Русская поэзия | Юрий Перминов

Юрий Перминов

 
 
ПЕРМИНОВ Юрий Петрович родился в 1961 году в Омске. Окончил Омский педагогический институт. Работал на заводе, корреспондентом газеты «Омское время», затем её главным редактором. Сейчас редактор альманаха «Тобольск и вся Сибирь». Поэтические сборники: «Первые дороги» (1990), «Потому и живу» (1997), «Пусть город знает» (2007), «Как всякий смертный» (2008), «Свет из маминого окна» (2008) и другие. Лауреат Международной литературной премии «Югра», Международного поэтического конкурса «Золотое перо». Живёт в Омске.
 

  Рождество
"Всем живущим, но забытым..."
"День-деньской в своей родной сторонушке..."
"Так и жил бы до смерти, как нынче, – дыша..."
"Время утицей белой плывёт..."
"Посёлок мой ночными дышит снами..."
Памяти сына Ивана
 

РОЖДЕСТВО

-

Январский день – спокоен, 

                         светел,

как задушевный разговор:

его теплом приютным встретил

Христорождественский собор.

-

И – тени тают ледяные!

Родильный дом – напротив… 

                         На

снегу папаши молодые

родные пишут имена.





 * * *

                             Памяти бабушки

                             Веры Петровны

-

Всем живущим, но забытым, чем я

помогу – окатыш бытия?

-

… Просветляясь горечью вечерней,

умирала бабушка моя –

хрипло выдыхала: «Мне и ныне…

жалко всех…»

                            Немного погодя:

«Всех … жалей…»

                 …Кладбищенской рябине

спасу нет от чёрного дождя –

бабушка её при жизни знала…

Тьма ползёт из каждого угла…

-

Слов бабуля выдохнула мало,

но сказать мне главное – смогла.





* * *

День-деньской в своей родной сторонушке,

может быть, в последний самый раз,

щурясь, греет бабушка на солнышке

косточки свои.

                      Не на показ –

на тепло сердечное сейчас оно.

Слава богу, солнечные дни

проявились.

                      … Многое рассказано

внукам – всё ль расслышали они?

-

А глаза повыплаканы насухо.

Но пока – сердечко не свело

холодом…

                 Бабусе, как за пазухой

у Христа,

                 спокойно и тепло.





   * * *

Так и жил бы до смерти, как нынче, – дыша

миром наших окраин, когда надо мною –

как Всевышнего длань – небосвод…

С Иртыша

сквозняки наплывают – волна за волною.

Незабытым, несуетным прошлым богат

мир окраин моих, словно вечным – планета…

Одинокая память родительский сад

опахнула неслышимой бабочкой света

и вернула меня – на мгновение лишь! –

в мир окраин страны без вражды и лукавства,

но, напомнив о том, что бессмертный Иртыш

двадцать лет из другого течёт государства

и века – из того, где в далёком году

свет мой бабушка деду «Соловушку» пела,

родилась моя мама,

а с яблонь в саду

навсегда в сорок первом листва облетела…





  * * *

Время утицей белой плывёт
на рассвете далёкого мая...

Колыбельную мама поёт,
молодую себя вспоминая...
Это там, где идёт шестьдесят
первый год, где бабусина липа
расцвела, где закаты гостят
над домами барачного типа,
где читается сердцем строка
горизонта родного – веками,
инвалиду войны сорока
нет ещё – из квартиры над нами...

...Наш окраинный мир во дворе
без вражды умещался под вечер,
а потом – на бессмертной заре –
шёл доверчиво небу навстречу...

Месяц – тёплый, как хлеба ломоть.
Звёзды – пышки из райских пекарен.

С неба слушают маму Господь,
молодой мой отец и Гагарин.




       * * *

Посёлок мой ночными дышит снами,
не слышно никакого воронья.
С бессмертными родными небесами
сливается окраина моя.

Полночный свет расходится кругами –
Господь рассыпал звёздную крупу...

Земли не ощущая под ногами,
не выйти на небесную тропу...





ПАМЯТИ СЫНА ИВАНА

В году, уходящем за сферы небесного льда,
где бывшее время сквозь космос безмолвно струится,
где свет возрастает горчичным зерном,
                                               навсегда
остался мой сын…                       

                «Ни единая малая птица
не будет забыта…»*, дарована вечность и вам,
утраты земные…
                             Как мало погрелся от солнца
отцовской любви безоглядный мой мальчик Иван,
мой сын, не познавший нелёгкого счастья отцовства!..

Поверил бы в то, что написано так на роду,
и в неотвратимость внезапных, как взрыв, расставаний,
когда б ни лежали на кладбище в каждом ряду
такие же дети,
                       такие же русские Вани…

*Лк. 12. 6