
Поэты России ХХ век. Георгий Адамович
Телеальманах. Ведущий - Смирнов Владимир Павлович, профессор Литературного института им. А.М. Горького.
Сортировать:
по популярности
1. Поэты России ХХ век. Георгий Адамович   Телеальманах. Ведущий - Смирнов Владимир Павлович, профессор Литературного института им. А.М. Горького.
2. Адамович Г. В. «Ничего не забываю...»  Исполняет Леонид Куравлёв
СТИХИ
МЫСЛИ О РОССИИ
Георгий АДАМОВИЧ

«Есть две России, и уходит это раздвоение корнями своими далеко, далеко вглубь, по-видимому, к тому, что сделал Пётр, ‒ сделал слишком торопливо и грубо, чтобы некоторые органические ткани не оказались порваны. Смешно теперь, после всего на эти темы написанного, к петровской хирургической операции возвращаться, смешно повторять славянофильские обвинения, да и преемственность тут едва намечена, и, думая о ней, убеждаешься, что найти для неё твёрдые обоснования было бы трудно. Есть две России, и одна, многомиллионная, тяжёлая, тяжелодумная, ‒ впрочем, тут подвёртываются под перо десятки эпитетов, вплоть до блоковского «толстозадая», ‒ одна Россия как бы выпирает другую, не то что ненавидя её, а скорей не понимая её, косясь на неё с недоумением и ощущая в ней что-то чуждое. Другая, вторая Россия… для неё подходящих эпитетов нашлось бы меньше. Но самое важное в её облике то, что она не сомневается в полноправной своей принадлежности к родной стихии, не сомневается и никогда не сомневалась. Космополитизмом она не грешна: «космополит ‒ нуль, хуже нуля», сказал, если не изменяет мне память, Тургенев в «Рудине». На что бы она не натолкнулась, в какие пустыни ни забрела бы, она ‒ Россия, дух от духа её, плоть от плоти её, и никакими охотнорядскими выталкиваниями и выпираниями, дореволюционными или новейшими, этого её убеждения не поколебать».
БЕЗУКОРИЗНЕН, КАК ЕГО ПРОБОР
Евгений ЕВТУШЕНКО

В 62-м году в парижском такси мы поссорились с моей тогдашней женой Галей. У нее был характерец весьма упрямый, как, впрочем, у всех моих последующих жен, и она ни за что не хотела уступать, вызывающе упорствуя. В конце концов я не сдержался, и у меня, к сожалению, сорвались три слова, одним из которых было ни в чем не повинное слово «мать», что, поверьте, случается со мной крайне редко. Шофер такси, с благородной сединой, выбивавшейся из-под форменной фуражки, кашлянул и сдержанно, но твердо сказал: «Господа, я хочу вас предупредить, что я – русский. Извините меня, молодой человек, но если даже у вас были интимные отношения с матушкой этой очаровательной молодой женщины, то, право, вас не украшает то, что вы ее об этом оповещаете, да еще в такой грубой форме…» Нечего и говорить, что я остолбенел. Это был один из первых уроков этикета, преподнесенный мне человеком из «белых эмигрантов», как выяснилось впоследствии, участником Ледяного похода генерала Корнилова. Тогда же я познакомился с Георгием Викторовичем Адамовичем. В кафе «Куполь» по одну сторону стола сидел, красиво держа кукольную головку, с прической, разделенной безукоризненным пробором, крошечный петербуржец, законодатель литературных мод русского Парижа, дегустатор слова, полиглот, кавалер ордена Почетного легиона, выступавший некогда вместе с Блоком и Ахматовой. А по другую сторону – не говорящий ни на одном иностранном языке, не знающий, как полагается есть устрицы, слыхом не слыхивавший о запрещенных в СССР Бердяеве, Розанове, Флоренском, пестро одетый, не совсем еще оперившийся поэт со станции Зима, который не так давно пел в детском саду: «С песнями, борясь и побеждая, Наш народ за Сталиным идет». Встреча двух совсем разных воспитаний, двух Россий.